Ювелир: художник или литейщик

Профессия ювелира всегда считалась крайне выгодной и высокооплачиваемой, а драгоценные украшения и предметы роскоши остаются востребованными, несмотря на капризы моды или экономические потрясения. Но на пятки частным мастерам стали наступать сетевики с колоссальным ассортиментом. Можно ли сегодня заработать на ювелирных украшениях, и как изменился «драгоценный» бизнес? Что сегодня выбирает рыбинский потребитель — эксклюзив или дешевизну?

Владелица крупного магазина сети "ЮвеЛира"

Ювелир-предприниматель

Ольга Федорова в ювелирном бизнесе семь лет. Сейчас она владеет крупным магазином сети «ЮвеЛира», где представлены украшения на любой вкус и кошелек, но считает, что держаться на плаву ей позволяет изготовление изделий на заказ.

— Ювелирные украшения на заказ — очень востребованная услуга. Если с витрины продается около 250 граммов золота в месяц, то заказывают около 400 граммов. Но совсем отказаться от витринных продаж, и заниматься только изготовлением я не могу. Несмотря на рентабельность, разница незначительная: в масштабах ювелирного магазина 100–150 граммов — это немного. Изделие на заказ — это гарантированная продажа. Я могу быть уверена на сто процентов, что его купят и, таким образом, рассчитать бюджет и прибыль вперед. А когда я вкладываю свои деньги в металл, приобретая серийную продукцию, то всегда рискую, так как не знаю, когда изделие будет продано. Поэтому лично я стараюсь продвигать как услугу именно изготовление. Это выгодно и для меня, и для покупателей, — рассказывает Ольга.

Украшение с витрины с наценкой ориентировочно в два раза дороже заказного, хотя изделия имеют одинаковый вес, форму, пробу и даже бирку, их изготавливают одни и те же люди на одном и том же заводе. Все дело в сроках. Ольга работает напрямую с заводом в Костроме, где заказ выполняется около месяца, поэтому в ювелирном салоне человек решает сам: готовое изделие здесь и сейчас, но в два раза дороже, или более выгодная покупка, но через месяц. Ольга Федорова поясняет, украшения с витрины рассчитаны на людей, ограниченных в сроках, но таких покупателей мало, а ювелирных магазинов много. Поэтому работа на заказ — это одна из форм конкурентной борьбы.

Магазин "ЮвеЛира"

Покупателям это дает возможность не только сэкономить, но и получить эксклюзивную вещь. Но готов ли рыбинский потребитель заплатить за эксклюзив? По словам Ольги, в основном к ювелиру обращаются обладатели своего золота: одинокой сережки, разорванной цепочки, старого погнутого кольца. И заказывая украшение, люди думают о том, как сделать его дешевле, а не уникальнее.

 

— В основном украшения на заказ изготавливают по шаблонам, которые представлены у нас в каталоге. С индивидуальными эскизами приходят люди с хорошим достатком. В Рыбинске есть материально обеспеченные жители, готовые потратить большие деньги за эксклюзивное украшение, но, мне кажется, что они предпочтут сделать заказ в крупном городе, столице или Европе. Это как с одеждой, богатые люди в Рыбинске не одеваются, — считает ювелир.

Ремонт — еще один повод обратиться к ювелиру. Починить разорванную цепочку, замок в сережке, браслет от часов — самые частые проблемы. И если восстановление цепочки обойдется в 500 рублей, то переплавка ее в новое изделие — 800. Люди, как правило, выбирают второе.

Ольга Федорова работала на производстве модельером ювелирных украшений и может отметить, что ювелирный рынок со временем изменился. Девушка считает, что доступность украшений обратно пропорциональна количеству покупателей.

— Сейчас ювелирная индустрия активно развивается. Если до 2004 года производство было относительное, в городе существовали всего три магазина с небольшим выбором украшений, то на сегодняшний день можно купить все, что захочешь. Следовательно, и покупателей стало меньше, — говорит Ольга.

Но Ольга не жалуется, ее магазин существует на рынке два года, и сама хозяйка считает, что огромный вклад в развитие ее бизнеса вносит творческая работа ювелира.

Ювелир-художник

Ирина Воробьёва

Карандаши и краски были любимыми предметами в руках Ирины Воробьевой с самого детства. Но, отучившись один класс в художественной школе, Ирина поняла, что рисовать по стандарту и потому что надо, ей неинтересно. К двадцати годам художница, отложив акварель, начала рисовать маслом. Увлечение вылилось в работу, которая стала приносить доход.

— Начинала я с нательных иконок, и, чтобы превратить свой рисунок в ювелирное украшение, образок отдавала ювелиру, которому платила за работу. А когда ты работаешь на нескольких работах, чтобы прокормить семью, оплатить квартиру, да еще и ювелира — это тяжело. И тогда я решила сама стать ювелиром, но, поработав, поняла: не мое. Тогда ювелирному мастерству научился брат. Вместе стали развивать семейный бизнес, — вспоминает Ирина.

Ювелирное мастерство очень затратное, необходимо должным образом оборудовать рабочий стол, приобрести специальный инструмент. Чтобы развивать свой бизнес, начинающим ювелирам пришлось вложить много денег, но, как показало время, не зря. Совместные работы получались, появлялись свои клиенты, а восемь лет назад брат Ирины уехал покорять Питер, где возможностей для развития гораздо больше, чем в провинциальном городке. На смену брату пришел муж Сергей, которого Ирина ввязала в этот непростой и нестабильный бизнес, несмотря на все сомнения мужчины. Теперь они не только муж и жена, но и напарники. Ирина рисует, Сергей делает обрамление из серебра. За двадцать лет в художественном искусстве Ирина признается, что ей было нелегко. Пришлось многому учиться самой. Да и финансово тяжело, когда муж и жена вкладывают все деньги в одно дело.

— От отсутствия средств я решила рисовать что-то не относящееся к церкви и более творчески относиться к работе. Люблю рисовать что-то такое непосредственное — детей, ангелов, животных, и всегда пытаюсь передать эмоции, чтобы изображение оживало, — рассказывает Ирина о своих оригинальных работах, среди которых уникальные броши, серьги, колье, кулоны. Но художник о массовом спросе на ее украшения иллюзий не питает. Ирина убеждена, что по достоинству оценить  ручную работу может только человек, разбирающийся в искусстве.

— Людям нравится что-то более простое, приземленное. У меня есть клиенты, наработанные со временем, и в основном это женщины около 40 лет. Все представительницы прекрасного пола любят украшения, я и сама всегда обращаю внимание на красивую и яркую брошь на мимо проходящей женщине. Были и серьезные работы, люди заказывали золотые украшения с камнями, но такие заказы крайне редкие, все стремятся купить подешевле, — говорит Ирина Воробьева.

Для Ирины и Сергея лавное — развитие собственных творческих способностей. Этим, по их мнению, и отличается ювелир-художник от ювелира-предпринимателя.

Ювелир-мастер

Вячеслав Абрамов

Вячеслав Абрамов в ювелирном бизнесе с 1992 года. Начинал, как и все, с изготовления сережек, колец, цепочек. Ощутив на собственном кармане результат от наплыва ювелирных магазинов, он решил перейти на более высокий уровень и создавать эксклюзивные вещи для состоятельных людей. Теперь он широко известен как признанный мастер по изготовлению окладов для икон.

— Сейчас магазины поступают хитро — они меняют старые украшения на новые, собственно, делают то же самое, что и мы. Говоря простым языком, они отбирают наш хлеб. Поэтому для частников это стало большой проблемой. И те ювелиры, которые не смогли перестроиться, испытывают определенные трудности, некоторые даже закрылись. Если посчитать, сколько было ювелиров десять лет назад и сейчас, то разница, конечно, ощутима. В 90-е годы ко мне приходило 25–30 человек за месяц, а теперь могут быть два человека в три месяца. И это не говорит, что я плохой ювелир. Это говорит лишь о том, что нет покупателя. Люди идут целенаправленно в магазин, они не будут искать частника и ходить по квартирам, чтобы запаять цепочку, — рассуждает Вячеслав Абрамов.

Ювелирный бизнес, по его мнению, разделился на две категории: одна небольшая часть обслуживает богатых людей и делает вещи, которые стоят миллионы, другая — большая часть — обслуживает простых людей, способных отдать из своего кошелька две–три тысячи рублей и свой лом. Рассуждая об эксклюзиве, Вячеслав Абрамов приводит простой пример: если обычный рабочий получает в среднем по области 26 тысяч рублей, сможет ли он потратить свой месячный заработок не на молоко и квартплату, а на эксклюзивное украшение?

— Рыбинскому покупателю не нужен эксклюзив. Молодежь уезжает из нашего города, остаются бабушки, неужели они со своей маленькой пенсией пойдут заказывать ювелирные украшения? Массовому потребителю нужно просто переплавить тот лом, что у него есть, или починить украшение. Поэтому та категория ювелиров, которые занимаются ремонтом, зарабатывают хорошие деньги за счет количества. Все остальные ювелиры, которые работают с небольшими заказами, зарабатывают примерно 25 тысяч рублей в месяц, как и рядовой рабочий. Таким образом, получается, что сегодня ювелиры не зарабатывают и развиваются, а просто выживают в этом бизнесе, — считает Вячеслав.

Ему для перехода на более высокий уровень и поиски богатых клиентов понадобилось десять лет, многим пришлось пожертвовать, вложить немалые собственные средства. Зато теперь на выручку от продажи одной иконы он может прожить полгода. Его клиенты — иногородние состоятельные заказчики, а его имя известно не только в России, но и за рубежом. Вячеслав Абрамов уверен, ювелирный бизнес будет востребован всегда, но работать в нем будут подмастерья, а зарабатывать — мастера.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 3 894



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


восемь × = 56

Описание картинки