Домой Общество РЫБИНСК В 41-М: ИЗ ИСТОРИИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОБОРОНЫ

РЫБИНСК В 41-М: ИЗ ИСТОРИИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОБОРОНЫ

0

Часто говорят, что потомкам свойственно быстро забывать опыт жизни прошлых поколений. Но иногда достаточно двух-трех десятилетий, чтобы из памяти стерлась целая эпоха. Это во многом касается и темы Великой Отечественной. Кто теперь помнит все эти службы, имена и фамилии, в том числе тех, кто в это время служил и работал в Рыбинске? А ведь люди, которые могли рассказать об этом, еще недавно жили среди нас.

НКВД на страже неба

Отдельную страницу в истории Великой Отечественной войны представляет организация так называемой Местной ПВО, подчинявшейся гражданским властям во взаимодействии с военным командованием и НКВД.
Подробная информация об этой службе имеется и в Рыбинском архиве…
Впервые Рыбинск стал городом-пунктом ПВО в 1932 году в системе ПВО Московского военного округа. В сентябре 1936 года город был переведен на участковую систему. Но в сентябре 1939 года вновь был включен в число пунктов ПВО. Характерно, что по времени это совпало с началом Второй мировой…
Незадолго до начала войны функции пассивной противовоздушной обороны гражданских объектов из ведения Наркомата обороны СССР как «непрофильные» были переданы в НКВД. На его базе и было создано Главное управление Местной ПВО (ГУМПВО) НКВД СССР, деятельность которого курировал заместитель Берии Иван Серов.
В целом в это время сложилась довольно сбалансированная система взаимодействия военных и гражданских властей города в форс-мажорных условиях военного времени. То, на что раньше уходили годы, теперь решалось в считанные месяцы и даже недели. Все органы власти были «поставлены в строй» на нужды войны, в том числе и, главным образом, такое специфическое ведомство, как Наркомат внутренних дел.

Аэродром в Староселье
«Город-пункт ПВО»

Война привела к наделению НКВД новыми и достаточно широкими полномочиями. От диверсионно-разведывательной работы на оккупированных территориях до организации обороны тыла, строительства оборонительных сооружений и всего комплекса мероприятий, которые сегодня принято называть гражданской обороной. Эту функцию и стали выполнять местные городские и участковые штабы МПВО.
Был создан штаб МПВО Рыбинска, который включал в себя службы: воздушного наблюдения, связи и оповещения (ВНОС), противопожарную, метеорологическую, аварийно-восстановительную, медицинскую и другие, то есть все то, что было связано с предупреждением и ликвидацией последствий авианалетов, а также диверсий на объектах города.
По аналогии с секторами Рыбинского боевого участка и городскими отделениями милиции пункт делился на участки, где имелись свои участковые штабы МПВО, совпадавшие с границами городских районов. Начальником МПВО города был председатель исполкома горсовета по должности. Начальником штаба – офицер МПВО. А начальниками участковых МПВО — председатели местных райисполкомов. Куратором местной МПВО по линии НКВД была инспекция МПВО при областном и городском НКВД.
Одним из первых руководителей ГУМПВО стал генерал-лейтенант Осокин. В Ярославле его представляли старший инспектор, а затем начальник отделения МПВО УНКВД по Ярославской области капитан Кудрявцев и инспектор инспекции МПВО УНКВД области сержант (младший лейтенант) госбезо-пасности Коклин, а в Рыбинске — старший инспектор МПВО НКВД города Рыбинска младший лейтенант Круглов.
Должность начальника штаба рыбинской МПВО исполнял капитан Варакин. В 1942 году его сменил капитан, а позже майор Золин. Военными комиссарами штаба МПВО Рыбинска были сержант Цынгуров и полит-рук Козырев. Впоследствии военного комиссара заменил заместитель начальника штаба МПВО по политчасти, должность которого исполнял гвардии майор Гунин. Существовали также объединенные «ведомственные» инспекции ВОХР и ПВО — аналоги современных отделов промышленной безопасности на предприятиях города. Их работу по линии ПВО курировал штаб МПВО города, а по линии охраны объектов — горрайотдел НКВД.
Эвакуация

В феврале 1941 года вышли указания ГУМПВО НКВД по составлению оперативных планов местной противовоздушной обороны городов — пунктов ПВО с приложением на 42-х листах, включавших в себя раздел по эвакуации населения на случай введения «угрожаемого положения», что означало попадание данной территории в зону досягаемости авиации противника. Необходимость эвакуации определялась соответствующим решением Правительства. А общая задача по эвакуации возлагалась на НКВД и его органы МПВО.
14 марта 1941 года в адрес начальников МПВО Рыбинска председателя горисполкома Григорьева и начальника горотдела НКВД лейтенанта (капитана) госбезопасности Михайлова с сопроводительной начальника УНКВД Ярославской области старшего лейтенанта (майора) госбезопасности Макарова указания ГУМПВО «для руководства и исполнения» были направлены в Рыбинск. Срок разработки оперативного плана МПВО города определялся к 25 апреля 1941 года.
Все материалы по разделу эвакуации должны были храниться в особом пакете как приложение к оперативному плану с доведением их только до отдельных лиц руководящего состава органов МПВО НКВД и Штабов МПВО городов.
Согласно карточке учета специальных сооружений МПВО Рыбинска по состоянию на 1 июля 1941 года общая численность населения города определялась в 158 550 человек, из них подлежало эвакуации 61 835 человек, укрытию в убежищах и закрытиях — 96 715 человек.
В тесной связи с деятельностью МПВО в части ликвидаций последствий диверсий и авианалетов находилась и городская пожарная охрана. Она состояла из пожарного штата горрайотдела НКВД, добровольных пожарных дружин и пожарных команд на предприятиях города. Наиболее крупной из них была пожарная команда НКВД при моторостроительном заводе № 26 (ныне НПО «Сатурн), которой руководил некто Русаков.
Приказ № 1

В конце июня 1941-го приказом начальника Рыбинского гарнизона полковника Бармотина частям и учреждениям Рыбинского гарнизона в Рыбинске и всех прилегающих к нему населенных пунктах объявлялся режим «полного затемнения». Контроль за его выполнением возлагался на военного коменданта гарнизона и начальника городского отдела милиции. Должность военного коменданта города в это время исполнял лейтенант Крестьянов.
Обратимся к хронике организации ПВО и МПВО в Рыбинске и Рыбинском районе летом 41-го:
9 ИЮЛЯ. В соответствии с решением Совнаркома РСФСР от 2 июля 1941 года исполком Яроблсовета перевел личный состав Местной ПВО Ярославля, Рыбинска и городской пожарной охраны Ярославля, Рыбинска, Костромы, Переславля и Углича на казарменное положение. По Ярославлю и Рыбинску это касалось 25% личного состава МПВО, но не свыше 300 человек по Ярославлю и 200 по Рыбинску. При этом в Ярославле и Рыбинске на казарменное положение были переведены соответственно 50 и 30 пожарников. Есть сведения, что пожарная служба Рыбинска привлекалась и к строительству оборонительных сооружений. Для этого к ней было прикомандировано более трех сотен бойцов МПВО.
22 ИЮЛЯ. Приказом № 1 начальника МПВО Рыбинска председателя горисполкома Григорьева город был объявлен на «угрожаемом положении» с приведением в полную боевую готовность сил и средств МПВО.
25 ИЮЛЯ. В Рыбинский горисполком на имя секретаря Рыбинского горкома ВКП(б), председателя горисполкома и начальника горрайотдела НКВД поступил совершенно секретный циркуляр партийно-советского руководства области о строительстве в Рыбинском районе оперативных аэродромов с окончанием всех работ и сдачей их в эксплуатацию к 1 августа 1941 года. Места для постройки и конкретные задания определял представитель ВВС Гудков. А руководство строительством возлагалось на начальника НКВД области старшего лейтенанта госбезопасности Макарова. Речь здесь идет, скорее всего, об аэродромах для 26-й истребительной авиачасти, участвовавшей в воздушных боях с немцами в небе над Рыбинском.
Органы Местной ПВО ГУМПВО НКВД СССР в свою очередь занимались тем, для чего они и были созданы. Мероприятиями по маскировке, строительством бомбоубежищ, постами ВНОС и ликвидацией последствий авианалетов во взаимодействии с пожарной охраной и санитарными службами города. А непосредственной борьбой с вражеской авиацией в районе Рыбинска занималась войсковая ПВО. Работа этих служб координировалась, но в конечном счете защита рыбинского неба зависела от простых зенитчиков и летчиков-истребителей…

Иван КОЧУЕВ, член Ярославского отделения Российского военно-исторического общества. Публикация подготовлена с использованием документов Рыбинского филиала госархива Ярославской области

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.