Жизнь, прожитая с любовью к Рыбинску и Отечеству

10 февраля – год, как ушла от нас Анна Дмитриевна Овчинникова, выдающийся краевед, Untitled-3энтузиаст и педагог, в свое время, по образному выражению одной из газет, «подарившая нам родину адмирала Ушакова». Долгая жизнь ее, полная обретений и тяжелых утрат, – пример служения людям и беззаветной любви к нашему краю.

Неутомимый организатор и создатель целой сети школьных музеев в Рыбинском районе, включая знаменитый ушаковский музей в Ермакове, и музея фарфора в Песочном, Овчинникова была ключевой личностью в немногочисленной среде рыбинских краеведов, инициатором множества общественных мероприятий. Уход Анны Дмитриевны стал невосполнимой утратой для всех, кто, казалось бы, давно привык к ее многолетним сетованиям на здоровье и к тому, что годы практически не властны над ней. Вплоть до последнего дня она звала и ждала друзей в гости, в свою уютную и знакомую многим ермаковскую квартиру, в свой маленький, теперь уже навсегда исчезнувший, мир. Анне Дмитриевне, увы, было суждено открыть печальный мартиролог пятнадцатого года, сурового года для рыбинского краеведения.

Untitled-1Как­-то незаметно для многих вскоре ушел архитектор Евгений Павлович Накладов, тоже оставивший после себя добрую память. Этот светлый человек с драматичной судьбой когда­-то был одним из авторов проекта Юбилейной площади напротив нынешнего Авиационного колледжа. Одна из последних его работ – осуществленный проект первой очереди гостиницы «ЮрЛа» на Волжской набережной, рядом с домом, где он жил. Десятилетиями Евгений являлся членом совета ВООПИиК, всегда откликаясь на участие во всех субботниках и рейдах, проводившихся Обществом. Неплохой художник, он с удовольствием показывал друзьям большие портреты своей работы Высоцкого и Николая II. Он умер в марте прошлого года, ему едва исполнилось 65.

 

Также, едва перешагнув 65­-летний рубеж, в июле прошлого года оставил нас и свой любимый 2Рыбинск Евгений Петрович Балагуров. Мне довелось познакомиться с ним в самом конце восьмидесятых, в его клубе «Возрождение» в ДК «Авиатор». Там же, кстати, он свел меня и с Николаем Алексеевым, инженером ВМЗ, будущим организатором музея Мологи. Это он, Евгений Балагуров, привел меня четверть века назад в инициативную группу Людмилы Марасиновой «Исторический город» и в Рыбинское отделение Общества охраны памятников. Сотни писем в защиту старинных зданий, отправленных им в различные инстанции, неустанная борьба за сохранение исторического облика центра родного города, множество выступлений в печати и по телевидению отличали Евгения Балагурова среди соратников-­краеведов. Его общественная харизма была столь уникальна, он так много делал для города, и его имя так часто было у всех на устах, что даже средства массовой информации не всегда четко порой разбирались в том, что сделал он, а что уж и не он. Казалось, что абсолютное большинство инициатив по спасению памятников так или иначе связано с его именем (с чьим же еще?!). Уже при жизни оно обросло легендами, и, как тонко заметил один из моих единомышленников, казалось, что Балагуров всегда был в этом городе и всегда в нем будет. Не счесть числа его походам со школьниками по реке Сить и Пошехонью. Целая плеяда воспитанников. Ему в восьмидесятые годы принадлежала блестяще реализованная идея создания музея затопленного города Мологи. Евгений Петрович был неудобен для властей, не терпевших чрезмерную общественную назойливость, был даже как-­то сокращен на одной из работ, но всегда оставался бескомпромиссным борцом за сохранение многовекового культурного наследия своей малой родины. Скольким менее заметным личностям с куда более чем скромными заслугами присваивались у нас звания Почетных граждан! Евгений Петрович так и не был его удостоен. Сказано же в Писании: «Не жди благодарности…»

Untitled-2Последняя утрата – в конце ноября не стало Александра Борисовича Козлова, немного не дожившего до того же рокового 65­-летия. По поводу его кончины было написано много статей, каждая газета сочла необходимым отдать должное памяти нашего выдающегося историка-­краеведа. Их было всего двое, двое рыбинских историков­-краеведов рубежа веков – Нина Александровна Петухова (1925-­2003) и Александр Борисович. Оба опубликовали не одну сотню исследовательских статей, иногда выступая соавторами, оба провели бессчетное количество экскурсий по историческому Рыбинску. Александру Козлову «повезло» больше – его экскурсии с неторопливыми, увлекательными, в высшей степени профессиональными рассказами успели отснять и записать, и до сего дня идет их ретро­-показ по рыбинскому телеканалу. Он давно болел, относясь, впрочем, к проблемам своего здоровья едва ли не с иронией; уже находясь на больничной койке, старался шутить и казаться веселым. Говорил, что все лучшее, что мог, в жизни успел и сделал. Счастливый дед – пять внучек…

Роковой пятнадцатый год в прошлом, наступил шестнадцатый – високосный. Дай Бог, чтобы он был более щадящим к городу… И все-­таки коротка же память человеческая! Сколько было, к примеру, в нулевые годы взято интервью у патриарха нашего краеведения Владимира Владимировича Шпрангера, сколько публиковали статей о нем. А вот то, что в 2014­-м ему исполнилось бы 90 – и забыли. Сейчас разных обществ в десятки раз больше, чем краеведов, и ни одно не вспомнило. В этом, 2016-­м, исполняется 80 лет Людмиле Михайловне Марасиновой (1936-­2001), тоже легендарной пассионарной личности, историку, культурологу, поэту, которой мы обязаны присвоением в 1986 году Рыбинску статуса исторического города. Давайте будем всегда помнить об этих маяках, людях, еще совсем недавно бывших с нами, патриотах, беззаветно любивших родной край.

Евгений Розов, председатель президиума Совета Рыбинского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 158



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× шесть = 48

Описание картинки
другие новости недели