Удача кройки и шитья: рыбинский опыт

Советский классик, увлеченный открывшимися перед женщинами-летчиками и вагоновожатыми профессиональными перспективами, вынудил девочку Нину защищать свою мать и закрепил за профессией портного, а заодно и перечнем смежных профессий, таких, как закройщик, швея, образ второстепенных, обслуживающих, удовлетворяющих бытовые потребности. Между тем, портной — творческая и востребованная на рынке труда профессия, швея вполне может обеспечить себе безбедную жизнь, а модные тренды и дизайнерские коллекции являются предметом постоянного женского интереса.

Шитьё

Впрочем, швейная промышленность удовлетворяет не только гламурно-галантерейные нужды. Рабочие халаты и голицы, военная форма и парашюты, палатки и рюкзаки, тенты и чехлы на сиденья снегоходов, мягкая мебель и домашний текстиль — для многих отраслей промышленности швейные изделия служат полуфабрикатами и вспомогательными материалами.

После распада СССР вместе с развалом всей экономики в отечественной швейной промышленности наступил спад. В переходном периоде нарушились связи между поставщиками сырья и швейниками, предприятия теряли сбытовую сеть. Швейные фабрики закрывались, перепрофилировались. Не обошли стороной перестроечные потрясения и рыбинские производства, когда до минимума сократились площади трикотажной фабрики «Волжанка», а в сети ателье индпошива осталась пара-тройка работающих.
Хотя статистика роста физических объемов текстильного и швейного производства по отношению к началу 2000 года на начало текущего составила всего 131 процент, сейчас в Рыбинске работает целый ряд швейных предприятий, выпускающих различные изделия в промышленном объеме. Ателье по пошиву штор, индивидуальному пошиву и ремонту одежды работают как в центре, так и в спальных районах, а швея, судя по объявлениям о вакансиях, легко может найти работу. Швейный бизнес многообразен, работа небольшого ателье кардинально отличается от работы большого швейного цеха.

 

Ради самовыражения

 

— Хочется больше индивидуального, самобытности, а среди того, что видела, все одинаковое, все «в роспуск», все, как в каталогах известных фирм. Это и неудивительно: хороших скорняков, понимающих, «видящих» мех и конкретную шкуру, мало, теперь скорняков заменили резчики меха, умеющие только кроить по конкретным лекалам. Вот и получается, что мастера «плагиатят» модели, учатся друг у друга, — вернувшаяся с московской выставки хозяйка ателье «Николь» Ольга Кузнецова рассказывает о своих впечатлениях.

Красивая, подчеркивающая индивидуальность одежда всегда вызывала у нее интерес, развитию эстетического вкуса способствовала учеба в художественной школе, и вопрос «куда пойти учиться» решился сам собой. Получив профессию конструктора-модельера легкой женской и детской одежды, успела поработать по специальности в ателье «Дома моды». А потом началась перестройка, ставку модельера сократили, и Ольге пришлось осваивать новую профессию — она научилась вышивать на машине. Для профессионального развития это стало только плюсом.

— В конце восьмидесятых одежда, отличающаяся от массовки, становилась событием. Тогда появилось мое зеленое драповое пальто с аппликацией черным бархатом по рукаву. А журавлей во всю спину, которых я вышила на своем серо-синем плаще, стали повторять. Сказать, что я законодательница мод, нельзя, но то, что придуманные изделия нравятся людям, приятно, — рассказывает Ольга Кузнецова.

Профессиональная деятельность складывалась неплохо: были разнообразные и интересные заказы, участие в выставках, востребованность — придуманные ею головные уборы оптовики забирали из-под иглы. Вместе с более чем двадцатилетним стажем работы пришли опыт и связи. Почувствовав, что в качестве наемного работника достигла профессионального и карьерного потолка, решила открыть собственное ателье и работать на себя. Поэтому три года назад оформила предпринимательство, закупила оборудование, взяла в аренду небольшое помещение в центре города и нашла помощницу.

Открытие практически любого дела начинается с инвестиций. Прямострочные машины, скорняжка, оверлок, парогенератор — первоначальные затраты на оборудование ателье, оплату аренды, налоги, оформление интерьера, мебель, визитки и вывески составили, по оценкам Ольги, примерно 300 тысяч рублей. С клиентурой проблем не возникло: люди, стремящиеся к индивидуальности, услугами портных пользуются охотно.

— «Николь» — это не бизнес, для меня это, скорее, удовольствие. Бизнес — это когда вопрос зарабатывания денег, получения прибыли выходит на первое место, — говорит Ольга Кузнецова. — Конечно, можно заниматься индивидуальным пошивом и на дому, но это небезопасно, нет покоя домашним, да и необходимое оборудование дома не разместить. Ателье дает и клиенту, и мастеру ощущение основательности, престижности. Здесь и простор для самореализации, и зарплата не наемного работника.

 

Своя линия

 

Одежда, произведенная в самых разных странах, переполняет магазины. Товары из Европы, США, Великобритании, Японии, Индии, Вьетнама, Турции и вездесущего Китая стали обыденностью. Казахские, белорусские и российские производители одежды тоже имеют своих поклонников среди покупателей. При этом одежда, сшитая в Рыбинске, малыми и большими партиями разъезжается по всей стране.

Предприятие под названием «Швейные линии» впервые заявило о себе в 2009 году. Оно специализируется на производстве верхней одежды для активного отдыха — курток, пальто, ветровок, полукомбинезонов, брюк для мужчин, женщин и детей. Начинали, как и многие в швейном бизнесе, на давальческом сырье, то есть, располагая кадрами и оборудованием, выполняли заказы из материалов партнеров. Заказчик, заключая договор с подрядчиком, предоставляет ему свое сырье, лекала и технологию, осуществляет надзор за качеством работ. Такая форма сотрудничества позволяет обеспеченному работой предприятию быть финансово устойчивым, инвестировать средства в собственное оборудование, сохранять конкурентоспособность. В «Швейных линиях» такой способ обеспечения себя загрузкой — основной, но не единственный.

— Когда предприятие достигло определенного уровня, мы решили попробовать запустить линию одежды под собственным торговым знаком. В экспериментальном цехе разработали модели, сконструировали лекала, адаптировали технологии к тканям. Наши пуховики, пальто, куртки и брюки сертифицированы, мы сами с удовольствием носим свою одежду, — рассказывает управляющая производством Анна Зубочкина. — Конечно, создание своей коллекции — это рискованно, но и интересно. А если угадал с направлением, то и выгодно. У людей есть выбор — пойти на китайский рынок и купить там дешевый, часто опасный для здоровья ширпотреб, или средний по цене и выполненный на совесть качественный российский товар. На качество люди реагируют хорошо.

Цена, по которой продается одежда от «Швейных линий», находится в среднем ценовом сегменте, как и сырье, которое предприниматели закупают для своих изделий. «Мы — не Китай» — этот слоган да стоимость нормо-часа, находящаяся в прямой зависимости от «белых» зарплат и высоких налоговых ставок, объясняет политику ценообразования фирмы.

Фото сотрудников компании Fox-cub

 

Fashion trends по-рыбински

 

Компанию, производящую детскую одежду под торговым знаком «Fox-cub» — можно назвать уникальным для Рыбинска явлением. Во-первых, Fox-cub шьет одежду для детей от 0 до 7 лет, что из-за огромного количества требований и ограничений является очень непростым делом. Во-вторых, предприятие дважды в год предлагает покупателям полноценные коллекции детской одежды под собственной торговой маркой. В третьих, одежда изготавливается из современных, часто инновационных материалов, выполненных специально для «Fox-cub»по авторскому дизайну. Конструкция изделий функциональна, продумана до мелочей, изделия комфортны, удобны как для детей, так и для родителей.
Руководитель компании «Fox-cub» Ольга Голюкова закончила текстильный институт на заре перестройки. Бизнес, начавшийся более 20 лет назад, сегодня разросся до нескольких швейных цехов, оборудованных по последнему слову техники, а задачи, с которыми справляется менеджмент фабрики, уходят далеко за границы провинциального Рыбинска.
Для успешной работы приходится преодолевать немало препятствий, начиная с организации грамотной профессиональной команды специалистов и заканчивая поиском надежных партнеров.

— Одна из проблем, связанная с продажей швейных изделий под торговой маркой, — это плагиат. Показывая свою коллекцию на российских и международных выставках, нужно уметь так представить свой товар: и презентовать направление коллекции, и подробностей не показать, чтобы к началу сезона модель была эксклюзивной новинкой. Китайцы обваливают цены, пользуясь чужими идеями. Это случалось и с нами, —
рассказывает предприниматель Голюкова.

Несмотря на все трудности, фабрика работает и успешно развивается. Детская одежда рыбинской фабрики продается во многих регионах страны, она выпускается ограниченными партиями и стоит недешево. Это является, пожалуй, единственным минусом продукции. Но изделия, замысловато сконструированные и от этого сложные в производстве, сшиты из самых современных по свойствам и дизайну тканей. Поступаться качеством или кроем предприниматели не считают нужным — ведь и то, и другое работает на имидж изделий и благо покупателя, а высокие показатели сбыта — это свидетельство профессионализма менеджеров по продажам.

 

Вакантные ставки

 

Рыбинские швейники, поделив между собой бизнес-ниши, отмечают отсутствие между предприятиями конкурентной борьбы за заказы. А вот нехватка швей — проблема для крупных и мелких предприятий общая. Если в мелком ателье кроме универсальных профессиональных навыков требуют от швей личностного участия, ответственности и легкого характера, то для массового производства важно умение работать точно, сосредоточенно и быстро. Кропотливая работа должна выполняться аккуратно и в срок. Хорошие условия труда стали нормой для современных швейников. Но ни они, ни новое оборудование, ни «белая» зарплата, по словам руководителей швейного бизнеса, не могут привлечь в индустрию молодежь. Девушки, заканчивающие профессиональное училище, предпочитают зарабатывать себе на жизнь другими способами, а все-таки пришедшие в цеха часто не умеют делать элементарных технологических операций.
Сейчас в швейных коллективах в основном трудятся те, кому за 30, время от времени меняя один цех на другой, похожий. Решением проблемы может стать тесное сотрудничество учебного заведения и работодателей и система мотивационных мероприятий, направленных на поднятие престижа профессии портного, швеи, закройщика. Ведь одежду, и правда, шьет не пилот.

Надежда Лазарева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 2 954



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


два × = 14

Описание картинки