Воспоминания Нины Шацкой

27 сентября музыканты и простые рыбинцы вспоминают артиста, композитора, основателя и руководителя оркестра «Радуга» Аркадия Шацкого.

Заслуженная артистка России

Аркадий Шацкий ушел из жизни в 2002 году в возрасте 66 лет. В канун годовщины его смерти мы публикуем воспоминания его дочери, Нины Шацкой.

Получила я недавно письмо, и так оно меня встряхнуло, что места не могу себе найти который день… Детали того пасмурного сентябрьского дня я помню на удивление хорошо, хоть и прошло с тех пор 12 лет. Проснулась я с пронзительным чувством одиночества и тоски. За окном на фоне унылого неба растопырились тополиные ветки, ветер трепал остатки их листвы, гонял по лужам рябь и дробил о карниз невнятную дождливую песню. От монотонной долбежки болела голова, и если б не дневной концерт где­-то на окраине Москвы, я так и осталась бы валяться в кровати до вечера.

Как обычно бывало в минуты отчаяния и безысходности, я позвонила отцу, уехавшему на пару дней в Рыбинск. Поныла о невостребованности и нереализованности, о том, что концертов нет, и жизнь проходит мимо. Что надо менять профессию. И, как всегда, услышала теплый терпеливый ответ, что все будет хорошо, что надо совершенствоваться, и концерты обязательно появятся, что раз я выбрала зависимую профессию певицы и, вдобавок к этому, не хочу петь попсу, должна научиться ждать своего часа. И в конце концов, если бог дает талант, то подразумевается расплата – самоедство, самоограничения и работа над собой. Он был прекрасным учителем, мой отец, он знал слова, которые не только утешали, но и придавали сил.

Мы поболтали ни о чем. Он сказал, что вечером будет петь для друзей, что расскажет им, как гордится мной, и что совсем скоро состоится мой первый сольник в зале Чайковского. Что много лет он мечтал об этом и вот, наконец, его мечта сбудется, и он сможет увидеть на легендарной сцене мой триумф, в котором не сомневается. «Думай о хорошем, и все будет хорошо», – закончил он разговор.

На улице тело, привыкшее за лето к теплу, мгновенно озябло, пальцы онемели, влажный воздух застревал в горле, и сердце билось неровно. В метро, охваченная внезапной паникой, я несколько раз путала ветки и, когда наконец добралась до площадки, разочаровала заказчика, с трудом прошелестев пару песен. Неуловимый страх и тревога преследовали меня, даже мысль о том, чтобы остаться одной, была невыносима, я поехала к подруге. Подружка моя, сильная и жизнерадостная, налила мне коньяку и позвала с собой на концерт ансамбля Игоря Моисеева.

…Зал Чайковского! Мечта любого артиста! Аншлаг в этом зале не похож ни на один другой! На сцене физически чувствуешь зрительскую любовь, она льется на сцену из чаши амфитеатра, построенного так, что публика заполняет его от пола до самого потолка.

Оглядывая зал, слушая его гул, я думала, что совсем скоро, ровно через сорок дней, я буду петь здесь свой первый сольный концерт с потрясающим оркестром кинематографии и мечтала о таком же аншлаге!

Концерты моисеевского ансамбля – это всегда событие, каждый номер публика встречает овациями! И в этой раскаленной, восторженной чаше меня бил озноб, и только лицо горело, невыносимо жгло изнутри. И сил уже не было терпеть эту муку, как вдруг все прошло – и страх, и паника, и озноб, и жар. И, выходя из зала, в грохоте аплодисментов, я увидела, как мигает телефон – входящий вызов. И сквозь этот грохот восторга услышала три слова: «Нина, папа умер»…

Так вот, мне пришло письмо от рыбинского музыканта, он просит послушать его песни. И в конце письма есть пара предложений о том, что команда его работала на том концерте, где отец пел в последний раз. Что папа спел, сошел со сцены и сказал, что ему нехорошо. «Мы отработали, собрали инструменты и пошли по домам, а на следующий день узнали, что он умер». Когда лицо мое горело и дышать не было сил, он уходил…. И, наверное, хотел мне что­то сказать. А я до сих пор не могу найти себе места, что тогда не оказалась рядом, что не смогла взять его за руку и что не услышала его последних слов.

Ровно через сорок дней я спела свой первый сольный концерт в зале Чайковского. И это был первый сольный концерт без отца.

2 октября во Дворце культуры «Авиатор» состоится концерт заслуженной артистки России Нины Шацкой. Программа посвящена 50-летию со дня открытия ДК «Радуга», на базе которого располагался одноименный оркестр под управлением отца Нины Шацкой, Аркадия Исааковича. В репертуаре певицы – русские песни, романсы, джаз и ретро. Концерт пройдет в сопровождении Рыбинского муниципального оркестра под руководством Олега Громова, в нем примет участие московский композитор Дмитрий Селипанов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 3 185



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


девять − 3 =

Описание картинки