Верхневолжский рубеж

«Милые дамочки, не ройте ваши ямочки, придут наши таночки, зароют ваши ямочки» — в Ярославской области до сих пор еще живы очевидцы, державшие в руках пропагандистские листовки с незамысловатым текстом, которые разбрасывались с немецких самолетов. Линия фронта осенью 1941 года была совсем рядом, и они, тогда молодые, копали противотанковые и противопехотные рвы на пути вероятного продвижения противника.

«Большие клещи» гитлеровских стратегов

В ходе боевых действий группы армий «Центр» в октябре 1941 года, известных под названием операции «Тайфун», наступление на Ярославль и Рыбинск в целях охвата Москвы с севера было объявлено одним из приоритетных направлений осеннего наступления Вермахта. Одновременно удар из района Тулы в направлении Москвы с юга должен был образовать вокруг советской столицы так называемые «большие клещи».
В немецких штабных документах, дневнике начальника Генштаба германских сухопутных сил Гальдера и директивах Гитлера за октябрь-ноябрь 1941 года Рыбинск упоминается не менее 14 раз. В приказе командующего группой армий «Центр» фельдмаршала фон Бока от 14 октября 1941 указывалось, что «возможно, в дальнейшем возникнет необходимость удара моторизованных частей в направлении на Ярославль и Рыбинск».
В этот же день, 14 октября, немцы взяли Калинин…

Рыбинск на острие удара

Для прикрытия флангов Северо-Западного и Западного фронтов был создан Калининский фронт с тем, чтобы воспрепятствовать выходу немцев в тылы этих крупных воинских соединений. В худшем случае это, в первую очередь, могло привести к развалу Северо-Западного фронта. В свою очередь немцы не могли развернуть полноценного наступления на Москву, пока над северным (левым) флангом группировки фон Бока нависали войска Северо-Западного фронта.
Результатом наступления группы армий «Центр» на Рыбинск и Ярославль пре-дусматривался захват железнодорожной и автотранспортной магистралей, связывавших Москву с севером страны, пресечение поставок по «ленд-лизу» через порты Мурманска и Архангельска. Еще более угрожающим стало бы положение осажденного Ленинграда. При этом немецкое командование рассматривало Рыбинск и Ярославль не только как объекты транспортной инфраструктуры, но и как крупные промышленные центры, а Рыбинск еще и как источник электроснабжения Москвы.
«Наступать на Ярославль и Рыбинск»– такая задача «после наступления хорошей погоды» была поставлена фон Боком 28 октября 1941 года перед 3-й танковой группой генерала Рейнгардта. В приказе
№ 2250 по группе армий «Центр» от 30 октября 1941 года 3-й и 4-й танковым группам генералов Рейнгардта и Гепнера, включая пехотные дивизии, входившие в состав немецких танковых групп, предписывалось после выхода на рубежи к северо-
западу от Москвы «в перспективе наступать на Ярославль и Рыбинск».
К концу октября  немецкие дивизии уже находились на рубежах к востоку и северо-востоку от Калинина. Однако на перегруппировку и накопление сил ушло две недели. Позже это стало одним из факторов провала наступления Вермахта  на Москву.
«Конечная цель – выход на рубеж Ярославль-Рыбинск (а возможно, Вологда) остается прежней», –  это из дневника Гальдера об указаниях Гитлера на совещании в Ставке 19 ноября 1941 года, т.е. через несколько дней после начала нового наступления  немцев на Москву.

Оборонительный рубеж на Верхней Волге

15 октября 1941 года, в самый критический момент обороны Москвы, на совещание к Сталину в числе других руководителей прифронтовых областей были вызваны первый секретарь Ярославского обкома ВКП (б) Н.С. Патоличев и первый секретарь Рыбинского горкома ВКП (б)
М.А. Туркин. Сталин ознакомил присутствующих с составленным Генштабом РККА планом строительства оборонительных сооружений на всем протяжении Волги от Рыбинска до Горького. Непосредственные работы по возведению этих сооружений были возложены на НКВД и его строительные организации.
Сталин особо подчеркнул необходимость обороны Рыбинского гидроузла, дававшего в определенные периоды до 50% электроэнергии для промышленных предприятий столицы.
Начальником строительства на рыбинском участке был назначен начальник Волгостроя, бывший зэк, а в 1941 году руководитель Волгостроя и офицер госбезопасности известный гидростроитель В.Д. Журин.
20 октября постановлением исполкома Рыбинского горсовета в городе была введена всеобщая трудовая повинность для выполнения работ «оборонного значения». На работы привлекалось всё население города: мужчины в возрасте от 16 до 60 лет, женщины – от 18 до 50 лет. Освобождались от трудовой повинности беременные женщины и женщины, имевшие детей до 8-летнего возраста. Набор и направление на работы возлагались на исполком, а надзор за соблюдением постановления – на органы милиции. За уклонение от работ предусматривалась ответственность по законам военного времени.
Рыбинск входил в так называемый Юго-Западный оборонительный рубеж, проходивший по линии Рыбинск-Мышкин-Углич, как раз на возможных путях отхода войск Северо-Западного фронта в район Верхней Волги в случае прорыва немцев в северо-восточном направлении из района Калинина. Как известно, в середине ноября Великолужская КЭЧ Московского Военного округа, связанная с обеспечением войск Северо-Западного фронта, уже находилась в Рыбинске.
Всего по области было намечено оборудовать около 1900 километров противотанковых и противопехотных препятствий, тысячи землянок и огневых точек. На оборонные работы были мобилизованы 137500 жителей области, заключенные Волголага, а также 3-я саперная армия во главе с известным руководителем Волгостроя Я.Д. Рапопортом. Оборонные работы на подступах к городу проводились и по линии пожарной службы НКВД.
Особые сложности возникли в связи с похолоданием и замерзанием почвы. Выемка земли проводилась как путем подрывов, так и вручную. Работы, как вспоминают очевидцы, проходили при температуре до – 40 градусов. Тем не менее, значительная часть сооружений была оборудована.
В конце декабря 1941 года, в связи  переходом советских войск в контрнаступление под Москвой, строительство оборонительных рубежей от Рыбинска до Горького было приостановлено с готовностью на 50%.
27 января 1942 года на имя секретаря рыбинского райкома ВКП (б) и председателя рыбинского райисполкома вышло распоряжение секретаря обкома ВКП (б) и председателя исполкома облсовета об организации охраны оборонительных сооружений на территории района силами сельсоветов, в связи с окончанием строительства, на основании указаний наркома НКВД Л.П. Берии.
Подготовка местных военных активов велась не только для ведения фронтовых действий, но и на случай немецкой оккупации. Об этом свидетельствуют, в частности, подпольные базы партизанского движения, организованные  на территории Ярославской области осенью 1941 года, сведения о которых являются еще одной темой, имеющей непосредственное отношение к драматическим событиям тех далеких лет.

Иван Кочуев, член Совета Рыбинского отделения ВООПИиК и Ярославского отделения Российского военно-исторического общества

Материал подготовлен с использованием документов Рыбинского филиала госархива Ярославской области

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 104



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.