Экономика должна быть вне политики, или санкции во благо

В октябре в Рыбинске прошла Международная конференция птицеводов, организаторами которой стали «Росптицесоюз», Всероссийский научно-исследовательский институт птицеперерабатывающей промышленности (ВНИИПП) и ОАО «Волжанин». Собравшая на одной площадке ведущих ученых и практиков, эта конференция развернула интересную дискуссию, в которой Россия предстала в условиях экономических санкций, озадаченной процессом импортозамещения и обеспечением продовольственной безопасности.

Куры

Мы никогда не будем в изоляции

 

К участию в конференции были приглашены эксперты Европейской экономической комиссии ООН, США, Австралии, Польши и других государств. Они изначально выразили желание приехать в Россию, но вмешалась политика, и зарубежные коллеги были вынуждены извиниться, не получив «добро» руководства своих стран на участие в российском форуме. А посему птицеводческий «зарубеж» был представлен лишь Таможенным Союзом.

«Вообще, политикам не дано право вмешиваться в мировую экономику, это всегда пагубно. Я уверен: жить в изоляции мы никогда не будем, будем сотрудничать», — заявил на конференции один из признанных в России и мире экспертов птицеводства — президент НО «Росптицесоюз», директор Всероссийского научно-исследовательского технологического института птицеводства (ВНИТИП), академик Российской академии наук, д. с-х н., профессор Владимир Фисинин.

И он тысячу раз прав. Большинство нынешних лидеров российского рынка птицеводства учились технологической революции в Европе и Америке. Оттуда же привезли новейшее оборудование, которое сегодня используют в своих производствах. И процесс этот продолжается, независимо от воли политиков.

На конференции промышленное птицеводство изучало мировой опыт в области качества и безопасности — внедрение системы прослеживаемости производства продукции. В странах Европы эта система с использованием кодов идентификации (штрих-кодов) введена как обязательная в 2005 году. Используя штрих-код и автоматизированную систему прослеживаемости, можно в считанные секунды не просто установить, к примеру, производителя яйца, но и поставщика комбикормов для несушек, оборудования для птичника, племенных животных, инкубационного яйца, поставщика ветеринарных препаратов. И очень оперативно выяснить, какого числа, в каком цехе, в какую смену произведен продукт, где он хранился, как, когда и кем перерабатывался, кем, когда и куда перевозился.

Эта система дисциплинирует каждого участника производственной цепочки от сырья до потребителя в любой точке страны и значительной территории мирового рынка.
Каждая такая конференция — профессиональный разговор сильных менеджеров, работающих в крупнейших предприятиях и холдингах. Пожалуй, ни в одной отрасли России нет такого мощного продвижения вперед, такой оперативной инвестиционной отдачи, как в птицеводстве. И как бы негативно ни относились эксперты ко многим позициям в аграрной политике правительства, здесь очевидна работа государственной программы поддержки отрасли. Программы, авторами и двигателями которой и стали руководители и участники «Росптицесоюза», авторитетные и последовательные эксперты и менеджеры отрасли, к мнению которых «наверху» прислушиваются.

Впрочем, многое решает и политика регионов. В промышленно развитой Ярославской области, где активно формируются энергомашиностроительный, нефтехимический и фармацевтический кластеры, доля аграрной отрасли в общей региональной валовке составляет 20 процентов. И в первую очередь — за счет промышленного птицеводства.
Как заявил Александр Шилов, заместитель губернатора, в силу климатических условий у нас нет возможности эффективно развивать производство говядины, потому что восемь месяцев в году нет пастбища. Но огромный рывок совершила отрасль птицеводства, по-настоящему стратегическая. Область, понимая, насколько эта работа сегодня сложна  технологически, экономически и логистически, изыскивает возможность поддержать стабильное развитие птицеводства и его модернизацию.

На недавнем заседании областной Думы состоялись жаркие дебаты о сохранении для предприятий отрасли птицеводства нулевой ставки налогов на имущество и транспорт. Да, говорит Шилов, бюджет в этом случае недосчитается сотни миллионов рублей. Но область выиграет неизмеримо больше, поддерживая динамичное развитие этих предприятий, поднимающихся до европейского уровня. Кстати, агрозаводы в отрасли птицеводства занимаются собственным растениеводством, обеспечивая кормовую базу для поголовья птицы. Для этого они выкупают земли и имущество «лежачих» сельхозпредприятий. Сохраняют рабочие места и создают новые для местных жителей, сохраняя жизнь на селе.
Результат очевиден: если в среднем рентабельность птицеводства в России составляет 5-7 процентов, то в Ярославской области она выросла до 15 процентов. Не случайно площадкой международной конференции стала именно рыбинская компания «Волжанин».
«Сегодня «Волжанин» – наиболее динамично развивающееся и наукоемкое производство в России, в ближайшее время здесь будут производить 1 млрд. штук яиц, и сегодня в стране всего две такие птицефабрики. «Волжанин» полностью справляется с реализацией системы прослеживаемости, но пока эта технология работает лишь на единицах птицефабрик России», — заявил на конференции Владимир Фисинин.

Крупнейшей в Европе стала Угличская перепелиная птицефабрика, которая, к слову, показала всей России, что такое настоящий майонез: в его составе 32 процента – это натуральное яйцо. И нет никаких дешевых заменителей, которые широко используют брендовые майонезные «монстры» и впаривают россиянам соус под видом майонеза.

 

Импортозамещение — это не смена импортеров

 

Интересный расклад на рынке птицеводческой продукции выдала Галина Бобылева, генеральный директор НО «Росптицесоюз», д.э.н.

В прошлом году импорт куриного мяса в Россию составил 550 тыс. тонн. В этом году он сократится на 120 тысяч, при этом дефицита на рынке мяса птицы нет. Российские производители добавили 90 тысяч тонн уже к октябрю. Но президент абсолютно прав в своем указе об импортозамещении, говоря о необходимости сбалансировать товарные рынки страны. А у нас где — густо, где – пусто. Только 23 субъекта РФ (здесь проживает 31 процент населения страны) полностью обеспечивают себя мясом птицы и продают его в другие регионы. И если в среднем по России производство мяса птицы в расчете на душу населения составляет всего 27 кг в год, то в этих регионах его производят вдвое больше.
Еще 21 субъект обеспечивает себя на половину или больше, в среднем это 19 кг в расчете на жителя. И 34 региона не способны пока обеспечить и половины своей потребности в мясе птицы (здесь на душу населения производится всего 8 кг).

Примерно тот же расклад и по яйцу. Именно в Сибирь и на Дальний Восток, которые сами себя не обеспечивают, везут импорт. В Белгороде, где в крупных агрохолдингах развивается производство свинины, говядины и птицы, импорта нет. Вспомните, когда вы видели на ярославских рынках ножки Буша? Они как-то незаметно исчезли. Отсюда и требование обеспечить сбалансированность рынков. Пришло время развивать птицеводство в Сибири и на Дальнем Востоке. Но поскольку инвестиционных проектов на этих территориях нет, сократить импорт позволит грамотная логистика.

Другое требование указа – не допустить необоснованного повышения цен. Об этом предупреждены все птицефабрики страны. Работает прокуратура, идут проверки на отечественных предприятиях, а правительство уже заявляет: цены на продукцию будут снижены. Резонный вопрос – а за счет чего? За счет того, что одних импортеров заменяют другими, куда более сговорчивыми в цене, но в ущерб качеству. И это импортозамещение?
Галина Бобылева рассказывает: «В конце 2012 года цена на мясо птицы была 83-84 рубля за килограмм. 2013-й оказался для экономики отрасли провальным — цены резко снизились и не поднимались выше 79 рублей. Но на последнем совещании у министра сельского хозяйства я задала вопрос: когда цены на мясо резко упали, мы почему-то не заметили снижения цен на рынке! Импортозамещения не добиться снижением цен».

Владимир Фисинин ссылается на статистику: в 2013 году отпускная цена на мясо птицы многих птицефабрик упала до 68 рублей за килограмм, а в магазинах мясо оказалось на 40 процентов дороже! Так что надо смотреть ценовую динамику у ритейлеров. При этом Владимир Фисинин уверен: картельного ценового сговора между крупными производителями яйца и мяса птицы нет и быть не может. Да и проверки показали — фактов необоснованного повышения цен на предприятиях птицеводческой отрасли не установлено.

Фото с конференции

Закупаем генофонд и оборудование

 

Как оценивают эксперты «Росптицесоюза» последствия продовольственного эмбарго, введенного Россией?

Владимир Фисинин напомнил: «Это не мы ввели санкции, а США и Запад. Мы приняли ответные защитные меры. Что касается отрасли птицеводства, то в связи с отказом от импорта здесь проблем не возникает, потому что мы обеспечиваем страну яйцом и мясом птицы. В связи с вступлением в ВТО пока сохраняется 330 тыс. тонн завоза мяса птицы из-за рубежа. И поскольку США и Европа отпали как импортеры, то это мясо завозит Бразилия. Но эта квота нам не нужна, и это мясо не нужно, потому что к тем 3,8 млн тонн в год, которые мы уже производим, мы добавляем еще 220 тыс. тонн. То есть уже в 2015 году мы перешагнем планку в 4 млн тонн, и я уверен, что планка в 4,5 млн для нас легко достигаема. Только восемь бройлерных комплексов, которые сейчас строятся, дадут прибавку в 800 тыс. тонн. И заметьте – это свежее охлажденное мясо, которое сразу идет в торговые сети. А что мы получаем по импорту? Мясо глубокой заморозки, которое в лучшем случае произведено 2-3 месяца назад. Понятно, что бразильская птица идет как сырье для мясокомбинатов».
Президентский указ по импортозамещению предусматривает, что запрет или ограничение на ввоз в Россию отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия действует в течение года. А что будет дальше? Если санкции США и Запада будут в конце концов отменены, импортозамещение закончится? Тогда чего ради все эти перемены? Будет ли Россия участвовать и дальше в международном разделении труда в аграрной и перерабатывающей отраслях, или это как раз не тот случай, когда такое разделение уместно?

Владимир Фисинин считает, что это действительно не тот случай, и нынешняя ситуация это доказала: «Зависеть от кого-то в такой стратегической отрасли – это неправильно. Импортозамещение за год не может быть реализовано, потому что в птицеводстве племенное стадо, вакцины, витамины и ферменты сегодня на 60 процентов импортные.

Производство не должно начинаться с конца технологической цепочки. Мясо – это конечный продукт. А надо начинать со своего родительского стада, своего инкубатория, комбикормового завода. К примеру, многие птицефабрики не имели репродукторов и возили инкубационное яйцо из-за рубежа. Сегодня все спохватились и начали строить репродукторы. Хотя до этого мы им пять лет доказывали, что давно пора уходить от зависимости. Что бы ни случилось, какие бы ни были санцкции, Белгород, к примеру, обеспечен своим яйцом. То есть, у нас должен быть полный замкнутый цикл производства, включая родительское стадо и инкубационное яйцо».

Если мы еще можем говорить о каком-то отечественном технологическом оборудовании, то своего перерабатывающего оборудования в России нет вообще. Об этом всем напомнила Галина Бобылева. И дело здесь не в санкциях, хотя они определенно послужили толчком к решению серьезных проблем в отрасли. Должна быть разработана и принята программа на 4-5 лет, причем надо развивать все свое – и молочное животноводство, и мясное, и свиноводство. А для этого, как ярко показала отрасль птицеводства, нужны инвестиции. Поэтому Минсельхоз создал рабочую группу, которая вносит дополнения и изменения в госпрограмму по развитию сельского хозяйства по 2020 год.

«В 1965 году Российская Федерация производила 371 тысячу тонн мяса птицы. В 2013 году один агрохолдинг в городе Приасколье Белгородской области произвел 465 тонн мяса в убойной массе – больше, чем вся РФ! – говорит Владимир Фисинин. — Приведите мне такой пример по зерну, молоку и любой другой продукции. Нет таких примеров. В 1997 году во время правления Ельцина производство куриного мяса в стране упало в три раза! Разумеется, эта ниша была заполнена, но чем? Всякой просроченной дрянью из-за рубежа. Была обнулена ввозная пошлина, и мы имели 67 процентов импорта! И только с созданием «Росптицесоюза», который разработал первую государственную программу поддержки АПК, российское птицеводство пошло вверх».

Общая же картина продовольственной безопасности страны, как говорят руководители Росптицесоюза, выглядит так: отечественное сельское хозяйство обеспечивает страну яйцом на 94 процента, недостающее поставляет Белоруссия (в пределах 1 млрд. штук). На 89 процентов — мясом птицы, на 71 процент — говядиной, на 82 процента — свининой. Только свиноводство обеспечивает прирост объемов производства в год на 7 процентов, и предстоит еще добавить по стране 200 тысяч тонн. Это вполне по силам аграрной отрасли, если будут инвестиции. Но в нынешней ситуации расщедрится ли государство на сельское хозяйство?

Владимир Фисинин рассуждает: «Мы дали сигнал отечественному производителю, но только лозунгами увеличить производство не заставишь. Нужны более длинные кредиты до 12 лет и снижение банковских ставок. Во всем мире они не превышают 3-6 процентов, а у нас — 12-14. Какая тут эффективность?! Возможно ли это в России? Думаю, да. Вот в молочном животноводстве уже продлили сроки кредитования с трех до восьми лет. Сейчас обсуждаем этот вопрос и по птицеводству. Польша по мясу птицы стала самым крупным экспортером в Европу. Я спрашиваю: вам правительство помогает? Нет, говорят, у нас постановление правительства вышло, согласно которому мы получаем кредит на 30 лет под 1 процент. Вот это стимул! Вот и нам нужны длинные кредиты и низкая ставка. Тогда и будет гарантированное импортозамещение».

 

Россия гоняла в Европу гусей…

 

Россия должна стать крепким экспортером аграрной продукции. Эксперты полагают, что в 2014 году будет продано порядка 300 млн штук яиц, на экспорт уже работают птицефабрики Иркутской, Новосибирской, Омской областей, которые обеспечивают яйцом Монголию. В 2013 году продали 51 тыс. тонн мяса нашим соседям в Казахстан (51 процент всего экспорта), Гонконг (27 процентов), Таиланд, Гану, Вьетнам, Либерию, Абхазию и другие государства. В этом году продадим уже около 100 тыс. тонн, в том числе и другим импортерам.
Россия должна активно осваивать азиатский рынок. Понятно, что на пути в Европу стоит мощный щит. Сегодня в это трудно поверить, но в 1881 году Россия экспортировала 67 млн штук яиц, в 1906 году – уже 2,8 млрд.! 93 процента рынка стран Австро-Венгрии, 47 процентов германского рынка, 42 — лондонского – все это было русское яйцо. Причем, уже с 1890 года Россия поставляла в Европу отдельно белки и желтки, и белок шел на три четверти в банках из пищевой жести. Вывоз из России домашней птицы в 1906 году составил 9,3 млн голов. Гусей гоняли в Европу с Псковской губернии….

Кстати, пока в структуре мяса птицы куриные бройлеры составляют 90 процентов. Но новости «Росптицесоюза» все больше пестрят сообщениями о строительстве индюшиных, утиных и гусиных птицефабрик. Пока Россия производит в расчете на душу населения всего 500 граммов мяса индейки. А, к примеру, Великобритания – 15 кг, Португалия – 12, США – без малого 10. У нас наиболее крупные производители индюшатины – Ростовский «Евродон», птицефабрики в Тульской области и Башкирии, новый Пензенский «Доматэ». Пошло в гору и производство утиного и гусиного мяса, особенно в Башкирии и Чувашии, где работают с лучшими отечественными породами.

Птицеводы

50 долларов за грамм

 

Профессор Фисинин, говоря о мировых тенденциях, для которых нет границ и таможен, констатирует: еще в 1989 году за эталон полноценного белка было принято куриное яйцо, которому по сбалансированности уступает даже материнское молоко. Когда норвежские ученые семь лет назад доказали, что IQ – коэффициент интеллекта человека — заложен в геноме, который пока нельзя изменить, но можно реализовать по максимуму, оказалось, что он наиболее быстро реализуется у детей в возрасте от суток до 5 лет. И здесь важна насыщенность организма лецитином. Богатейший источник лецитина — куриное яйцо. Не случайно американцы тогда немедленно сняли ограничения по потреблению пищевого яйца.

Мировая тенденция, которую Россия еще не осилила, — это глубокая переработка яйца. В ассортименте продукции яичных птицефабрик 80 процентов — это натуральное яйцо в скорлупе. Еще 10 процентов — яйцо с заданными свойствами, обогащенное витаминами, микроэлементами, ненасыщенными жирными кислотами. Сухие яичные продукты — 4,3 процента, еще 4 процента — жидкие яйцепродукты.

В США в 2013 году продано 27 процентов бесскорлупного яйца, а лидирует в этом Япония, которая глубоко перерабатывает почти половину яиц. В этом – не только гарантии безопасности, но и высокая рентабельность производства продуктов питания, колоссальные сокращения расходов на хранение и перевозку. Один из лучших заводов по переработке яйца работает в рыбинском «Волжанине», позволяя ему не зависеть от сезонного колебания спроса на яйцо, а, значит, успешно конкурировать на рынке.

«Мы еще ничего не сделали в отношении экстракции яйца, чтобы производить собственный лецитин, без которого не обходится пищевая промышленность, детское и диетическое питание. Или лизоцим – не просто натуральный консервант для сыров, пива и вина, ни одна кардиологическая операция в мире не происходит без лизоцима. Но Россия целиком закупает его за рубежом по цене в 50 долларов за грамм! Вот что значит глубокая переработка яйца», — говорит президент «Росптицесоюза».

Будет ли Россия осваивать свое производство этих продуктов? «Будет, — отвечает Фисинин, – и такая задача уже поставлена перед птицефабриками, причем правительство обещает в этом полную поддержку. Первое производство уже закладывается на мордовской птицефабрике «Авангард». Но потребуется еще лет десять, чтобы Россия освоила эти технологии».

Марина Морозова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 6 764



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× 1 = семь

Описание картинки