Земные заботы пятикратного покорителя космоса

26 января 2018 года российская кинодрама «Салют-7» была удостоена кинопремии «Золотой орел» в главной номинации «Лучший фильм». Предпремьерный показ фильма прошел 4 октября 2017 года в кинозале Государственного Кремлевского дворца с приглашением реальных участников тех событий – летчика-космонавта, командира корабля Владимира Джанибекова и космонавта-бортинженера Виктора Савиных. О спасении орбитальной станции «Салют-7», о космической невесомости и земном притяжении летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, генерал-майор авиации Владимир Джанибеков рассказал рыбинцам во время пребывания в нашем городе в феврале 2004 года по случаю 70-летия со дня рождения первого космонавта планеты Ю.А. Гагарина.

Начальником на Земле быть труднее, чем спасателем в космосе

Владимир Джанибеков не застал Юрия Гагарина живым. Он влился в отряд космонавтов в 1970 году – спустя два года после трагической гибели первого космонавта планеты. Тем не менее, по словам Джанибекова, именно Гагарин изменил его судьбу. В 1961 году – в год гагаринского полета – студент Джанибеков бросил университет, где учился на астрофизическом отделении, и пришел в авиацию с мечтой о космосе.

Его мечта сбылась…

С января 1978 года по сентябрь 1985 года Владимир Джанибеков совершил пять космических полетов, продолжительность которых совокупно составила 145 суток, 15 часов, 58 минут и 35 секунд. Все пять полетов в составе советских и международных экипажей он совершил в качестве командира корабля. Дважды выходил в открытый космос, продолжительность его пребывания вне космической станции – более 8 часов.

Когда в 1985 году орбитальная станция «Салют-7» вышла из-под контроля ЦУПа, для проведения спасательной операции привлекли уже четырежды побывавшего в космосе 43-летнего Владимира Джанибекова. Вместе с ним отправился устранять аварию его друг, бортинженер Виктор Савиных. Десять суток они проводили ремонтные работы, в том числе в открытом космосе, находясь буквально в шаге от смерти.

«Салют-7» был спасен и проработал на орбите еще шесть лет, пока его не заменила станция «Мир». Космонавты Джанибеков и Савиных вошли в историю, как люди, осуществившие самый сложный с технической точки зрения полет за всю историю мировой космонавтики.

Колоссальный опыт работы Владимира Джанибекова в космосе нашел применение на Земле. С 1985 по 1988 год он командир отряда космонавтов ЦПК имени Ю.А. Гагарина, а с 1988 по 1997 год – начальник Управления теоретической и научно-исследовательской подготовки ЦПК имени Ю.А. Гагарина.

Об этом земном периоде своей жизни Владимир Александрович рассказывал рыбинцам с болью:

– Девять лет в этой должности я подготовкой космонавтов не занимался. Я занимался исключительно сокращением личного состава. Сначала сорок процентов…Потом еще сорок процентов…Первые сорок процентов сократил, не моргнув глазом, очистив управление от лишних людей. Вторые сорок процентов – это те ветераны, которые готовили космонавтов, занимались научно-исследовательской работой, испытательной работой. Это было уже чувствительно. Параллельно нужно было заниматься непосредственными вопросами подготовки космонавтов, формировать новые экипажи, а главное, вселять в людей уверенность, что всё у нас будет нормально.

Как рыбинцы поставили космонавта на ноги

В декабре 1969 года Рыбинский завод приборостроения посетил начальника управления по связи с пилотируемыми кораблями, один из первенцев покорения Вселенной, летчик-космонавт Павел Иванович Беляев. В последующие годы контакты упрочил его друг и преемник летчик-космонавт Алексей Леонов. Согласно заключенным договорам на РЗП освоили выпуск тренажерных комплексов для подготовки экипажей к работе на космических кораблях «Союз», «Союз-ТМ», орбитальных станциях «Салют-6», «Салют-7», «Мир», многоразовом космическом корабле «Буран», а также в рамках советско-американской программы «Союз-Аполлон». Завод осуществлял обеспечение Центра управления полетами пультами связи с пилотируемыми космическими кораблями.

Владимир Джанибеков и Виктор Савиных в 1985 году успешно провел операцию по стыковке с орбитальной станцией «Салют-7» во многом благодаря тому, что прежде все свои действия, воспроизведенные потом в космосе, они отработали в ЦПК на специальном тренажере-дублере кабины космического корабля типа «Союз», изготовленном на Рыбинском приборостроительном заводе.

О том, как рыбинские приборостроители помогли космонавту Джанибекову, рассказал он сам:

– У меня разболелась нога – было рожистое воспаление. Температура под 41,5 градусов. В больнице пришлось бы пролежать три недели – не меньше. В Рыбинске меня поставили на ноги за три дня. В профилактории приборостроительного завода провели лечение заболевания при помощи своей технической разработки: медицинского прибора — ультрафиолетового излучателя «Мелитта». Я уехал домой без признаков воспаления.

Генсек КПСС не годился в космонавты, НАСА – в боссы

Кризис конца 80-х – 90-х годов нашей стране ударил и по отечественной космонавтике. После того как с орбиты свели и 23 марта 2001 года утопили в Тихом океане российскую орбитальную станцию «Мир», местом работы и отдыха космонавтов и астронавтов стала Международная космическая станция.

Владимир Джанибеков объяснил, почему американцы, заявив о претензиях на первенство в космосе, были вынуждены перейти на паритетные отношения с российскими коллегами:

— Когда готовилась к работе МКС, американцы тянули одеяло на себя. Они дали понять: «Это наша станция, наши деньги, мы – боссы. Мы создаем свой Центр управления полетами, берем на себя административные функции». Действительно, кто платит – тот и заказывает музыку. Но американцы быстро поняли, насколько накладно тащить международную космическую программу на себе, не имея тех наработок, что были у нас, начиная с первых космических полетов.

В российской космической отрасли упор всегда делался на многолетнюю работу. «Мир» отработал пятнадцать лет при ресурсе пять лет. На станции был пожар, произошла разгерметизация. Наши космонавты справились с пожаром, очистили воздух, устранили разгерметизацию и завершили программу полета в полном объеме. В конечном счете, основную работу взял на себя ЦУП в городе Королев. Центр управления полетами в городе Хьюстон (США) берет на себя командные функции, когда стартует «шаттл» с космонавтами, контролирует безопасность полета, обеспечивает радиосовместимость. С учетом опыта орбитальной станции «Мир», российская часть МКС изначально имеет 15-летний ресурс работы.

Владимир Александрович весьма своеобразно коснулся политики. От космонавтов требуется безукоризненное физическое и психическое здоровье. На этот счет имеется система тестов. Однажды космонавты по своей методике протестировали последнего Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, взявшего в 1985 году курс на перестройку страны. Тесты показали, что генсек не годился в космонавты. Люди с подобными психологическими данными много дров наломают в космосе. На Земле они устроили бурелом, следствием которого стал распад некогда единой державы и серьезные проблемы для России.

На снимке: летчики-космонавты (справа налево) Владимир Джанибеков и Юрий Маленченко в Рыбинске в феврале 2004 года.

Александр СЫСОЕВ

Фото автора и из открытых источников

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 276



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


восемь + 2 =

Описание картинки