Нобелевский лауреат из Рыбинска был отлучен от любимой работы

В прошлом году в День города на аллее нобелевских лауреатов возле памятника Людвигу Нобелю в Рыбинске появилась бронзовая табличка с именем Почетного полярника России Виктора Боярского. С начала февраля наш выдающийся земляк, до недавнего времени возглавлявший государственный музей Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге, отлучен от дел.

Каких только почетных титулов ни заслужил за свою жизнь Виктор Боярский. Председатель Полярной комиссии Русского географического общества, член Национального географического общества США, Национальной академии туризма и Международной академии холода, писатель, директор государственного музея Арктики и Антарктики… Увы, в последнее время легендарный полярник, награжденный медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и удостоенный звания «Почетный работник гидрометеослужбы», из­-за своей принципиальности стал неугоден вышестоящему начальству. Наш выдающийся земляк воспротивился решению Росгидромета о переводе уникального музея из занимаемого здания в угоду православной общине питерских старообрядцев­-единоверцев.

Рукопожатия от президентов

В минувшую среду мне удалось дозвониться до Виктора Ильича лишь около шести часов вечера. Рабочий день на исходе, а он, примчавшись откуда­-то, срочно организовал совещание. На следующий день у него была запланирована командировка в Мурманск. Совещания, деловые встречи, командировки – и это вместо того, чтобы приводить бумаги в порядок перед сдачей дел.

07_Музей Арктики и Антарктики в Санкт-ПетербургеС 1 февраля Виктор Боярский не у дел. Росгидромет, в ведении которого находится музей Арктики и Антарктики, не продлил с директором контракт. И это после восемнадцати лет безупречной работы!

«Боярский в мире полярных исследований более известен, чем Серов у любителей живописи» – так оценили его вклад в науку почитатели в Фейсбуке. Сильно сказано. И главное – по существу.

В марте­-июне 1990 года Боярскому пожали руку президенты Франции и США, Председатель КНР, премьер­-министр Японии и первые лица СССР. Он удостоился чести быть принятым лидерами тех государств, которые представляли участники беспримерной международной экспедиции «Трансантарктика». В течение 221 дня, с июля 1989-­го по март 1990 года, шесть отважных путешественников, передвигаясь на лыжах и собачьих упряжках, впервые в истории освоения Антарктиды пересекли ледовый континент по наиболее протяженному маршруту и преодолели 6,5 тысячи километров без использования механических средств. Большую часть маршрута Виктор Боярский шел на лыжах впереди.

Прологом трансантарктической экспедиции стал переход международной команды отчаянных парней через Гренландию в 1988 году. Пройдя за 65 дней на собачьих упряжках и лыжах более чем 2 тысячи километров, они пересекли крупнейший в мире остров с юга на север. Виктор Боярский стал первым русским, который на лыжах пересек «Гренландский меридиан» (так он впоследствии назвал свою книгу).

Живая легенда из Рыбинска

Легендарный полярник родом из Рыбинска. В телефонном разговоре он это подтвердил:

– Рыбинск – моя родина.

Правда, в его биографии об этом написано скупо: родился 16 сентября 1950 года в городе 01_Виктор Ильич БоярскийРыбинске Ярославской области.

– А что тут много напишешь? В трехмесячном возрасте с вещами я покинул Рыбинск, – в чувстве юмора ему не откажешь.

Детство будущего полярника прошло в Батуми. А возмужал он и нашел призвание на берегах Невы.

После окончания в 1973 году радиотехнического факультета Ленинградского электротехнического института Виктор Боярский работал научным сотрудником отдела физики льда и океана Арктического и Антарктического НИИ, занимаясь проблемой радиолокационного зондирования снежных и ледовых покровов Арктики и Антарктики. С 1973 по 1987 год принимал участие в работе научных отрядов четырех советских антарктических экспедиций, в том числе в пионерских работах по исследованию возможности создания ледового детектора нейтрино на внутриконтинентальной станции «Восток», зимовал на дрейфующей станции «Северный полюс–24», занимаясь исследованием проблемы дистанционного измерения толщины морских льдов, участвовал в работе радиофизических отрядов в составе высокоширотных научных экспедиций «Север».

После этого Виктор Боярский попал в интернациональную команду сорвиголов, которым не страшны ни вал девятый, ни холод вечной мерзлоты. Экспедиция «Трансантарктика» и ее участники внесены в Книгу рекордов Гиннесса.

На этом можно было бы успокоиться и почивать на лаврах! Вот только покой не для Боярского. В 1992–1994 годах он совместно с американцем Уиллом Стигером провел три экспедиции в канадской Арктике для подготовки международной экспедиции из России в Канаду через Северный полюс в рамках Международного арктического проекта. Экспедиция, получившая название «Двойной полюс–95», проходила с марта по июль 1995 года. За четыре месяца ее участники, среди которых, помимо Виктора Боярского и Уилла Стигера, были представители Великобритании, Дании и Японии, преодолели более 2 тысяч километров от берегов архипелага Северная Земля до берегов острова Элсмир Канадского арктического архипелага.

Он улыбался землякам на аллее нобелевских лауреатов

30 марта 2014 года Виктор Боярский принял участие в Девятой церемонии награждения лауреатов Российской премии Людвига Нобеля в Константиновском дворце в Стрельне. Он был удостоен престижной премии, учрежденной Фондом Людвига Нобеля, за вклад в науку.

04_Портрет Виктора Боярского на Нобелевской аллее в Рыбинске 30 августа 2015 годаДевяностые годы называют лихими. Приватизация по­-чубайсовски и реформы по Гайдару повеяли на культуру и науку полярным холодом. Не минула горькая чаша сия и музей Всесоюзного арктического института. Виктор Боярский два года был его спонсором, в 1994 году стал научным сотрудником, а в 1998 году сам Бог ему велел стать первым директором вновь учрежденного Российского государственного музея Арктики и Антарктики.

Его судьба в качестве директора музея пересеклась с параллелями и меридианами судеб двух великих людей, имеющих прямое отношение к Рыбинску.

В 1933 году Арктическому институту под музей была передана бывшая Никольская единоверческая церковь на Никольской улице, переименованной в честь французского революционера­-якобинца Марата. Она была построена в 1820­-1838 годах по проекту петербургского архитектора Авраама Мельникова. Того самого Мельникова, ректора Академии художеств, который осчастливил Рыбинск в 1851 году Спасо­-Преображенским собором. После Октябрьской революции старостой Никольского храма единоверческого прихода в течение нескольких лет был уроженец Рыбинска академик Алексей Ухтомский – российский физиолог, создатель учения о доминанте.

Божий храм за восемьдесят лет стал храмом науки. Не ерничаю – говорю, как есть. Росписи на библейские темы на стенах и потолках заменили фрески темы освоения Крайнего Севера, церковное убранство заменили уникальные экспонаты, посвященные подвигу советских и российских полярников по освоению Арктики и Антарктики, природе и животному миру этих суровых краев. Историческую перспективу экспозиций дополняют произведения живописи, графики и прикладного искусства.

Виктор Боярский заботился о наполнении музея новыми экспонатами. Фонды и экспозиции музея Арктики и Антарктики при нем приобрели черты уникальных исторических памятников мирового значения.

30 августа прошлого года в Рыбинске прошла церемония закладки на аллее, ведущей к памятнику Людвигу Нобелю, бронзовых табличек с именами лауреатов Российской нобелевской премии за 2014–2015 годы. Виктор Боярский улыбался землякам с портрета. Но вживую пообщаться с рыбинцами Виктору Ильичу не пришлось. Ему в те дни было не до веселья.

Укрощение строптивого

Еще в 1992 году единоверческая община РПЦ в Петербурге потребовала от светских властей вернуть прихожанам храм во имя святителя Николая. Единоверцы получили отказ и довольствовались переданной им Христа ради часовней рядом с музеем Арктики и Антарктики.

Спустя двадцать лет старообрядцы единоверческого толка вдругорядь попробовали выселить музей из бывшей Никольской церкви. Им вновь отказали, так как они не смогли гарантировать выполнение охранных обязательств в отношении объекта историко­-культурного наследия. В 2013 году городские власти передали клирикам помещения, которые до революции использовались для приходской школы.

В июне 2015 года митрополит Петербургский и Ладожский Варсонофий направил в Росимущество заявление с просьбой передать здание бывшей единоверческой церкви святителя Николая в безвозмездное пользование РПЦ сроком на 49 лет. В данном случае архиерей воспользовался Федеральным законом от 30 ноября 2010 года «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной и муниципальной собственности».

Виктор Боярский попытался договориться с духовенством по-­хорошему и обратился к митрополиту Петербургскому и Ладожскому Варсонофию с просьбой отозвать обращение о передачи музейного здания РПЦ. По его мнению, и священники, и музейщики воспитывают общество, сея разумное, доброе, вечное. Зачем же конфликтовать?

Неожиданно для него чашу весов в пользу церкви склонил учредитель: Росгидромет не против переезда музея Арктики и Антарктики на иные, неподходящие для него площади.

В столь щекотливой ситуации Виктор Боярский выступил за передачу музея в собственность Санкт­-Петербурга. Министерство культуры РФ одобрило его намерения. Зато в Росгидромете среагировали иначе, уведомив строптивого директора, что с 31 января 2016 года не будут продлевать с ним контракт.

– Руководство Росгидромета считает меня неудобным человеком. Музей для них – непрофильный актив, и они думают, что без меня будет проще перенести его в другое здание, которое категорически не подходит для нашей экспозиции, – в этом Виктор Боярский видит причину опалы.

1 февраля я снова ему позвонил.

– Как вы себя чувствуете, Виктор Ильич? Мы, ваши земляки, за вас переживаем, – поддержал я его морально.

– Мои дела могли бы быть гораздо лучше, но в целом ничего. Не переживайте. Это вредно для здоровья, – отшутился Виктор Ильич.

– Ваше увольнение – это решенный вопрос или еще можно побороться?

– Приказ подписан. Но бороться нужно всегда. Рыбинские люди всегда найдут себе дело. Не расстраивайтесь – все о’кей. Главное, чтобы музей выстоял…

Виктор Боярский уверен, что в течение ближайших шести лет в сложившейся ситуации, которая требует решения организационных и финансовых вопросов, с уникальным музеем ничего страшного не случится. Сам он не собирается покидать поле боя за историко­-культурное достояние и будет держать руку на пульсе.

Александр СЫСОЕВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 614



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


+ восемь = 11

Описание картинки