Неизвестная война: из истории рыбинской контрразведки

В годы войны органы безопасности уделяли большое внимание превентивным мерам по борьбе со шпионажем и диверсионно-террористической деятельностью немцев. Не стал исключением и Рыбинск. Из провинциального, славного своим прошлым уездного города к началу войны он превратился в многофункциональный промышленный центр. На его территории находились заводы союзного значения. По уровню оплаты советских работников он был отнесен к городам второй категории.

Известно, осенью 1941 года в районе Сонково появилась первая группа немцев в составе пяти человек. Однако в первые месяцы войны немецкие спецслужбы не проявляли особой активности в отношении Рыбинска и Ярославля. Положение изменилось в начале 42-го года, когда было задержано 7 немецких агентов, в задачу которых входили сбор сведений и диверсии в Рыбинске. Прием агентов должен был осуществлять некто Фатеев, сын рыбинского лесозаводчика, сбежавший из советского заключения в Германию, откуда он был заброшен в Рыбинск весной 1941 года в качестве радиста.
18 марта 1942 года в Рыбинске была арестована некто Н.В. Фомичева, сандружинница Калининского фронта, попавшая в плен и завербованная немцами с заданием поселиться в Рыбинске и вести диверсионную работу на предприятиях «оборонки». В марте-апреле 1942 года в районе Рыбинска и Ярославля был сброшен ряд разведчиков-парашютистов для сбора сведений о частях Красной Армии, поставках по ленд-лизу и работе военных заводов.
Одновременно принимались меры по борьбе с техническим шпионажем и пропагандой противника. В Рыбинском архиве сохранился циркуляр Наркомата Торговли РСФСР от
14 мая 1942 года, предписывающий «разъяснить торгующим организациям и оптовым базам о том, что продажа радиоприемников коллективного слушания, радиоламп, радиодеталей и других радиочастей должна производиться только по специальным разрешениям областных и краевых органов связи». Разрешения каких-либо других организаций на приобретение радиодеталей считались недействительными. Между тем соответствующее постановление ЦК ВКП(б) «О сдаче населением радиоприемных и передающих устройств» было принято еще за год до этого, 25 июня 1941 года. А 27 июня 1941 г. вышел совместный приказ НКВД-НКГБ о нацеливании агентурно-осведомительной сети «на выявление радиоаппаратуры и лиц, уклоняющихся от ее сдачи». Уклонение от сдачи радиоустройств квалифицировалось по статье 59 части 6 УК РСФСР и соответствующих статей уголовных кодексов других союзных республик.
Борьба с десантами

kreta.3tya9ud6ipic8sg4swsw4s4sc.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.thРешением Исполкома Ярославского Облсовета от 30 мая 1942 года «О мероприятиях по борьбе с авиадесантами противника» Рыбинскому горсовету предписывалась организация «с 10 июня с.г.» (помимо постов службы ВНОС) круглосуточного наблюдения за воздухом с привлечением дежурных ДПД, колхозных и совхозных сторожей и пастухов, лесной охраны, с установлением (в нерабочее время) дежурства ответственных лиц исполкомов. На них возлагалась обязанность немедленно сообщать военным властям и НКВД, вышестоящим исполкомам о высадке десанта или диверсионной группы, организация быстрой доставки распоряжений, транспорта по перевозке дежурной части или подразделений резерва для ликвидации десанта, проверка совместно с военными и РОНКВД охраны мостов, предприятий, водоемов, совхозно-колхозных складов. Замысловатый смысл этого документа говорит об одном. Потенциальным осведомителем НКВД был каждый сельчанин от работников сельской администрации до рядовых колхозников и совхозников. «Диверсанты», в основном советские военнопленные, хорошо понимали это. А на вербовку шли, чтобы быстрее вырваться из плена. С помощью населения выявили и значительную часть немецких агентов. Этого не скрывали и сами чекисты. Характерен эпизод с арестом агента Таврина, готовившего покушение на Сталина. Самолет с террористом обнаружила дружинница поста ВНОС, а само задержание провел сотрудник милиции. Так что отношение собственно «органов» к предотвращению покушения на вождя весьма косвенное, как и в других подобных случаях, если не считать того, что сама система борьбы со шпионами и диверсантами разрабатывалась, конечно, при их непосредственном участии.
Разведотдел IС

В одном из советских кинофильмов есть эпизод о заброске в Рыбинск группы завербованных немцами советских военнослужащих в рамках деятельности абвершколы «Сатурн». Выброски немецких десантов на территории Ярославской области продолжались до августа 1944 года. С марта 1941-го за весь период войны в Рыбинский и прилегающие к нему районы Ярославской области было заброшено не менее 37 немецких агентов, главным образом парашютистов, в том числе в Пошехонский и Мышкинский районы, в окрестности села Арефина. Основной базой десантирования был аэродром в Пскове, где действовала абверкоманда 104. Ее деятельность курировал разведотдел IС при штабе группы армий «Север». Группы по 3-4 человека должны были заниматься сбором сведений о заводах и воинских частях, проводить диверсии на объектах электроэнергетики и железнодорожной инфраструктуры. В Рыбинске основным объектом внимания агентуры были объекты железнодорожной инфраструктуры, воинские части, моторостроительный завод №26.
А вот что писал об этом сам начальник разведотдела IС подполковник Г. Шиммель: «Группы разведчиков нами забрасывались главным образом в районы железных дорог Ленинград-Тихвин, Ленинград-Вологда, Рыбинск, Бологое и Торопец. Эти железные дороги нами контролировались, и мы располагали данными о передвижении войск и боеприпасов к фронту…»
Война в эфире

Знание обстановки не спасало немцев от дезинформации, посылаемой через перевербованных агентов. Так, одна из радиостанций, перехваченных чекистами под Рыбинском, участвовала в комплексе радиоигр военной контрразведки Волховского фронта под кодовым наименованием «Кварц» в ходе прорыва блокады Ленинграда в декабре 1942 – январе 1943 года. С участием агентуры, задержанной под Рыбинском, немцам была заброшена «деза» и о концентрации наших войск на Карельском фронте в феврале 1943 года.
15 мая 1943 года в Ярославской области был арестован немецкий агент, впоследствии под контролем НКГБ участвовавший в радиоиграх с немцами. По «легенде» для немцев «вел разведку в Рыбинске». И подобные случаи были не единичны. 12 человек из числа задержанных в области «диверсантов» позже сотрудничали с органами госбезопасности. Трое из них были награждены орденами Красной Звезды. Многие добровольно сдавались НКВД. Но были и «сознательные». 6 немецких агентов в Ярославской области были приговорены к высшей мере. Один убит при попытке сопротивления.
Абверкоманда 104

imStalengrades-117Обратимся к хронике последующей заброски и обезвреживания немецких агентов в Рыбинске и прилегающих к нему районах:
1 сентября 1942 года. С «Юнкерса-88» в районе деревни Красково Мышкинского района выброшено три агента-парашютиста из абверкоманды 104;
29 октября 1942 года. С аэродрома в Пскове на территории Рыбинского района выброшено 3 агента-парашютиста абверкоманды 104 из числа бывших советских военнопленных. Добровольно сдались органам НКВД;
20 мая 1943 года. В Пошехонском районе выброшено 3 агента-парашютиста с задачей производства диверсий;
31 августа 1943 года. В Мышкинском районе выброшено 3 агента с задачей разведки на железнодорожном транспорте;
28 сентября 1943 года. Абвером в Пошехонский район было заброшено 4 парашютиста-диверсанта;
9 октября 1943 года. С Псковского аэродрома в район села Арефино абвером было сброшено 4 парашютиста-диверсанта для проведения диверсий на участках железной дороги Ярославль-Рыбинск и Рыбинск-Бологое. Один сдался добровольно. Трое задержаны оперативной бригадой Рыбинского горотдела НКГБ.
21 октября 1943 года. В Рыбинском районе выброшен агент-парашютист Абрамов. Направлялся в Ярославль для сбора сведений о воинских частях и работе железнодорожного транспорта. С этого же самолета в районе Арефина выброшен агент Абвера Кузнеченков. Имел задание проникнуть в Рыбинск для сбора сведений о работе завода № 26.
14 января 1944 года у деревни Алферово Мышкинского района выброшено 2 парашютиста Абвера с задачей взрыва Угличской ГЭС и разрушения линий электропередач. Для начала они отправились в Рыбинск для поиска сообщников из числа ранее судимых лиц, где и были задержаны.
Судя по литературе, выбросок немецких парашютистов в Рыбинске и окрестностях больше не было. Немцам было уже не до этого…
Характерен следующий факт. Всего отдел IС выбросил не менее 70 агентов, многие из которых были обезврежены работниками Ярославского НКВД-НКГБ. Всего в области за годы войны было арестовано 58 агентов-парашютистов, включая, очевидно, агентов других подразделений Абвера и СД. Это при том, что ярославское направление было одним из самых приоритетных в сфере активности немецкой разведки. Значит, из 70 агентов группы армий «Север» в Ярославской области была задержана только часть. Сколько из них «осело», а сколько задержано в других областях, исчерпывающе могут рассказать только архивы ФСБ.

Иван КОЧУЕВ, краевед, историк спецслужб
Публикация подготовлена с использованием документов Рыбинского филиала госархива Ярославской области

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 209



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


четыре + 2 =

Описание картинки