Санкционный ассортимент

6 августа Владимир Путин подписал указ, запрещающий ввоз в Россию целого списка продуктов из ряда стран, присоединившихся к санкциям против нашей страны. Решение вызвало разные мнения в обществе — от патриотического восторга до тоскливых вздохов об утраченных отныне креветках и дурнопахнущем сыре.

Санкционный ассортимент

Россиян заверяют, что этот шаг даст отечественным сельхозпроизводителям мощный стимул для развития. Но что думают причастные к продуктовому сегменту аграрии, переработчики продуктов и представители общепита, и в состоянии ли они нас прокормить?

Введение ответных санкций обсуждается на всех уровнях и со всех сторон. Федеральные СМИ злорадствуют по поводу убытков, которые несут заграничные фермеры, утилизируя гнилые яблоки и персики, перевозчики, разворачивающие фуры с провиантом на российской границе, европейские производители мяса и молока, требующие компенсаций экономических убытков от Евросоюза.

Судя по комментариям компетентных лиц, санкционное противостояние грозит Европе и США огромными убытками и безработицей. Тем временем запрет на ввоз иностранных продуктов, по мнению аналитиков, чреват для наших потребителей тремя основными проблемами — дефицитом товаров из-за нехватки мощностей и объемов у российских производителей, ростом цен по причине устранения конкурентов и появлению продуктов низкого качества, так как уровень технического оснащения низкий, система контроля развита слабо, а коррумпирована сильно.

Первым о том, что продовольственного дефицита и роста цен не будет, ответственно заявил Владимир Путин, тем самым дав понять политику партии всем игрокам рынка. Заданную тональность подхватили региональные власти. Губернатор Сергей Ястребов, сразу после подписания указа президентом побывав в сельских хозяйствах губернии, отметил, что у жителей Ярославской области нет оснований беспокоиться о нехватке продуктов — местные сельхозпредприятия в достаточной мере обеспечат рынок молоком, мясом и овощами. Есть у Ярославской области и инвесторы, которые готовы вкладывать серьезные денежные средства в развитие сельских производящих и перерабатывающих хозяйств. «Внешэкономбанк» строит несколько современных молочно-товарных комплексов в Ярославском районе, планирует открывать завод по переработке молока, завод комбикормов и завод по переработке мяса.
Но за успокаивающими словами чиновников читается понимание того, что жизнь сильно изменится, а перенастройка наработанных схем займет время и вряд ли для всех пройдет безболезненно.

Новость об отказе от уже привычных «вкусняшек» живо обсуждают сейчас в цехах предприятий и офисах учреждений, у подъездов и на детских площадках. Неунывающие рыбинцы с энтузиазмом вспоминают антикризисные житейские рецепты времен советского дефицита, поездки в Москву за колбасой и полки городских магазинов с пирамидами из банок морской капусты, и вырабатывают стратегии выживания с опорой на собственные ресурсы.

От отечественного производителя

Каких изменений ожидать сейчас, хватит ли на всех провианта и как сильно запрет отразится на наших кошельках, мы спросили у рыбинских производителей и переработчиков. Сразу скажем, что настроение интервьюируемых менялось по мере развития ситуации, от оптимистично-уверенного к филосовски-выжидательному. Не надо быть экономистом или топ-менеджером, чтобы понимать, сколько времени, денежных затрат и желания нужно, чтобы поднять сельское хозяйство хотя бы на доперестроечный уровень.

Александр Малышев, заместитель главы администрации Рыбинского муниципального района по АПК, имущественным и правовым вопросам:

— Я думаю, что запрет ввоза в нашу страну ряда продуктов положительно скажется на работе предприятий Рыбинского района. Наиболее крупные из них — «Волжанин», «Ярославский бройлер», «Залесье» — полностью обеспечивают город и район яйцом, мясом курицы и свинины. В планах этих предприятий — увеличение объемов производства, и, думаю, что запрет лишь поможет им в реализации. У них появился шанс занять свою нишу в Центральном регионе России.

К сожалению, с растениеводством дела обстоят не так радужно. На сегодняшний день у нас в районе нет предприятий, которые массово поставляли бы на рынок овощи и фрукты. И здесь причина не столько в реализации товара, сколько в кадровых проблемах. Люди не хотят идти работать в эту непростую отрасль. Поэтому предприятия и не занимаются выращиванием овощей и фруктов. Но если рассматривать этот вопрос в масштабах области, то такие предприятия есть в Ярославском районе, хотя все же конкуренцию южным регионам России составить довольно сложно.

Леонид Буянов, генеральный директор СПК «8 Марта»:

— Мы с оптимизмом встретили эту новость, ждем, что наша молочная продукция будет более востребована оптовиками. В хозяйстве есть свой перерабатывающий пункт, где мы производим цельное пастеризованное молоко. Со своей продукцией кроме Рыбинска мы вышли в Тутаев, хотели продавать и в Ярославле, но оказались зажаты рынком в отношении объемов. Теперь ожидаем, что отечественная продукция заполнит прилавки, что производители будут получать за сырое молоко столько, сколько оно фактически стоит. Но для покупателя в нашем случае цена не должна увеличиться.

Татьяна Кухарева, директор ООО «Молога»:

— Пока сложно говорить о том, что для нас изменится с введением запрета на ввоз импортных продуктов. Хозяйство производит до пяти тонн молока в сутки, больший объем продать сложно — производители продуктов работают на сухом импортном молоке. Надеемся, что теперь наше молоко будет продаваться по реальной цене. Такая же ситуация и с говядиной: заводы предпочитают замороженное импортное сырье. Если почувствуем спрос на наше молоко и мясо — производство увеличим, возможности есть.

Геннадий Титов, директор СПК имени Ленина:

— К запрету относимся, конечно, положительно, но опоздали с ним, опоздали. Растениеводческие хозяйства почти ликвидировали, возродить сложно — и с деньгами, и с техникой, и с людьми. Правительства сегодня разругались — завтра помирятся, срок запрета очень мал, а как дальше будет – неизвестно. С производством молока — получше, это наше основное направление производства, цены на молоко приемлемые держатся, объемы бы и наращивать можно. Но одна нестельная корова стоит 100 тысяч рублей, государственная помощь — это десять процентов от затрат. Так много мы купим? В сельское хозяйство деньги вкладывать нужно, а денег не дают. Что будет — непонятно, с нами пока никаких предметных разговоров об изменениях не было.

Людмила Костева, генеральный директор ОАО «Волжанин»:

— К ответным мерам относимся, конечно, положительно. Они откроют дорогу своим товарам. Ведь то, что нам поставлялось, — далеко не всегда качественная продукция, не первый сорт, а по остаточному принципу. Теперь старт российским производителям дан — надо осуществлять. Мы давно приняли решение увеличить объемы производства на 30 %. Программу выполняем. Корма, которые на предприятии используются для птицы, — из зерновой группы, отечественные. Может, если не будет экспорта зерна, то и корма подешевеют. Вот некоторые витамины — совместного немецко-российского производства. Судя по всему, их ввозить будут, а не будут, так Китай сделает. Волнуемся за контракт на поставку оборудования для изготовления комбикормов, заключенный с Голландией. Но он был заключен задолго до принятия запретительных мер, поэтому есть надежда на выполнение контрактных обязательств. Со сбытом продукции, с вхождением в сети трудностей у нас никогда не было, 90 % объемов продается через сети.

Алексей Александров, заместитель директора Волжского рыбзавода:

— Мы перерабатывали норвежскую скумбрию, мойву, селедку. До нас волна последствий от запрета докатится через месяц-два. Как будем работать в новых условиях, пока не понятно. Будем искать замену, на рынке есть мурманская, калининградская рыба. Можно ли будет на ней работать — это вопрос. Посмотрим, как будут вести себя оптовики, насколько адекватными будут отпускные цены. Завод производит до десяти тонн продукции в месяц. На рыбе, выловленной в Рыбинском водохранилище, работать мы не сможем: ее с каждым годом все меньше, а то, что есть, безнаказанно вылавливают браконьеры, продают сразу на берегу за наличку, до завода она не доходит.

Розалия Исупова, главный бухгалтер Брейтовского рыбзавода:

— Импорт? Да ведь мы на водохранилище стоим, работаем на своей рыбе. Надеемся, что теперь нашу продукцию лучше брать будут. Увеличивать объемы не будем, производство небольшое, да и рыба — она с хвостом, наши объемы больше от природных факторов зависят.

Сергей Иванченко, директор МУП «Торговый дом «На Сенной»:

— Закупки продуктов для питания школьников начнутся только в конце августа, но мы давно отказались от импортных продуктов. Привозными на столах школьников традиционно были лишь фрукты — марокканские яблоки и апельсины, да картошка. После Нового года местный картофель всегда был в дефиците, приходилось покупать финский, голландский. Нехватки продуктов, думаю, и сейчас не будет. Белорусы нам помогут, у них запрета на ввоз импорта нет, а вот повышения цен вряд ли избежим.

Сергей Ткачев, управляющий рестораном «Пристань»:

— Для паники оснований нет. Ресторан готовит региональное и авторское меню в основном из тех продуктов, что производятся здесь. Сильно беспокоиться не приходится ни по одной позиции. Рыба отличная на нашем севере — мурманская треска, ряпушка, радужная форель, местный судак прекрасен. Мясо мы всегда здешнее готовили, сыры — мордовские. С фруктами проблем нет — Турцию не запретили, с Китаем у страны прямые поставки. Единственное, с чем, возможно, будут трудности — болгарские хрустящие салаты, ну, будем готовить то, что растет у фермеров. У нас осеннее меню на подходе, грибы-ягоды, картошка-тыква. Но подорожание ждем, коммерсанты отыграются по-любому, цены уже сейчас выросли. Но что делать, что толку переживать? Сейчас все в одинаковом положении.

 

Удар по карману потребителя

Тем временем наши собственные санкции уже аукаются на бюджетах населения. Цена на товары в магазинах начинают постепенно расти. Этому, впрочем, уже никто не удивляются — стоимость продуктов растет из года в год. Но сегодня продавцы говорят, что скачок цен может произойти существенный.

Например, местные переработчики мяса сообщают, что за две недели цены на сырье выросли на 25–30 процентов. Да, они ждут в дальнейшем стабилизации, но не падения цены:
— Практически вся мясная продукция готовится из импортного сырья. Некоторые запасы у предприятий еще есть, но ни один поставщик не пропустит возможность повысить цену, если альтернативы его товару не будет.

В Ярославской области мониторинг цен за последний месяц пока не опубликован. Московские же власти сообщают о том, что буквально за несколько дней, прошедших с тех пор как правительство запретило ввоз в Россию части продовольствия из США, стран ЕС, Норвегии, Канады и Австралии, цены на прилавках столичных магазинов выросли. Например, говядина подорожала на 0,6 процента, недорогая замороженная рыба — почти на 6 процентов, обычный сыр — на 4,4 процента, картофель — на 1,6 процента, молоко — на 5,3 процента.

В оптовом звене рост цен на мясо после введения эмбарго составляет 10-22 процента, а, например, на шпик он превышает 40 процентов.

Причем, как говорят эксперты, это только начало роста цен, потому что надежды на Бразилию как на поставщика свинины нет, бразильского мяса недостаточно, чтобы заменить запрещенное сырье.

Тем временем в регионах России рост оказался значительным по некоторым позициям. Так, в Сахалинской области куриные окорочка подорожали на 60 процентов, мясо —
на 26, некоторые виды рыб — на 40 процентов. С учетом того, что Приморье все-таки является рыбным краем, такой рост цены говорит о том, что в центральных регионах рыба вполне может стать недоступной для малообеспеченного населения.

Начали поднимать цены и в торговле. Например, в торговой сети «Лента» одномоментно подорожали даже макаронные изделия. Впрочем, коммерция реагирует на рынок всегда одинаково — если есть возможность поднять стоимость товара, она непременно его поднимает. А судя по ситуации, возможность такая существует. Более того, скептически настроенные сельхозпроизводители говорят о том, что на восстановление зернового, овощного и мясного хозяйства могут уйти годы. При этом необходимы деньги — хотя бы дешевые кредиты, которых нет и не предвидится. Поэтому оптимизм рыбинских сельхозпредприятий воспринимается, скорее, как политический ход. Ну, кто может позволить себе сегодня не одобрять линию государства?

Надежда Лазарева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 779



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


восемь − 6 =

Описание картинки