Аудиозапись в деле рыбинского мэра может сыграть неоднозначную роль

Защищающая сторона раз за разом возвращает внимание суда к исследованию аудио- и видеофайлов, которые, по мнению адвокатов, говорят о провокации взятки. Обвинители, в свою очередь, не сомневаются в достоверности доказательств вины Юрия Ласточкина. Где «сломалась» логика доказательной цепочки, пыталась понять «Рыбинская неделя».

Противоречивая, казалось бы, ситуация имеет свои объяснения: сторона защиты несколько раз просила суд приобщить в качестве доказательств оригиналы записей, сделанных 22 и 23 октября 2013 года в здании администрации. Первая из них, на которой записан разговор между главой Ласточкиным, уволенным с должности Ивановым и новым директором «Теплоэнерго» Амплеевым, вообще не попала в материалы дела. А вторая, сделанная в кабинете помощника главы Геннадия Телегина, вошла частично – в перезаписанном виде. О признаках манипуляций с аудио– и видеофайлами в ходе судебных слушаний ранее говорили эксперты. Тем не менее, именно эту запись считают одним из доказательств вины Юрия Ласточкина.

27 июля на вопросы суда и адвокатов отвечал начальник отдела бюро специальных технических мероприятий полиции Павел Соколов. Защитников интересовало, каким образом происходит перенос аудио– и видеофайлов с записывающего устройства на цифровые носители. Представитель технического бюро пояснил, что техники при копировании записи пользуются специальным программным обеспечением и могут менять формат файлов с учетом их доступности для дальнейшего использования. Все манипуляции с оригиналами производятся согласно инструкциям и приказам ведомства.

Следующий вопрос защиты касался того, кто и на каких основаниях решает, какую часть записи приобщать к делу и считать доказательством. По словам Павла Соколова, техник бюро, работающий с оригиналами, руководствуется запросами следователей и включает в окончательную запись только тот кусок от первоначального объема, который указан в заявке.
Ранее адвокат Рубен Маркарьян сообщал об отказе судьи Рыбинского городского суда Елены Грицай в истребовании у полиции результатов оперативно-­розыскной деятельности – тех самых оригиналов записи, как «засекреченных». Защитник Юрия Ласточкина считал решение судьи ограничивающим доступ подсудимого к правосудию, но называл объяснимым:
– Это было вполне ожидаемое решение, к сожалению, так как если в распоряжении суда окажутся все аудио– и видеозаписи, имеющиеся в полиции, то Ласточкину придется поменяться местами кое с кем из сотрудников органов, причем немедленно. Очевидно, что в рамках существующего процесса это трудно себе представить.

Невозможность исследовать в суде исходники записей и явные противоречия в показаниях свидетелей, которые «на протокол» рассказывали, как передавали записывающую аппаратуру, а в суде в один голос утверждали обратное, ранее привели защиту к необходимости заявить ходатайство об исключении из числа доказательств вины Юрия Ласточкина актов приема­-передачи технических средств, компакт-­дисков с записями и результатов фоноскопических и лингвистических экспертиз.

На повторном допросе 14 июля Владимир Иванов вспомнил, что все­-таки получал технические средства для ведения записи, но из рук кого из сотрудников полиции – так и не вспомнил. Почему сотрудники полиции Иван Репин, Максим Сумливый и Владимир Иванов в суде дали показания, противоречащие имеющимся в деле письменным доказательствам – актам передачи техсредств и другим документам, неизвестно. Адвокаты называли такое поведение свидетеля Иванова «издевательством над правосудием», просили следственный комитет и генеральную прокуратуру проверить, не оказывается ли несанкционированное давление на суд и государственного обвинителя, не допустить уничтожения оригинала записей и отказаться от обвинения во взятке. Упорство, с которым суд отказывает в рассмотрении записей разговоров между Ласточкиным, Ивановым и Амплеевым, может, по мнению защиты, говорить об уничтожении оригиналов этих аудиофайлов.

Не смог в понедельник дать конкретных пояснений по сохранности аудио­ и видеоматериалов и свидетель Соколов. По его словам, материалы, оставшиеся невостребованными, хранятся в архивах шесть месяцев, а потом, если нет прямого указания на продление этого срока, уничтожаются. Какова судьба оригиналов записей, касающихся дела Юрия Ласточкина, свидетель пояснить затруднился, так как сам их подготовкой не занимался. Вызов в суд специалиста, причастного к перезаписи и монтажу доказательств по делу о взятке, из­-за серьезной болезни состоится едва ли.

– Каким образом происходит отбор записей для доказательств? На основании чего следователи решают, какой именно фрагмент разговора включать в заявку для специалистов технического бюро, а какой оставить без внимания? – вопросы адвокатов опять остались без ответов. Вчера защита повторила ходатайство о получении из полиции оригинала или копии аудиофайла от 23 октяб­ря 2013 года.

Надежда Лазарева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 889



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


три × = 27

Описание картинки