Искусство принадлежит Небу: Владимир Хробыстов — о барокко, друзьях и волшебниках.

Барокко в рыбинском костеле — долгожданный концерт, организованный Владимиром Хробыстовым. 15 августа мы сможем услышать произведения Антонио Вивальди, Иоганна Себастьяна Баха и других классиков в исполнении самого Владимира, а также Леонида Колесова.

Обычные волшебники

Чудесное стечение обстоятельств позволило собраться вместе Леониду Колесову, основоположнику рыбинской гитарной школы, ныне живущему в Эквадоре, Владимиру Хробыстову и их коллегам по ансамблю старинной музыки, некогда существовавшему в Рыбинске.

— Это будет скорее небольшой фестиваль, а не концерт, — говорит Владимир Хробыстов, музыкант, мультиинструменталист, композитор и организатор множества музыкальных событий не только в Рыбинске, но и в других городах. — Мы работаем в разных местах. В последнее время большую часть времени проводим в Вологде. Я работаю по программам Вологодской государственной филармонии, преподаю в Вологодском колледже искусств и школе искусств имени Трифонова.

Программу «Летнее барокко в костеле» Владимир планировал сделать втроем со скрипачкой Людмилой Елисеевой и клавесинисткой Татьяной Буткиной. Но, узнав, что Леонид Колесов сейчас в Рыбинске, пригласил к участию в концерте и его.

— С Леонидом Колесовым мы дружим с юности, а такая дружба — это родство по духу. Где бы мы ни были — на самом Дальнем Востоке или на самом дальнем Западе — мы вместе. Летом мы иногда встречаемся, приезжая в Рыбинск, «сверяем часы» наших поисков, которые начали вместе в августе 1989 года, когда решили провести один из главных экспериментов нашей жизни — собрали профессиональный ансамбль в Рыбинске, — рассказывает Владимир.

Ансамбль работал много лет. Со временем музыканты разъехались по разным городам и странам. Но время от времени старые друзья, собравшись вместе, радуют рыбинцев новыми программами. Так получилось и на этот раз.

— Мои рыбинские ученики, с которыми я вижусь очень редко, стали так замечательно играть, сочинять музыку и делать инструменты, что мне захотелось представить рыбинским любителям искусства наши с ними труды. Мир сейчас такой маленький, мы быстро можем договориться и отложить другие дела ради выступления в родном городе, — объясняет музыкант.

Кстати об инструментах — все, кому посчастливится попасть на концерт, смогут увидеть и даже приобрести архаичные музыкальные инструменты Владимира Драчева.

— Он, как бы это поточнее сказать, обычный волшебник. Или необычный волшебник? — рассуждает Хробыстов. — Он делает волшебные свирели, окарины и другие дудочки. Иногда он приезжает ко мне вместе с женой Светланой, художницей, они играют на блокфлейтах и всегда привозят с собой целую гору дудочек. Свирель родственна блокфлейте. И через нее многое открывается в возможностях блокфлейты, а через блокфлейту — в богатом мире свирели. На этом концерте я буду впервые играть на уникальной флейте середины 18 века Godefroy Adrien Rottenburgh.

Летнее барокко

— Барокко в некоторых существенных характеристиках противоположно классике, — считает Владимир. — Классика буржуазно-демократична, это выражение духа эпохи после революции 1789 года. Это музыка больших залов, интеллектуальной унификации, начала формирования массового общества. Барокко аристократично, более изысканно, содержит много криптографии. В то же время в барокко куда больше причудливости, неожиданности. По-моему, эта музыка несравнимо более умна и утонченна. Но она не обращена к большому залу, к публике. На старых картинах, изображающих концерты, присутствует несколько музыкантов и несколько слушателей — в праздничные дни их могло быть 20-30.

Один из главных пионеров барочного движения Николаус Арнонкур объясняет обращение большого числа современных музыкантов к барокко вдруг обнаружившимся во второй половине 20 века желанием цивилизации найти пункт, в котором она сбилась с пути истинного. До того барокко ведь было почти полностью забыто.

И ни в одном концертном зале Рыбинска барокко не прозвучит столь гармонично, как в костеле. По словам Владимира, это зал с лучшей в Ярославской области акустикой:

— Архитектуру называют застывшей музыкой. Музыка по природе связана с поиском истины, высшей красоты. У настоящей архитектуры такие же цели. И вера религиозная связана с такими устремлениями. Лучшая музыка — Бах, Моцарт, Чайковский, Брукнер — религиозна. Я имею в виду не конфессиональность, а состояние души, вектор жизненного поиска. Я люблю играть в храмах. В последние годы наиболее приятные воспоминания остались от выступлений в католическом соборе в Южно-Сахалинске, протестантском соборе в Сеуле и рыбинском костеле.

Разговор с Владимиром Хробыстовым нельзя назвать интервью — это скорее беседа ученика с увлеченным мастером, учителем, готовым раскрывать тайны и отвечать на вопросы. И раз уж речь зашла о барокко и костеле, мы не могли не вспомнить о Вивальди — священнике и музыканте.

— Я люблю многое из музыки Вивальди. Уникальная личность! Мне кажется, он более понятен нам, чем своим современникам. Не случайно ему пришлось уехать в Вену и там закончить жизнь в безвестности и бедности, — говорит Владимир, а я возражаю, что и сейчас некоторые исследователи обвиняют его в самоповторах. — Самоповторы — это обычная практика даже позднее, например, у Моцарта. Иначе было не успеть — ведь музыка была нормальным атрибутом жизни, предметом заказов. Важно то, какой мир эмоций и духа создается тем или иным сочинением и его интерпретацией. Искусство, по большому счету, принадлежит не автору, не народу, а Небу. Все, конечно же, слышали известнейший цикл концертов Вивальди «Времена года». А знаете ли вы, что затем Вивальди решил сочинить ещё один подобный цикл — «Стороны света»? Из него сохранился только один Концерт для флейты — Il Gran Mogol — с индийской тематикой, ноты которого были недавно найдены. Не слышал, чтобы где-то в России, кроме Рыбинска, играли эту музыку.

И рок, и классика, и барокко

А вот сейчас мы, возможно, удивим вас, читатели — дело в том, что Владимир Хробыстов в юности играл и пел в рок-группе:

— Мне кажется, в моём участии в рок-группе ничего странного нет. Хотя сверстники часто вспоминают, что группа была хорошей, лучше групп других рыбинских школ. Мы пели о любви и о желании обретения совершенства бытия. Ну или хотя бы красоты. Какую мы порой крамолу несли! «The constitution must be changed». И никто ни разу нам не сделал замечания. Конституцию, правда, вскоре в самом деле поменяли. Так что с нами поаккуратнее надо…

Позже Владимир участвовал в джазовых фестивалях, записал с американцем Риком Бэйти альбом музыки Нью-Эйдж, признанный открытием года на одной из британских радиостанций.

— Вообще, мне интересны природа, естествознание, эффекты Виктора Шаубергера, психология, антропология, собственная семья и ученики, — сказал Владимир в завершение нашей беседы.

А мне захотелось добавить: и музыка. Ее Величество Музыка.

Наталья Сидельникова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 0



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.