Ребенок войны: история Алевтины

Страшные события семидесятипятилетней давности сегодня 78-летняя Алевтина Винокурова вспомнит едва ли. 17 мая 1941 года она появилась на свет в Ленинграде. В их семье, как и в других, говорить о войне было не принято. Лишь изредка ее мама могла обмолвиться о том, что пришлось пережить в те страшные годы. Сегодня женщина знает многое о войне, находит малоизвестные факты, ищет истории блокадников и конспектирует их в своей тетради. Этими знаниями, собранными на протяжении последних двадцати лет, она делится с детьми, которые учатся в школах и других образовательных учреждениях города.

Первенец в семье Таисии Андреевны и Андрея Александровича родился незадолго до начала войны. Девочку назвали Алевтиной. Отец, как и многие мужчины, отправился защищать свою страну на фронт. Мать с новорожденной остались в Ленинграде.

— Мой отец был простым солдатом. Прошел всю войну. Наград у него было много. Это был уникальный человек. Сегодня я не могу даже предположить, что бы он не смог сделать или починить. Руки были «золотые». К тому же он был хорошо начитан, умный, работящий. Знал наизусть Пушкина, Лермонтова и других классиков. Он много лежал после войны по госпиталям и там читал книги, — рассказывает Алевтина Винокурова.

Следующим потрясением для семьи после начала войны стала блокада. Голодные годы в Ленинграде давались семье нелегко.

— Голодали, как и все в то время. В Ленинграде были организованы бригады женщин. Они по зову своего сердца ходили по домам, проверяли живых и мертвых. Нас трижды с мамой находили умирающими. Мама рассказывала, что не могла поднять меня на руки, потому что я была отекшая, распухшая. 125 граммов хлеба, который выдавали в сутки на одного человека, мне давали через марлю, чтобы я его не ела, а сосала. Другой пищи не было, — рассказывает Алевтина Винокурова.

Тех, кого можно было еще транспортировать, готовили к переправе через Ладогу. 27 марта 1942-го помощь пришла и в семью Алевтины.

— Нас везли на грузовиках. Все женщины, которые были с детишками, сидели в центре на узлах. Потом нас начали бомбить, машина шла рывками. Одна женщина выпала из кузова, но останавливаться было нельзя… — рассказывает Алевтина. — Машины ехали дальше. Кругом были полыньи. Наша машина проскочила, а идущая следом за нами ушла под лед вместе со всеми людьми. Мать рассказывала, что все это происходило прямо на их глазах, все кричали, но сделать ничего не могли.

Когда все блокадники прибыли на большую землю, их стали расформировывать по разным городам.

— Прежде чем отправлять блокадников дальше по населенным пунктам, их кормили. Многие наедались так, что умирали, — переводит дух Алевтина Виноградова и продолжает дальше: — По берегу стояли стога. Мать рассказывала, что, глядя на них, они не сразу смогли разобрать, что это такое. Только потом увидели, что это были стога из мертвецов, которых просто не успевали хоронить.

Конечным пунктом семьи Алевтины должен был стать Пятигорск, но Таисия Андреевна решила остаться в Ярославской области. К слову, именно наша область в годы войны приняла больше всех ленинградцев: около шестисот тысяч человек, из них 122 тысячи были дети. На рыбинской земле тогда появилось одиннадцать детских домов.
Семья поселилась в деревне у знакомых. Когда в 1944-м блокаду прорвали, Алевтина с матерью вернулись домой.

— В памяти практически ничего нет, но я запомнила один случай, который до сегодняшних дней стоит у меня перед глазами. Один раз к нам в дверь постучал пленный немец и попросил еды. Мать стала что-то искать, чтобы завернуть ему и отдать с собой. У дверей, где он ждал, стояло блюдце с едой для кошки. Я смотрю, он взял эту миску и стал из нее есть, — рассказывает Алевтина Винокурова.

Семья жила небогато: маленькая комнатка в одном из домов Ленинграда, а в ней одна кровать.

— Мы спали вместе с мамой на одной кровати, возле которой всегда стояла большая палка. Ей мама стучала по полу, чтобы отгонять крыс. Их было много. На тот момент эти серые существа были врагом под номером два после немцев. Они целыми колониями ходили по улицам. Доходило до того, что когда шел трамвай, он был вынужден останавливаться. Они ничего не боялись. Крыс давили танками, в них стреляли, их не брали даже и пожары, которые в то время были в Ленинграде не редкость, — рассказывает Алевтина Андреевна.

Тогда властями было принято решение, чтобы отправить на борьбу с крысами в Ленинград четыре вагона кошек из Ярославской области. Жители вспоминают, что этих мер было недостаточно, поэтому следом за ними прибыли кошки из Сибири. Враг был побежден.

Спустя десятилетия в Ленинграде был установлен памятник коту Елисею и кошке Василисе. Сегодня он является достопримечательностью города и напоминанием о тех страшных временах.

Свой памятник, правда, на этот раз жителям блокадного Ленинграда установлен и в Рыбинске. Невысокий обелиск расположен на четвертом километре железнодорожной дороги на станции «Платформа». В канун Дня Победы и 8 сентября здесь собираются блокадники.

В Рыбинск семья переехала в 1950 году. Здесь жили родственники по папиной линии.

— Мой отец был одним из пяти сыновей. Удивительно то, что все они были на фронте и все вернулись живыми, правда, некоторые стали инвалидами, — рассказывает Алевтина Андреевна. — Мы жили на берегу Волги в деревянном доме. Потом наши дома снесли, и отец построил новый дом неподалеку от храма Иверской иконы Пресвятой Богородицы. Этот дом стоит до сих пор, и мы его используем как дачу.

О своем отце и его заслугах Алевтина Андреевна может рассказывать долго. Да и медали, которых сегодня немало у женщины, своими не считает.

— Они принадлежат моему отцу, — говорит женщина. — 27 января я хожу в церковь и ставлю большую свечку всем, благодаря кому я жива. Меня берегли, меня спасали.

Жить семье было тяжело и в Рыбинске. Города, исключением не стал и Рыбинск, только начинали восстанавливаться после войны. Учиться Алевтину отправили в школу № 4 за Волгой.

— Мне везло в жизни с учителями. Они были прекрасными. Я сегодня с такой благодарностью их вспоминаю. Учиться я любила, поэтому всегда были одни пятерки, что позволило мне после школы поступить в любой техникум без экзаменов. Но я долго не раздумывала. Мне предложили авиационный, я и пошла. Там я училась с большим желанием по специальности техник-технолог по холодной обработке металлов, — рассказывает женщина.

Отличница в школе и техникуме, Алевтина Винокурова всегда была отличным работником. Шесть лет она трудилась на Рыбинском моторном заводе, 31 год отработала на судостроительном заводе «Вымпел». Четыре с половиной года — в Москве в Министерстве судостроительной промышленности.

Сегодня Алевтина Андреевна является членом комитета блокадников и продолжает вести активный образ жизни: читает стихи на конкурсах, занимается фитнесом. Она частый гость в учебных заведениях Рыбинска, где рассказывает детям о той страшной войне.

— Я отдаю свой долг, — говорит женщина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 0



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.