«Весь мир театр»: Беседа с рыбинской актрисой

Кто из нас не мечтал стоять на сцене в свете софитов и слышать аплодисменты восхищенной публики? Такой большинству зрителей видится профессия актера. Но так ли все на самом деле и что ждет тех, кто решит связать свою жизнь с театральными подмостками? Об этом корреспондент «Рыбинской недели» узнала от актрисы Рыбинского драматического театра Марии Лебедевой.

— Маша, почему ты решила стать актрисой?
— На самом деле я не мечтала о профессии актрисы. Были земные цели.
Я однажды попала в любительский театр, там мне впоследствии предложили показывать детские спектакли в садиках, зарабатывать копеечку, а в студенчестве это был прямо бонус жизни!
Я тогда училась на бухгалтера, перестала успевать с учебой, всё время занимали выезды по городам. Но не только сам театр мне был интересен, был ещё немаловажный фактор- мне нравился мальчик, с которым я работала в этом театре.
Потом все распалось, с учебы меня отчислили, с мальчиком ничего не вышло, но я решила получить образование, в котором уже что-то понимала и умела. Так я поступила в ЯГТИ на заочное отделение на артиста-кукловода. Можно сказать, что счастливой случайностью стала моя безответная любовь, — признается моя собеседница.
— Как ты представляла себе эту профессию, пока не попала туда, и как всё оказалось на самом деле?
— Конечно, не предполагала учебу по 12 и более часов в день. Считала себя гениальной и талантливой. Естественно, мечтала о главных женских ролях и всеобщей любви зрителей, букетах, поклонниках. Но не всё оказалось так просто…
Первые два курса с 9 утра до 9 вечера — учеба, и всё на 10 рублей в день. Оказалось, что мы не самые гениальные и ничего не умеем. На третьем курсе некоторых взяли работать в театр во вспомогательный состав. Деньги небольшие, но зато стабильные. Следующие два курса мы были на побегушках, ролей, конечно, не давали, зато работы типа «подай-принеси» было достаточно.
Пять лет проработала в театре кукол. Потом несколько лет пыталась найти себя в других профессиях: получила «корочки» парикмахера-универсала, кассира… Но радость это не приносило. Вернулась в театр драмы.
Наш педагог по актерскому мастерству говорил что, театр — это пропасть, в которую не падают, а прыгают. Вот я, видимо, и прыгнула… И очень этому рада! Театр — вся моя жизнь, и люди, которые там работают, и спектакли, и атмосфера там особые. И пусть нет у меня главных огромных ролей, я люблю каждую свою работу, и каждую роль стараюсь сделать запоминающейся. Особенно люблю играть в сказках, Оскара ,конечно, за это не дадут, но реакция и детей, и взрослых с такой силой заряжает позитивом, что сама на какое — то время становишься ребёнком и снова веришь в чудеса.
— Что самое трудное в профессии актрисы?
— Трудностей много. Главное — понять, что хочет от тебя режиссёр. Все они разные, очень интересные. Ты видишь только своего персонажа, режиссёр же видит спектакль целиком, и ты должен ему доверять! Все мы взрослые люди со своими амбициями и точкой зрения, но если ты не слышишь партнёров и режиссёров, не доверяешь им, то ничего на сцене у тебя не получится. Ты будешь однообразным и неинтересным. А вот если ты «сломаешь» себя, ты удивишься, какой интересный и необычный образ у тебя заживет сам собой на сцене!
Ну и, конечно, самое важное — постоянные тренинги и занятия. Артист обязан каждый день самостоятельно заниматься и речью, и вокалом, и танцами, и сценическим движением.
Ольга Волкова (актриса сериала «Папины дочки», которая играла бабушку) на одном из фестивалей, куда мы ездили, очень возмущалась тем, как запускают себя молодые артисты: окончили институт и забыли всё, чему учились! И это в большинстве случаев правда.
У нас в театре артисты всегда совершенствуются и не выходят на спектакли без речевой и пластической разминки. Все находятся в отличной форме.
Не зря говорят, что рабочий день у артистов ненормированный: мы можем варить суп дома и учить роль, чинить машину во дворе и делать речевую разминку, т.е. даже выйдя за стены театра, мы продолжаем работать, размышлять о роли. Мы с театром постоянно, — рассказывает Мария.
— Что самое приятное?
— Самое приятное — это сам процесс! Репетиции, поиски, размышления, новые ощущения, новые достижения, ну и, конечно же, премьеры спектаклей, когда зритель первый раз увидит результат наших совместных усилий… Это всегда так волнительно и с адреналином в крови.
— Правда ли, что в театре все плетут интриги против друг друга?
— Никаких интриг у нас нет, ну в нашем театре точно. Все мы живые люди, кто-то нам нравится больше, кто-то меньше, всё, как и в других коллективах, на заводах, например. Но у нас есть огромное преимущество: выходя на сцену, мы выбрасываем свои амбиции и там любим, страдаем без личных неприязней или, наоборот, предпочтений. Никогда никто никого на сцене не подведёт и не подставит! Скорее, по рассказам подруг, интриги и некрасивые поступки как раз встречаются в других профессиях. А мы — одна семья! Как братья и сестры: ссоримся, миримся и все равно любим друг друга и всегда поможем близким, — поделилась моя визави.
— Какой случай из театральной жизни тебе больше всего запомнился?
— Да у нас каждый день что-нибудь интересное случается! Много курьезов и на сцене, и за кулисами… Ну, наверно, самое интересное — это поездки на фестивали. Знакомство с работниками театров других городов, спектаклями, да и самими городами. Это всегда свежая волна новых ощущений. Побывать в Доме Достоевского в Старой Россе, посетить знаменитый Провал в Пятигорске…
— Есть ли такое, за что ты гордишься собой как актрисой?
— Это мои, как я уже упоминала, многочисленные сказки. Обожаю свою Бабу Ягу и особенно Избушку. Домик полтора метра в высоту, неимоверно тяжёлый.Изначально в этой сказке я должна была играть только Кикимору. Роль небольшая: два выхода по три минутки. Загрустила я после прочтения пьесы. А потом выяснилось, что там ещё есть избушка. Изначально она не являлась отдельным персонажем. Режиссёр Наталья Николаева придумала ее оживить, и тут пригодилась моя основная профессия артиста-кукловода. Получилась замечательная паркетная кукла. Сложность в том, что у неё нет лица, мимики, она все должна сыграть одними лапами и пластикой. Носила я ее на себе, бесконечная беготня, приседания-вставания… Жутко болели и ноги, и плечи… Но мы это сделали: изба получилась милая и живая. Детям нравится, а это самое главное!
А ещё, может быть, смешно, но я с гордостью принесла своей маме диплом о высшем образовании по окончании учебы. Это самая огромная гордость.Мамины слезы радости и как она хвастает знакомым, что у неё дочь сама добилась, ведь актёров в семье никогда не было и связей в этой стезе тоже, — рассказывает актриса.
— Не жалела ли ты о выборе профессии?
— Никогда в жизни не пожалела о своём выборе. Каждая прожитая минута в этой профессии — жизненный опыт.Каждая секунда на сцене для меня — это счастье.
— Что бы ты посоветовала школьникам, которые будут поступать в театральный институт в этом году?
— Пожелала бы хорошенько подумать.Театр это постоянная изнурительная работа. А если не занимают в спектакляхт- это настоящая боль и разочарование. Не могут все быть ведущими артистами, хотя всем хочется. Не все может получиться радужно и красочно. Нужно быть к этому готовым. Сейчас все молоды и энергичны, но спросите себя: не захотите ли вы через 10-15 лет спокойно перебирать документы в офисе? Сможете ли пожертвовать домашним уютом и временем, проведённым с семьёй, ради театра? Ведь у нас нет Нового года, 8 Марта и многих других праздников.
По сути, театр — жесткая профессия, не важно, артист ты или реквизитор. Мы, все до единого, работаем для людей. В институте нам говорили: неявкой на работу может быть только ваша свадьба или ваши похороны. А тем, кто решится, удачи, терпения и сил! Прыгайте в эту пропасть и уже ни о чем, кроме этой цели, не думайте!

Кира Алферова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 840



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.