Глубина откровенности

16 июня в арт-клубе «Перекресток» открыл свою выставку фотограф Михаил Тарасов. Выбрать непривычное для презентации место заставила тематика выставки. Он представил рыбинской публике около двадцати работ в стиле «ню».

Подобная выставка в стенах «Перекрестка» проходила ровно десять лет назад — в 2009 году. Тогда это был экспромт, вспоминает Михаил Тарасов.

— Я собирался делать выставку в галерее «Диалог», уже подобрал фотографии и вдруг мне позвонил директор клуба Саня Занин. Он поставил меня перед фактом, что в его заведении буквально через пару дней состоится моя выставка. У меня был шок. Я нашел модель из Ярославля, отфотографировал, в ночь на субботу печатал фотографии, а это была еще пленка и, чтобы получить фотографии, необходимо было время. Следующей ночью мы уже развешивали снимки в «Перекрестке». Понятно, что никакого названия в голове не было. И вдруг один из присутствующих предложил название «Гололедица». Это был февраль и мне показалось, что это название как нельзя кстати подходит для выставки, — вспоминает Михаил Тарасов.

Выдумывать новое название в этот раз не стали, взяв за основу первое. Так сегодняшняя выставка получила название «По следам ГолоЛедицы», на которой он представал свежие работы.

Сегодня, вспоминая как давно он фотографирует обнаженных женщин, Михаил говорит, что одной из его модели уже исполнилось 62 года.

Первая выставка работ в стиле «ню» от Михаила Тарасова состоялась в 1993 году ОКЦ. Для Рыбинска это было событие.

— Это не основное мое направление работы, это скорее моя отдушина, — признается Михаил. — В годы перестройки начала активно развиваться реклама и всем хотелось, чтобы на ней непременно было полуобнаженное тело. И тогда я попал в свою стихию. Это было мое увлечение, за которое неплохо платили. Меня пригласили работать в первое в то время рекламное агентство в Ярославле. Поначалу я совмещал работу на заводе и работу в рекламном агентстве, брал отгулы, ездил. Потом меня все-таки переманили к себе. Проработав несколько лет, я ушел. Стало скучно, сдерживали стереотипы. И когда появилась возможность зарабатывать на своем хобби, то доля творчества в этом резко уменьшалась. Это и стало поводом для моего увольнения.

Как у человека творческого у Михаила были и моменты, когда хотелось выкинуть с балкона фотоаппарат и сжечь все свои работы.

— В свое время я сжег целые мешки очень много фотографий и негативов, думая, что смогу лучше. Лучше не смог. Я нашел негативы 1993 года и попытался несколько раз напечатать с них фотографии. Повторить не получилось. Многое в нашем деле зависит от настроения. Как у повара, который сегодня может приготовить шедевр, а завтра уже не сможет его повторить. Тоже самое и с фотографами, — рассказывает Михаил. — От настроения вообще многое зависит, иногда приходишь на съемку, понимаешь, что не готов и не хочешь, а берешь в руки фотоаппарат и испытываешь кайф.

Несмотря на то, что в своей жизни Михаил Тарасов работал в разных сферах, но знают и ценят его как профессионального фотографа. Женщины же его обожают за чувство юмора и за возможность взглянуть на себя с другой стороны.

— Это как наркотик, и я даже не могу объяснить, почему мне это нравится. Часто ко мне приходят и начинают говорить, что нет фигуры, я нефотогеничная, а когда через пятнадцать минут показываю им снимки прямо на фотоаппарате, они удивляются и не верят тому, что видят. А ведь я ничего не делаю сверхъестественного, я показываю их такими, какие они есть. Женщины часто гипнотизируют зеркала и видят себя иначе, — рассказывает Михаил. — Это высший пилотаж, когда девушки, женщины уходят от меня другими. Мне нравится сам процесс, это как реабилитация. Я получаю кайф, когда нажимаю кнопку фотоаппарата. Казалось бы,ничего нового, сюжеты и позы за столько лет замылись, но состояние человека другое каждый раз — это важнее всего.

Наверное поэтому фотографии Михаила Тарасова просто невозможно отнести к обычным эротическим, каких много сейчас в мужских журналах и на сайтах. Каждая из них это отдельная история женщины, личности. Причем в работе Михаил практически не использует декорации. Они, по словам автора, не нужны. В его логове, так называет он свою фотозону, нет лишних предметов. Здесь главное место занимает человек.

К людям у Тарасова вообще отдельная любовь. Именно с портретной съемки он начал свою деятельность как фотограф.

— Пятьдесят лет назад у меня появился фотоаппарат «Чайка». Я очень любил фотографировать людей. Портрет человека сделать очень тяжело. А теперь представьте насколько сложнее сфотографировать его тело целиком, чтобы все было гармонично. Мне не нужны пустышки, каждая фотография должна говорить, рассказывать свою историю. Иначе, это просто порнографические снимки, искусственные, — считает фотограф.

Крайне редко использует в своей работе Михаил Тарасов и цвета.

— Мне с детства нравятся черно-белые фотографии. Цвет это совершенно другая информация. Если ты работаешь с цветом, ты должен обосновать почему ты выбрал именно его. Да и данные фотографии в цвете бы явно не смотрелись, — говорит фотограф.

Называть себя профессионалом, то ли из скромности, то ли из каких-то своих убеждений, Михаил не готов, повторяя, что он просто человек, у которого есть камера. Хотя большинство из тех, кто хоть раз попал в его объектив, с ним не согласятся.

— Фотография — это инфекция, которой я давно заразился и наверно уже не избавлюсь, — говорит Михаил Тарасов.

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 0



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.