Памяти любимого актера

Сегодня, 29 октября, в Москве простились с Николаем Караченцовым. Его не стало в минувшую пятницу. 

Ровно 19 лет назад, 29 октября 1999 года, в Рыбинске открывали 175 театральный сезон. Среди гостей того вечера был Николай Петрович. 

— Я окончила ВГИК и много людей видела, со многими общалась, но могу назвать мало актеров у которых нет ни малейшего налета звездности. Николай Краченцов — один из них, — вспоминает встречу с артистом Лариса Львова, работавшая в то время заведующей литературной частью. — Он не гнался за рублем, не был хапугой, для него на первом месте был театр. Внимательный, нетребовательный, настоящий русский интеллигент.

На Николая Карченцова поездка в Рыбинск тоже произвела впечатление. Настолько сильное, что даже попала в его книгу «Авось!».

— Я ехал к ним как наглый тип, как «всенародное достояние», как «звездун», — напишет позднее Николай Петрович .

После премьерного спектакля актеров поздравляли с началом сезона и победой в театральном конкурсе. Вручали грамоты. После чего, пришел черед поздравлений от столичного гостя.

— И в эту секунду я вдруг подумал, что ни один из этих людей, стоящих со мной на сцене, никогда не будет известен, — писал Караченцов. — Его никогда не снимут в кино, его никогда не покажут по телевизору, не то, что в масштабах страны, в соседней области его знать никто не будет. Его узнают лишь в этом городе, в котором на спектакль ходят не более сорока человек, а ему на это наплевать. Может, и не наплевать, но он не за это работает.

Он работает только потому, что жить не может без своей профессии. И далеко не всякий, кто выходит на сцену, поцелован Богом, просто он — сумасшедший, он болеет своим ремеслом. Он три месяца не получает зарплату […]

Вокруг актеров бушуют войны, происходят революции, всевозможные катаклизмы, но они не могут не выходить на сцену, потому что они ею больны. Они счастливы, что они занимаются самой странной профессией в мире. И когда я должен был с высоты своей значимости, популярности и славы произнести поздравительные слова, мне стало стыдно. Я встал перед ними на колени и сказал: «Спасибо, что я с вами служу одному Богу. Господи, какое это счастье!»

Руководство театра и Николай Караченцов обсуждали возможность привезти в Рыбинск постановку «Юнона и Авось». Но, увы, этим планам не суждено было сбыться.

Фото из личного архива Ларисы Львовой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 199



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.