Чтобы сохранить исторический центр Рыбинска, нужна специальная программа

Как воспрепятствовать разрушению исторического центра Рыбинска? Как сохранялись исторические кварталы города в советскую эпоху и последующие десятилетия? Об этом читателям «РН» рассказал бывший главный архитектор Рыбинска Николай Лосев.

— Николай Александрович, известно, что планы развития Рыбинска, которые рассматривались в советское время, предполагали снос всего исторического центра города. Что этому помешало?

— Действительно, генпланы развития города, которые Рыбинск имел с 1930-­х по 1970­-е годы, предусматривали преобразование и почти полный снос исторического центра. Сохранялись лишь собор и Новая хлебная биржа, да еще в некоторых проектах гостиные дворы. И это многим не нравилось. Стали искать другое решение. В 1979 году генплан был уточнен. В историческом центре сносить было запрещено на территории от улиц Герцена и Пушкина до Соборной площади.

В 1980-­е годы в Рыбинске активно развивалось общественное движение, направленное на защиту исторического центра. Рыбинцы старшего возраста помнят Людмилу Михайловну Марасинову и ее единомышленников. Ими были налажены связи с центральными институтами. В частности, с Всесоюзным научно­-исследовательским институтом теории архитектуры и градостроительства (ВНИИТАГ). Алексей Серафимович Щенков работал в этом институте начальником отдела. С ним познакомилась Людмила Михайловна Марасинова. В конце восьмидесятых годов Щенков приезжал в Рыбинск. ВНИИТАГ под его руководством начал разработку проекта зон охраны, в которые вошли более 40 кварталов исторического центра. Если раньше в списках памятников истории и культуры по городу числилось около десятка объектов, то после этой работы их количество увеличилось на порядок, до 150 зданий. Был применен так называемый средовой подход. В рамках его, помимо самих памятников, предлагалось сохранять окружающую ценную историческую (230 зданий) и фоновую застройку (около 130 зданий). Если не ошибаюсь, под контроль было взято порядка пятисот из шестиста зданий, расположенных в историческом центре. Проектно-­детальную планировку начинала делать проектная группа под руководством Щенкова, завершал ее разработку институт «Гражданпроект». Кстати, проект детальной планировки и реконструкции исторического центра Рыбинска до сих пор действует. Как действует и проект зон охраны. В новых правилах землепользования и застройки (ПЗЗ) идет прямая ссылка на проект зон охраны. Многие положения проекта зон охраны перешли во вновь разрабатываемые ПЗЗ. Думаю, это достаточно большое завоевание на пути к сохранению облика исторического центра.

— Мало того, что разработанная программа сохранения исторического центра была утверждена законодательно, насколько я знаю, государство даже согласилось выделить на реставрацию исторической части Рыбинска значительные средства…

— В начале 1990­-х годов городской Совет депутатов на специальной сессии рассмотрел программу «Исторический город». Результатом решения депутатов стала организация дирекции по историческому центру. Активную роль в реализации этих планов сыграли тогдашние руководители Рыбинска Анатолий Лисицын и Валентин Мелехин, которые лично встретились с председателем правительства России Иваном Силаевым, предложив 10% собираемого в Рыбинске подоходного налога направить на реконструкцию старой части города. Правительство России это предложение поддержало. За год, пока действовала эта программа, было многое сделано. В короткие сроки была восстановлена Новая хлебная биржа, где сейчас располагается Рыбинский музей­-заповедник. Был открыт музей Мологи. Начата работа по реставрации и капитальному ремонту ряда памятников. Впервые провели исследование культурного слоя в городе, археологами были сделаны пробные шурфы. Тогда впервые ввели обязательное археологическое исследование при любом строительстве в историческом центре. В городе активно работал градостроительный совет. За год в Рыбинске даже успели подготовить группу техников­-реставраторов. Началась достаточно активная издательская деятельность. То есть один год дал толчок на развитие многих проектов, направленных на изучение и сохранение Рыбинска исторического…

— Было действительно сделано многое. Но с тех пор прошло более двух десятилетий. И мы помним, как все эти годы многие здания продолжали разрушаться. Почему люди, которые эти памятники приобрели, которые подписали соответствующие охранные обязательства, не занялись восстановлением зданий? Что нужно сделать, чтобы ситуация изменилась? Чтобы вместо гниющего старого центра мы увидели живой развивающийся город, сохраняющий лучшее, что досталось от старины?

-Законодательство должно быть не только жестким, оно также должно быть и добрым по отношению к людям, которые начали заниматься восстановлением исторически значимых зданий. У нас же, как правило, лицо (физическое или юридическое), взявшее на себя бремя восстановления памятника, встречается с рядом ограничений и вынуждено нести значительные дополнительные затраты. Например, покупает человек старое здание. Он еще не успел разобраться что к чему, а ему уже предъявляют штрафы и т.п.

Дело в том, что нет системы четкого взаимодействия, которое должно быть между приобретателями зданий и государственными структурами. Понятно, что некоторые, приобретая, имеют в голове свое — ­ ждут, когда здание рухнет и земля освободится под новостройку, что само по себе пагубно, поскольку уничтожает облик исторического центра. Но, как правило, человек, покупая, имеет добрые намерения, но потом выясняется, что он плохо рассчитал свои возможности. А государство в этой ситуации его вообще никак не поддерживает, скорее наоборот. В области недавно создали департамент по охране культурного наследия. Прежде его функции выполняло одно из подразделений регионального департамента культуры.
У нас в городе в свое время работал от него специалист. Эту должность сначала занимала Наталья Гончарова, потом Ирина Антонова. Чем была хороша эта штатная единица? Тем, что, помимо контроля, они оказывали конкретную помощь: консультативную, организационную. Что называется, держали руку на пульсе. А что у нас сейчас? Ставку сократили. Мало того, что на улице Радищева, чтобы построить новый офис, снесли старый флигель, о котором поначалу никто не знал и не ведал. Последний пример – дом Гюнтер в начале улицы Чкалова. Это характерный пример бездеятельности сначала департамента культуры, а потом его последователя – департамента по охране культурного наследия. Совершенно беззубо себя вела прокуратура. На виду у всех сбивают декор с охраняемого законом здания, обшивают теплоизоляционными плитами, общественность бьет в набат, в органы, которые поставлены охранять законность в данной сфере, даже не удосужились погрозить пальчиком в сторону тех, кто преступает закон.

— Многие владельцы памятников сегодня ратуют за выведение этих зданий из числа охраняемых государством. Это, по их мнению, уберет препятствие, которое мешает приводить старые здания в порядок. В значительной степени позволит использовать современные материалы. При этом не надо будет тратить значительное время и изрядные денежные средства на сбор всевозможных справок и разрешений…

— Это не решение. Уверен, простое механическое вычеркивание из списков памятников на 90% поставит крест на исторически ценных зданиях – это уберет их. Можно будет практически распрощаться с историческим центром!

— А что же делать?

— Чтобы ситуация изменилась, надо всем заинтересованным собраться и совместно решить, нужен нам исторический центр или нет. Если все-­таки нужен, если мы хотим, чтобы он сохранился, надо выработать всем заинтересованным сторонам ­общественности, государственным органам, муниципалитету и владельцам памятников ­ единые правила игры. Нужно думать о некой программе, в которой было бы прописано, что формирует историческую застройку. Это прежде всего застройка улиц. Многие внутриквартальные пространства практически уже ушли. Но формирование улиц все еще живо и должно оставаться. Это попросту те фасады, которые дошли до нас. Там, где здание совсем в ужасном состоянии, все надо обмерить и зафиксировать, снять образцы архитектурных деталей. После этого можно воссоздавать или восстанавливать в прежних размерах
и аналогичных материалах здания. В том числе, если это возможно, с использованием части здания или части фасада. Как, например, Михаил Щербаков сделал с домом на углу улиц Бородулина и Крестовой, что стоит против бывшего здания городского Совета. Там первый этаж – это фактически истинная стена. Она была отреставрирована. На месте сруба второго этажа, который пришел в негодность, из новых материалов воссоздали стены здания в прежних габаритах, изготовили и разместили на фасадах наличники. Дали ему новую жизнь. Такой подход мог бы стать основным методом комплексной реконструкции ценной исторической и фоновой застройки. А вот внутри квартала, если действующие нормы позволяют, наверное, можно уже строить более свободно. Но это должно быть всеми принято. Проекты в обязательном порядке должны рассматриваться на градостроительном совете.

Если мы хотим сохранить исторический центр, нужна некая программа. Где наряду с памятниками приводился бы перечень исторически ценных зданий, в том числе и объектов фоновой застройки. Обозначались бы методы работы. Были бы описаны примеры и требования. Эта программа могла бы быть рассмотрена и принята на Муниципальном Совете. Первые шаги на пути разработки такой программы, думаю, будут сделаны уже в мае нынешнего года. На базе общественной палаты города мы планируем рассмотреть проблемы исторического центра и на круглом столе наметить возможные пути их решения.

Беседовал Александр ЕФРЕМОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 140
СМОТРЕТЬ ВСЕ


ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • Какая трогательная забота об историческом центре города! Расспросили бы лучше этого горе-архитектора, как под его непосредственным руководством проводилось межевание территорий наших дворов, в частно...

КОММЕНТАРИИ К НОВОСТИ:

  • Светлана 10.05.2016 в

    Какая трогательная забота об историческом центре города! Расспросили бы лучше этого горе-архитектора, как под его непосредственным руководством проводилось межевание территорий наших дворов, в частности во дворах по улице Крестовая 126 и Свободы 9. Он что, никогда не слышал о санитарно-гигиенических нормах и не читал законов, почему он оставил наши дома без дворов, положенных нам по закону?А ведь именно он возглавлял в 2008 г. органы, которые были поставлены охранять законность в данной сфере.Выкроил в нашем дворе лакомный кусок территории, выждал 3 года, когда оспаривать плоды его размежеваний в суде уже было нельзя, и начал выставлять на аукционы свои архитектурные «шедевры», неплохо при этом зарабатывая на слезах беспомощных старух, которые всю жизнь прожили в своих хрущевках. Наша общественность била в набат, и еще как била! Да только наш горе архитектор и с ним же средства массовой дезинформации не услышали наших воплей. И прокуратура ведет себя беззубо, даже пальчиком не пригрозила Лосеву. А мы именно его считаем главным виновником всех наших бед. Наши дома старые, на ладом дышат, что будет с ними, когда в 20 метрах развернется крупномасштабная стройка? Теперь этот делец решил взяться за исторический центр, видно почуял и там возможность хорошо поживиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


3 + семь =

Описание картинки