Русский солдат в Афганистане

15 февраля — День памяти воинов-интернационалистов, государственный праздник, посвященный нашим согражданам, исполнявшим служебный долг за пределами страны. В этот день тридцать лет назад последняя колонна советских войск покинула Афганистан, что ознаменовало для СССР окончание десятилетней войны. Накануне памятной датой мы встретились с почетным гражданином Рыбинска, обладателем множества наград Генригом Акимовым, чтобы поговорить о подвигах рыбинцев на поприще как интернационального долга, так и общественной деятельности.

Чтобы задать тон беседе, Генриг Викторович начал свой рассказ со стихотворения иеромонаха Романа «Русский солдат», воспевающего доблесть наших воинов, несмотря на столь частое искажение фактов со стороны «судов человеческих». К слову, стих этот является эпиграфом книги Генрига Акимова «Мы помним всех, мы помним всё».

— Мы же хотим говорить о правде, — говорит Генриг Викторович, — а правда о тех событиях изложена в песнях и стихотворениях наших парней, которые сами прошли через афганскую войну. Это помогало не забывать о том, за что мы боремся в чужом краю и во что нам верить. Ребята, вернувшиеся домой в 1989 году, опубликовали поэтический сборник «Заграничная застава», в котором и хранится душа простого русского солдата, прошедшего через эти события. И хотелось бы, чтобы молодежь помнила, ради чего нужно служить в армии и защищать свою страну.

Еще до начала войны, в 1978 году, первыми в Афганистан пришли советские специалисты — восстанавливать жилища, бензопровод, дороги.

— До нашего прихода у них не было никакой инфраструктуры, — вспоминает Генриг Викторович. — Сообщение между городами велось посредством караванов и авиации.

А уже в декабре 1979-го первые советские войска вошли в Кабул.

— Когда десантники стали выходить из советских ИЛ-76 на аэродроме Кабула, у американского посла, присутствующего там, слезы из глаз посыпались, как говорили очевидцы, — смеется Генриг Викторович, — ведь задержись наши ребята хоть на пару часов, то аэропорт был бы занят американской стороной.

По прибытии в дружественную страну, каждому военнослужащему была вручена брошюрка с краткими фразами на основных языках Афганистана — фарси и дари —  и изложением обычаев афганцев, поскольку у людей другое вероисповедание и взгляды на жизнь. На территории Афганистана в тот период в боевых действиях участвовали 653 рыбинца, многие из которых награждены боевыми орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», а также наградами Революционного Совета Демократической Республики Афганистан.

Двое наших земляков были награждены орденами Красного Знамени — Юрий Рязанцев и Виктор Груздев.

— У Вити Груздева интересная судьба, — вспоминает Генриг Викторович, — каждое утро он уходил из своего дома, расположенного на территории Среднеазиатского пограничного округа, прибывал на аэродром, садился в свою боевую машину, пересекал границу Афганистана и выполнял боевые задачи. А к вечеру возвращался обратно домой. Его супруга, к слову говоря, все это время не знала, что муж каждый день улетает воевать. Действительно, геройский парень. Весь срок его пребывания в Афганистане был сплошным подвигом.

Юрий Рязанцев в июне 1986 года в составе роты попал под сильный вражеский обстрел. Оценив ситуацию, лейтенант Рязанцев с группой солдат, обойдя противника с фланга, атаковал его и первым ворвался на позиции. Благодаря его быстрым и решительным действиям, умелому руководству боем наши воины одержали победу. Но сам лейтенант Рязанцев в этом бою погиб. В здании школы № 21 города Рыбинска, в которой учился Юрий Рязанцев, установлена мемориальная доска.

Вспоминая подвиги наших земляков, Генриг Викторович упоминает еще двоих рыбинцев — Сергея Соловьева и Александра Полушкина:

— Сережа с напарником работали на обслуживании авиации, дислоцирующейся на аэродроме Кабула. И однажды, то ли при взлете, то ли после посадки, загорелся один из истребителей. Ребята кинулись вдвоем к горящей машине, вытащили из кабины летчика, а потом принялись снимать с подвесок боеприпасы. Они понимали, чем рискуют, однако ни минуты не сомневались в своих действиях.

Группа, в которую входил Александр Полушкин, выполняла агитационную работу. Она на автомашинах приближалась как можно ближе к линии фронта и проводила на языках Афганистана пропагандистскую работу, призывая противников сложить оружие и перейти на сторону Демократической Республики Афганистан.

— И вот в один из таких выездов машина БТР, на которой ехал Саша, подорвалась на фугасе, свалилась в кювет, водитель погиб, а экипаж и сам Саша получили ранения. Несмотря на то, что Саша был ранен и не умел водить боевую машину, он смог ее завести, выбраться из кювета и догнать свою колонну, — вспоминает Акимов.

Вспоминая о событиях тех лет, мой собеседник все больше говорит о других. На просьбу рассказать что-нибудь из своей боевой биографии Генриг Викторович усмехается:

— Ну, пару историй рассказать могу. Вот, скажем, однажды мне дали команду выехать в одну из частей на БТР. Экипаж состоял из шести человек и меня. Дорога узкая — две машины не разъедутся, справа высокие отвесные скалы вверх, а слева ручей горный, и если сработает фугас под машиной — из этой «коробки» не выбраться, поэтому и передвигались на броне. Вот и сидели мы впятером, все, кроме водителя, на раскаленном металле брони во всем обмундировании. Градусов тридцать жары, солнце палящее, а ребята полукругом ко мне жмутся. Я им и говорю, дескать, чего вы меня облепили, я же не женщина. А в ответ один из членов экипажа промолвил «сиди, майор». На этом диалог закончился. Прибыли в часть, и я думал, научу этих военнослужащих как следует относиться к старшему офицеру. Встретился в батальоне с командиром, представился и рассказал о произошедшем. А он мне и говорит: «Дурак ты, майор – они тебя своими телами прикрывали, ведь на всем протяжении дороги сидят снайпера и в прицелы высматривают, кто из сидящих на броне старше по возрасту». Ведь кто старше – тот и офицер. Вот такая ситуация получилась, думал, меня обидеть как-то хотят, а оказалось, жизнь сохраняли.

Еще один случай, о котором Генриг Викторович вспоминает, произошел во время возвращения на родину:

— Высадился на аэродроме Чкалова в Москве, на дворе январь, при себе только магнитофон, небольшой дипломат, одет все в ту же «песчанку» да шинель. Поймал попутку, гружу вещи в багажник, разговорились с водителем, а я все места себе не нахожу — обхожу машину, ищу взглядом автомат. Шеф заметил мою суету, спрашивает: «Что не так?», я ему и говорю, что автомат найти не могу. Он вытаращил глаза и говорит: «Так тут войны-то никакой нет». И только тогда до меня стало доходить, что я вернулся домой, в свою страну, и с этого момента для меня война закончилась.

В начале 1987 года на рыбинском собрании воинов запаса Генригу Викторовичу предложили возглавить клуб вышеупомянутых воинов, поскольку он был единственным офицером-пенсионером Рыбинска, который прошел Афганистан. Совместно выбрали название клуба – «Интернационалист». Спустя некоторое время Акимов с группой ярославских и рыбинских афганцев был направлен в Ташкент. С этого момента Генриг Викторович вместе с членами клуба «Интернационалист» объехали всю страну с задачей создания на территории СССР клубов военно-патриотической направленности. В рыбинском клубе члены занимались подготовкой молодежи к службе в армии, выступали с беседами в школах, оказывали помощь друг другу, больным и раненым товарищам, проводили сбор средств на установку памятника воинам-интернационалистам. Он появился на Волжской набережной в 1992 году.

— Символизм памятника проявляется в формах, — объясняет Генриг Викторович, — сами посмотрите, вершина скульптуры словно шлем богатыря, нашего исконно русского защитника, а на одной из сторон фигура раненого солдата, в сердце которого осколок в виде контура Афганистана. Те, кто прошел эту войну, оставили часть души там. На момент установки это был первый памятник солдатам-интернационалистам по области и второй по стране.

И спустя тридцать лет со дня вывода последних войск из Афганистана братство храбрых людей, прошедших через ужасы той войны, все так же крепко и дружно, как и было тогда. Ведь они помнят, для чего нужно служить и защищать.

А для нас, тех, кто знает о тех событиях лишь по рассказам, с 1 февраля в здании музея-заповедника открыта выставка «Афганская баллада», на которой представлены личные вещи, награды ветеранов, макеты боевой техники, поэтическое творчество участников вооруженного конфликта.

Глеб Гузенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 98



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.