Музыкально-литературный драматический кружок

Рыбинский драматический театр ведет свой отсчет с 1825 года. Вплоть до советской власти театр не имел постоянной труппы.

А подать сюда Онегина!

Здание театра Рыбинская городская дума сдавала в аренду антрепренерам. Для постановки спектаклей антрепренеры нанимали режиссеров. В театре в основном шли развлекательные пьесы вроде «Флирт» или «Оболтусы и ветрогоны».
Антрепренеры прежде всего заботились о получении прибыли. Даже занавес на сцене использовался как рекламный щит. В 1899 году ярославская губернская газета «Северный край» писала о рыбинском театре:
«Главной новинкой в обстановке здешнего, отремонтированного в текущем году зимнего театра является занавес­реклама. Он заполнен разного рода объявлениями и во время антрактов служит для зрителей материалом для чтения. Читая эти рекламы, они узнают, у кого можно купить наиболее выгодно «верхние и нижние женские юбки», какие пивные отличаются наиболее комфортабельной обстановкой и так далее в том же роде».

С актерами антрепренеры не церемонились. Могли задержать заработную плату, а то и вовсе «кинуть», как сейчас говорят. Потомок рыбинских купцов, ленинградский актер Александр Авербах описал случай, произошедший в рыбинском театре сразу после спектакля, завершавшего очередной сезон. Этот спектакль прошел с большим успехом, но: «На авансцене появился взволнованный актер Бородин, только что игравший веселого оболтуса Трошу и закричал: «Этот подлец Онегин (таков псевдоним антрепренера) не платит мне причитающихся денег, а режиссер Гринин еще и в драку лезет!» В то время из суфлерской будки вылез суфлер Жуков с подвязанной щекой. Поддерживая Бородина, он наглядно продемонстрировал, что с ним сделал антрепренер, когда он так же, как Бородин, стал требовать жалованье. Трудно себе представить, что произошло в зрительном зале. Шум, стук кресел, крики: «Подать сюда Онегина, подать Гринина!» Неизвестно, чем бы закончился этот скандал, но появились полицмейстер и наряд полиции. На следующий день учащаяся молодежь собрала пострадавшим актерам деньги на выезд в Москву, и те спешно покинули Рыбинск».
Все изменилось в театральном деле Рыбинска, когда здание театра взял в аренду Рыбинский музыкально­литературно­драматический кружок.

Кружок

Музыкально-литературно­-драматический кружок был создан в 1899 году и вобрал в себя все лучшие творческие силы города.
В Уставе кружка говорилось: «Содействовать всеми средствами развитию музыкальных, драматических, литературных талантов. Распространять любовь к этим искусствам и развивать понимание их. Доставлять возможность приятно и с пользою проводить свободное от служебных и профессиональных занятий время…»
Члены кружка организовывали в городе музыкальные и танцевальные вечера, ставили спектакли, проводили литературные и научные чтения. Инициатором создания кружка и его душой был Константин Андреевич Никитин.


Константин Андреевич Никитин

Никитин родился в семье рыбинского купца в 1873 году. В отличие от родителя не занялся торговлей зерном, а открыл типографию и канцелярский магазин. Оба заведения находились на углу улиц Крестовой и Стоялой, в здании, где сейчас аптека «Таблетка».
Вскоре и типография, и магазин Никитина стали лучшими в Рыбинске. Для своих сотрудников Константин Андреевич установил восьмичасовой рабочий день, регулярные отпуска, систему премирования за добросовестный труд. Все это было невиданным делом для купеческого Рыбинска того времени.
Увлечением Константина Андреевича была музыка. Он прекрасно играл на скрипке и виолончели. Перед сном вместо книги любил почитать партитуру музыкального произведения. Основатель краеведческого движения в Рыбинске А.А. Золотарев называл сердце Константина Андреевича нежнейшим музыкальным инструментом.
В 1930 годы бывшего купца Никитина выслали в Архангельск, а оттуда по этапу отправили на лесозаготовки. Но волею судьбы на лесоповал он не попал, а вернулся в Архангельск, где его приняли на работу в оркестр местного театра. И даже квартиру дали. Впоследствии Константин Андреевич рассказывал А.А. Золотареву:
«Вот рыбинские купцы говорили: «Дурак Костя Никитин, с театром связался, да на скрипице играет». Ан вышло на поверку: не дурак, где они, купцы… взглянули бы. Скрипица­то мне пригодилась и сберегла меня».

Храм искусства

В 1908 году кружок получил в аренду здание Рыбинского театра. На здание претендовали 14 антрепренеров, но Рыбинская городская дума предпочла Музыкально­литературно­драматический кружок.
До начала XX века театр был самым красивым зданием Рыбинска. Здание строилось в 1875­-1878 годах по проекту петербургского архитектора Виктора Александровича Шретера (1839­1901 гг.). Право строить театр в Рыбинске В.А. Шретер получил по конкурсу, проведенному среди членов Петербургского архитектурного общества.
В.А. Шретер происходил из балтийских немцев. Окончил Императорскую Академию художеств. Затем обучался в Берлинской Академии художеств, которую окончил с золотой медалью. Шретера приняли в Берлинский союз архитекторов. После Германии он изучал архитектуру в Австрии, Италии, Франции и других странах. До начала конкурса на проект театра в Рыбинске он уже имел звание академика архитектуры.
Театр в Рыбинске стал первым опытом В.А. Шретера в строительстве театральных зданий. Первым, но очень удачным. Впоследствии по его проектам построят театры в Тифлисе, Иркутске, Нижнем Новгороде, Киеве и Хельсинки.


Михаил Михайлович Тарханов

На сезон 1908­-1909 годов К.А. Никитин набрал труппу из хороших провинциальных актеров. Среди приглашенных артистов был и тридцатилетний М.М. Тарханов.
Михаил Михайлович Тарханов (1877 – 1948 гг.) родился в Москве, в семье приказчика часового магазина. Его настоящая фамилия – Москвин. Старший брат М.М. Тарханова, Иван Михайлович Москвин, стал народным артистом СССР, ведущим актером МХАТа. Также, став актером, Михаил Михайлович взял себе сценический псевдоним – Тарханов.
После окончания реального училища М.М. Тарханов служил в банке. В 1898 году стал актером на третьих ролях, выступал в провинциальных театрах. Был также бутафором, реквизитором, суфлером, помощником режиссера.
С 1922 года и до конца жизни М.М. Тарханов служил в МХАТе, став, как и брат, одним из ведущих артистов прославленного театра. В 1942-­1948 годах доктор искусствоведения М.М. Тарханов был художественным руководителем ГИТИСа (Государственного института театрального искусства).
М.М. Тарханов был удостоен звания народного артиста СССР. Дважды стал лауреатом Сталинской премии. Его захоронение находится на Новодевичьем кладбище.

Любимец публики

Театральный сезон в Рыбинске М.М. Тарханов начал практически неизвестным актером. Но ему сразу начали доверять ответственные роли. Например, он играл Аркадия Счастливцева в «Лесе» А.Н. Островского и Луку в «На дне» А.М. Горького. М.М. Тарханов был занят почти в каждом спектакле.
В течение сезона М.М. Тарханов стал любимцем рыбинской публики. Молодежь его боготворила. А завзятые театралы, бывавшие и в московских театрах, говорили: «Наш Тарханов – вылитый Москвин из МХАТА», не подозревая, как близки они были к истине.
К.А. Никитин, обладавший редким чутьем на таланты, не дожидаясь окончания сезона, предложил М.М. Тарханову в следующем сезоне должность главного режиссера. Это означало значительное увеличение жалованья и получение служебной квартиры при театре.
После окончания сезона Никитин отправил Тарханова в Москву, где доверил ему самостоятельный набор труппы на сезон 1909­1910 годов.


«Снегурочка» в Рыбинске

В сезоне 1909­-1910 годов Тарханов и Никитин обратились к творчеству А.П. Чехова. Большой успех у публики имели «Дядя Ваня», «Вишневый сад», «Три сестры». В каждом из спектаклей Тарханов еще и играл небольшую роль.
После утренней репетиции Тарханов ежедневно заходил в магазин к Никитину. Они обсуждали вопросы репертуара, распределяли роли среди актеров, намечали предстоящие бенефисы.
В сезон 1909­-1910 годов Музыкально­литературно­драматическому кружку исполнялось 10 лет. В честь предстоящего юбилея решили поставить «Снегурочку» А.Н. Островского с музыкой П.И. Чайковского.
«Снегурочка» была внеплановым спектаклем, поэтому актеры репетировали по ночам. Днем и вечером шли плановые репетиции и спектакли. На долю «Снегурочки» выпал ошеломляющий успех. В то время как спектакли шли за сезон не более двух раз, «Снегурочка» прошла восемь раз!


Гусь под мышкой

После сезона 1909-­1910 годов М.М. Тарханов покидал Рыбинск. Его ждали сцены в Киеве и Харькове, затем гастрольная «Качаловская труппа» при МХАТе. Большому кораблю большое плавание. В Рыбинске ему на прощание решили устроить бенефис. И вновь предоставим слово Александру Авербаху:
«Мы привыкли, чтобы бенефициант выступал в заглавной роли, а Тарханов решил поставить «Горячее сердце» Островского, где играл маленькую роль городничего Градобоева.
Мы, учащиеся, заняли все проходы, чтобы устроить ему бурную встречу. Собрали деньги на подарки. Прошло первое действие – Тарханова нет. Наконец, второй акт. Вышел Тарханов­городничий. Под мышкой у него неистово визжал живой гусь. Успех неописуем. Уж очень этот гусь сразу определил взяточника­городничего!
Много лет спустя, видя, как Михаил Михайлович совсем по­иному исполнял эту роль в МХАТе, я не мог отделаться от того рыбинского самобытного образа Градобоева­Тарханова с живым гусем!»

А.Б. Козлов, сотрудник Рыбинского
музея­заповедника

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 848



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


1 + = восемь

Описание картинки