Бежавшие из-под обстрела

Рыбинский район на прошлой неделе вновь принимал беженцев из разных городов Украины, где сегодня продолжают идти военные действия. В поселок Тихменево вечером 10 февраля прибыли 30 человек, среди которых дети разных возрастов. А уже на следующий день 11 человек, в основном это женщины с маленькими детьми, были отправлены в санаторий «Искра» Гаврилов-Ямского района.

Сегодня в ПВР (пункте временного размещения) находятся еще 14 жителей Украины, которые прибыли в Тихменево в августе прошлого года, – это пенсионеры, семьи с маленькими детьми от 10 месяцев, а также одинокие мужчины и женщины, которые по сей день находятся в поисках работы и постоянного жилья.

– ПВР предназначен, чтобы дать возможность беженцам прийти в себя, определить свой статус, свое дальнейшее проживание на территории РФ. Им нужно принять решение, как в дальнейшем они будут жить. С ними работают центр занятости, управление федеральной миграционной службы Рыбинска, администрация. Психологи и медики помогают им как можно быстрее адаптироваться к новым условиям и психологически восстановиться после тяжелых событий, которые им пришлось пережить, – говорит заместитель директора по воспитательной работе ГОУ СПО ЯО «Рыбинский лесхоз­техникум» Елена Кируца.

Для беженцев в поселке Тихменево выделены комнаты в двух студенческих общежитиях лесхоз­техникума, где есть все самое необходимое – кухня, душевые и бытовые комнаты.

– Тем, кто прибывает к нам впервые, предоставляются наборы первой необходимости – средства личной гигиены, моющие средства, стиральный порошок, туалетная бумага. Также беженцы обеспечиваются трехразовым питанием в столовой лесного техникума, – говорит Елена Кируца.

Сегодня словно выгнанные плохим хозяином из дома беженцы вынуждены искать приюта в разных уголках России, чтобы просто остаться в живых.

Не хватило терпения ждать

 

Владимир и Любовь Жеватинские жили в небольшом городке Комсомольский, который располагается в 50 километрах от Донецка. Отдаленный район – может, именно это и помогло им остаться живыми, считают супруги.

– Жили, пока было еще терпимо, но в последние дни стали очень бомбить город, снаряды разрывались в километре от нашего дома. Пятнадцать дней мы вообще не спали, ночевали в подвале и пили пачками валерьянку. Хотя и подвал бы не спас, если бы снаряд попал в дом. Решение уехать в Россию далось нелегко, но выбора не было. Собрали самые необходимые вещи, пристроили кошку и собаку, продали хозяйство – все, что смогли, и уехали. Выезжали самостоятельно как могли, в основном на такси. Поехали в Ростов, потому что в Украину нельзя, там мужчин нацгвардия вытаскивала прямо из автобусов и отправляла на войну. Из Ростова нас уже направили в Рыбинский район. Приняли нас здесь хорошо, мы даже не ожидали. Звонила сестре, она осталась там, сказала, что наш дом еще пока стоит, а вот в ее огород попал снаряд, – рассказывает женщина.

Война на Украине не щадит никого, и даже сильные духом мужчины не могут сдержать слез, вспоминая, как рухнула мирная жизнь.

– До войны мы жили хорошо, особо ни в чем не нуждались. Я работал бульдозеристом, Люба занималась огородом. Совместно вели хозяйство, у нас были куры, гуси, свиньи. Сделали ремонт в доме – поменяли окна на пластиковые, заменили двери. Все у нас было, а теперь ничего не осталось. Люди бросают свои дома и стараются уехать. Наши родственники уехали в Харьков, – говорит Владимир.

О возвращении на родину супруги сегодня не думают. Главное для них – это найти работу на новом месте.

Глазами детей

 

Среди приехавших беженцев много детей – от 9 месяцев до 17 лет. Анастасия Ляховец со своей семьей приехала из большого города Горловки Донецкой области:

– Сильно бомбят и стреляют – страшно! Мой маленький девятимесячный братик Андрей очень кричал, когда бомбили. Покоя вообще не было, особенно ночью. Жили плохо, работы никакой, пособий не выплачивали. Мы приехали сюда с мамой, а папа остался на Украине. Уезжать с нами он не захотел, у нас там было хозяйство. Я училась в школе до того момента, пока один из снарядов не упал возле нее. После этого мы уже не учились. Собрали самое главное и уехали.

Семиклассник Даниил Соколов приехал с родителями, братом и бабушкой из города Енакиево:

– Там убивают друг друга, стреляют, снаряды летают. Мы жили посередине, и куда бы снаряд ни летел, всегда попадал по нам, но дом уцелел. Мы успели выехать, а на следующий день людей уже не пропускали. В родном городе остались все мои друзья, но и они с родителями тоже собирались уезжать. В последнее время мы старались не выходить из дома, в школу не ходили. Нам давали задания, мы их дома делали, потом приносили на проверку. Скучаю очень по родине и по друзьям.

Война-разлучница

 

Анатолий Горностаев с супругой Натальей и трехлетним Максимом бежали из Донецка в Ростовскую область, оттуда женщину с ребенком отправили в Ярославль, а затем в Рыбинский район. Анатолий остался в Ростове. Связь потерялась, и родственники более двух суток не знали о судьбе друг друга.

– Я стал переживать и искать любые новости о переселенцах в регионе. Наткнулся на новость на сайте «Рыбинской недели» и увидел на одной из фотографий собственного сына Максимку. Сразу связался с редакторами и узнал, что из поселка Тихменево их отправили в санаторий «Искра» Гаврилов-­Ямского района, – говорит Анатолий.

Спустя некоторое время супруги все-­таки смогли созвониться и поговорить.

Мы даже не могли
подумать…

 

Татьяна Дьяченко с дочкой, зятем и семилетней внучкой приехали из города Марьинки. Рыбинск они выбрали по совету знакомых, которые год назад нашли здесь приют.

– Там идут сильные бои, жить даже негде, разрушен практически весь город, все дома. Мы остались без крова, снаряд упал рядом с домом и разрушил наполовину нашу квартиру. Жить невозможно, нет ни газа, ни воды. Люди ютятся в подвалах, дети болеют. Сегодня там практически никого не осталось. Мы надеялись, что все-­таки война закончится, и все будет хорошо. Год назад даже никто бы не подумал, что такое может случиться. После первой перестрелки было затишье, все вышли на работу, открылись магазины, мы поставили окна, которые вышибло во время бомбежки. Но когда вновь стали бомбить, стрелять прямо по людям, по детям, нас эвакуировали. Люди бежали кто куда мог. У нас закрытая зона, никак было не выехать, бежали по трассе под обстрелами, потом прятались, ловили машины-­попутки. Было страшно. Мы сели на автобус Донецк – Москва, что было в кармане, так и уехали, – вспоминает женщина.

В Рыбинске семья Татьяны сняла квартиру на последние сбережения, которые успела в спешке захватить с собой. Но как жить дальше, женщина не знает, так как устроиться на работу им мешает отсутствие регистрации, получить которую оказалось не так-то просто. Им отказали многие организации, несмотря на то, что люди готовы взяться за любую работу.

 

Алена ЯЗЫКОВА

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 110



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


6 + = восемь

Описание картинки