Неприкосновенность под угрозой

Каждый год в России около 150 тысяч детей становятся жертвами педофилов. Цифра, опубликованная «Мониторинговым центром по выявлению опасного и запрещенного законодательством контента», выглядит жутко и не сразу укладывается в голове. Страшнее тот факт, что официальные данные правоохранительных органов отличаются от статистики общественников в меньшую сторону. Причина банальна — очень часто о том, что их ребенок стал жертвой педофила, родители в полицию не сообщают. Иногда потому, что не знают об этом факте, в отдельных случаях — намеренно или не предавая значения рассказам ребенка.

Педофилы рядом

Еще лет 10 назад наш спокойный, по сравнению с мегаполисами, город, казалось, проблема нарушения половой неприкосновенности детей если и волновала, то не применительно к рыбинским детям. Теперь, увы, в сводках происшествий сообщения о таких преступлениях появляются с пугающей регулярностью.

По статистике «Мониторингового центра», составленной по данным обращений к ним на «горячую линию», чаще всего с педофилами дети встречаются в интернете — 50% обращений. В реальной жизни насильниками в 48% случаев становится близкий родственник или отчим, в 24% — знакомый ребенку человек.

Рыбинск. Декабрь 2013 года. 12-летняя девочка уходит от матери в семью отца, так как ее насилует отчим. Первый сексуальный контакт произошел еще в 2007-м, когда пострадавшей было 6 лет. Следующие годы «новый папа» систематически насиловал падчерицу. Она пыталась рассказать обо всем маме, но та встала на сторону педофила. Разговорить ребенка смогла мачеха.

Июль 2016 года. В Рыбинске задерживают 29-летнего мужчину. Его обвиняют в насилии над двухлетней падчерицей. После нападения ребенку потребовалась госпитализация. Суд вынес приговор — семь лет лишения свободы.

Январь 2017 года. 52-летний отчим на протяжении полугода насиловал 15-летнюю падчерицу. Все происходящее снимал на телефон. Благодаря записям его удалось задержать. Инициатором стала инспектор по делам несовершеннолетних, работавшая в школе, где училась девушка.

Медицинские специалисты не согласны с тем, чтобы называть всех, кто имел связь с несовершеннолетними, педофилами. В классификации заболеваний МКБ-10 педофилии отвели место в разделе «расстройства сексуального предпочтения» рядом с вуайеризмом и садомазохизмом. В большинстве же случаев, утверждают врачи, можно говорить не о педофилии, а о половой распущенности.

В случае вынесения приговора педофилу к отбыванию наказания в колонии добавляется и принудительное лечение у психиатра. Как было в случае с насильником из рыбинского детского лагеря.

Декабрь 2014 года. Новость о том, что в «Полянке» более двух лет орудует педофил, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении 42-летнего мужчины, который работал в лагере радистом, начиная с 2001 года. Изначально говорилось о двух мальчиках в возрасте 9 лет. Затем появилась информация о 14 пострадавших от рук педофила.

В окончательном обвинительном заключении фигурировали 10 мальчиков в возрасте от 8 до 13 лет. Все происходящее мужчина снимал на фото и видео. После чего выкладывал материалы в сеть. Благодаря этому его и обнаружили.

Суд вынес обвинительный приговор — 19 лет лишения свободы.

Бывают случаи, когда родители не только не сообщают о происходящем с их детьми в полицию, но и сами способствуют совершению преступлений.

Апрель 2019-го. 109 лет колонии в общей сложности получили группа педофилов и их пособники. На скамье подсудимых находились трое мужчин и шесть женщин, в том числе мамы и бабушки девочек. Жертвы — шесть детей в возрасте от 9 до 14 лет.

На протяжении четырех лет — с 2011 по 2015 год — в одном из домов села Лахость Гаврилов-Ямского района существовал притон. Его организовал военный в отставке, приехавший в Ярославскую область из столицы. Он купил домик «для друзей», куда несколько лет приводили маленьких девочек для недетских развлечений. Девочек туда приводили собственные мамы и бабушки.

Группа риска

Как видно из приведенных выше случаев, жертвой педофила могут стать дети любого пола и возраста. Мы намеренно не стали включать в материал случаи, когда следователи возбуждали уголовные дела из категории «Ромео и Джульетта» — там, где партнером совершеннолетнего юноши становилась девушка, не достигшая возраста согласия, но это самое согласие давшая. Как правило, такие уголовные дела заканчиваются примирением сторон и свадьбой. Но даже если доходит до обвинительного приговора, то реальный тюремный срок суды, как правило, не дают. Еще раз оговоримся, если речь идет о сексе по согласию и разница в возрасте у партнеров 3-4 года.

Вернемся к статистике горячей линии «Сдай педофила». В 2018 году 46% жертв педофилов было от 7 до 12 лет, 34% — от 13 до 15, в 14% случаев — от 3 до 6 лет, в 4% — от 16 до 18, в 2% — от 0 до 2 лет.

Эти данные нельзя назвать точными, как и статистику общественников и правоохранителей. Главная беда подобных преступлений — латентность. Педофилов сложно вычислить, так как про них очень часто не говорят.

Молчат дети, которые боятся рассказать о странном дяде, явно делающем что-то нехорошее, потому что «мама убьет». Молчат родители, списывая все на фантазию ребенка или решая, что ничего страшного не произошло, а обнародовать такие факты стыдно. Молчание порождает безнаказанность. Молчание рождает новых преступников, которые думают, что дети — легкие жертвы, а значит, об их злодеяниях никто не узнает.

Что делать?

Ответить на этот вопрос помогут детские психологи. Порой они знают о наших детях намного больше, чем мы, родители. О том, как распознать, что ребенок стал жертвой сексуальных домогательств, с какого возраста стоит заводить разговоры на «взрослые» темы и как помочь ему преодолеть детскую травму рассказала заместитель директора учреждения социального обслуживания «Наставник» по воспитательной работе Татьяна Кисина.

По ее словам, все начинается с воспитания в семье. И если в ней изначально нет доверия и взаимопонимания, то рассчитывать на то, что ребенок в подростковом возрасте станет ближе, не стоит.

— Если в семье принято встречаться за одним столом, рассказывать, как прошел день у мамы, папы, ребенка, какие события были значимы, какие проблемы волнуют, при этом не боясь, что кто-то из членов семьи оценит это негативно, то тогда велика вероятность, что ребенок расскажет и об этом, — говорит психолог и отмечает, что в группе риска, вопреки расхожему мнению, оказываются дети дошкольного возраста или младшие школьники. — Подросток может дать отпор взрослому человеку, который к нему пристал с какими-то непристойными предложениями, убежать, позвать на помощь. Он уже осознает, что это неправильно. Ребенок дошкольного возраста может еще не понимать этого. Он не знает, что такое секс. А если даже и понимает, то не знает, как вести себя в данной ситуации. И мы опять возвращаемся к доверию в семье. Мама и папа должны рассказать ему о простых правилах — не уходить с чужими, никогда не принимать от незнакомого человека подарки, как нужно себя вести и что делать, если он оказался в опасности, как можно себя защитить.

Такие разговоры, по мнению психологов, надо заводить уже с трехлетнего возраста. При этом не стоит вводить ребенка в заблуждение, что опасаться надо лишь незнакомых ему людей. Иногда опасность ребенка подстерегает совсем рядом. По статистике, большая часть сексуальных домогательств происходит в семье. Насильниками в таких случаях, как правило, становятся отчимы, сожители, друзья семьи или соседи.

— Педофилия — это заболевание, которое встречается крайне редко, в основном все случаи происходят из-за сексуальной распущенности и, как правило, на фоне алкогольного опьянения, — говорит психолог. — Чаще всего сексуальные действия в отношении детей в таком состоянии совершают близкие, знакомые ребенку люди. Таких людей ребенок, как правило, не боится. Если этот человек вчера находился в их квартире и сидел за общим столом с родителями, а завтра он предлагает зайти к нему в гости, чтобы показать что-то интересное, ребенок уже перестает бояться, ведь это друг мамы и папы. И здесь важно объяснить ребенку с детства, что стоит опасаться не только чужих людей, но и пьяных.

Как правило, многие педофилы просто «покупают» детей. К примеру, пообещав ребенку то, что в семье под запретом: сладости, игрушки. В некоторых случаях новая вещь или подарок может послужить сигналом для родителей. Татьяна Кисина отмечает, что поводом для внимания могут послужить совершенно разные вещи.

— Ребенок, как правило, если не рассказывает о случившемся, то дает знать об этом через какие-то знаки. Например, начинает сторониться того или иного человека, боится оставаться с ним наедине. Однако родители не замечают этих мелких вещей и проявлений, — говорит психолог. — Иногда дети начинают интересоваться у своих друзей, как они проводят время, к примеру, с отчимом. А моет ли он его или ее, во что играют, когда дома нет мамы. И тогда у родителей тоже должен возникнуть в голове вопрос, почему этим интересуется их ребенок.

Еще хуже, когда родители знают о произошедшем с их сыном или дочкой, но не готовы принять этот факт.

— Когда данное преступление происходит в семье, где ребенка воспитывает, например, отчим или сожитель матери, часто другие члены семьи встают на его сторону. Начинают его оправдывать. Им кажется, что ничего страшного он не сделал, никакого физического ущерба не нанес, если мы говорим про какие-то незначительные приставания. На первый взгляд может так показаться. Однако это ошибочно. Результат такой психологической травмы может проявиться через несколько лет. Как вариант это будет нарушение коммуникации. Например, у него не будут складываться отношения с противоположным полом, он станет бояться пьяных, не захочет ни с кем общаться. И очень часто подросток и взрослый уже не связывают это с той давней детской дошкольной психологической травмой.

Взрослые, запомните: если дети не находят поддержку со стороны своих близких, они начинают винить в произошедшем себя.

— Когда, к примеру, мама начинает оправдывать своего сожителя, говоря, что ничего страшного он не сделал, что он не хотел, она его любит, ребенок начинает переносить вину на себя. Он начинает винить себя и отсюда выстраивать свои отношения с позиции я — плохой, а бывает, принимает и позицию жертвы. Меня обижают и это нормально, все имеют на это право. Бесследно такие случаи практически никогда не проходят, — считает Татьяна Кисина.

Помочь ребенку справиться с подобной ситуацией помогут психологи. По их словам, чем раньше начать работать с жертвой педофила, тем больше вероятность избежать последствий.

— Обращаться к специалисту или нет, решают родители. Мое мнение, что психологу показать ребенка, который оказался в такой ситуации, все же стоит. Я сразу должна сказать, что мы обязаны сообщить о случившемся в правоохранительные органы. В этом может быть причина, что многие семьи замалчивают проблемы и не спешат выносить сор из избы, — говорит Татьяна Кисина. — С кем-то из детей можно сразу начинать работать, например, снять чувство вины, отработать эмоции, отследить его поведение. Это поможет избежать более сложных последствий. Надо запомнить: проблемы вашего ребенка — это ваши проблемы и, если не отреагировать сразу, они все равно дадут о себе знать.

В России с 2013 года работает горячая линия «Сдай педофила». Обратиться на нее могут и дети, и взрослые. Важный факт: анонимные сообщения не принимаются. Это связано с серьезностью обвинений.

Телефон горячей линии: 8 800 250 98 96.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 90



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

другие новости недели