Приказано выжить: малый бизнес уходит в окопы

В небольшом торговом центре девушка в маске дезинфицирует ручки дверей. «Эй, подожди, у меня тут клиенты!» — останавливает ее продавщица. Но клиенты не против. Лучше дышать хлоркой в магазине, чем на больничной койке. Рыбинск признал факт угрозы коронавируса и защищается как может. Но уже ясно: тем, кто занят в малом бизнесе, предстоит борьба не только за свое здоровье, но и за средства к существованию.

 Держим кулачки и дистанцию!

Сложности в рыбинском малом и микробизнесе начались не с пандемии, а задолго до нее, и это подтверждают почти все мои собеседники.

— Еще год назад началось не то чтобы падение интереса к нашим товарам, но уменьшение спроса в силу снижения платежеспособности населения, — Леонид Продан панике не поддается, но ситуацию оценивает вполне трезво. — Сейчас многие берут кредиты на какие-то дорогие вещи, и после уплаты процентов и расходов на ЖКХ в кармане рядового потребителя мало что остается. На фоне снижения финансирования культуры нет денег и у бюджетных организаций, таких, как музыкальные школы, а это мои постоянные заказчики. Курс доллара и до этого периодически прирастал, а теперь еще подпрыгнул. А 90% моих товаров — импорт. Поставщики переписывают ценники, а паника вокруг коронавируса еще усугубляет ситуацию.

— Самоизоляцию я поддерживаю, — продолжает Леонид, — хотя мы не в Москве и не так много людей у нас возвращается из-за границы, но напряжение в обществе чувствуется. И мы от этого уже страдаем: покупательский поток и так был невысок, а теперь снизился еще больше.

Всю последнюю неделю магазин Леонида работает дистанционно — и это пока спасает.

— За это время 90% товара было продано через группу ВК, — делится опытом Леонид. — Наличие интернет-магазина — это не всегда благо. Для крупных федеральных сетей — да, это хороший вариант, но вот для локального магазина наличие группы в соцсетях вполне себя оправдывает. Это удобно и быстро: клиент обращается ко мне онлайн, я показываю, что есть в наличии, даю ссылки, фото. Клиент подтверждает заказ и оплачивает его — тоже дистанционно, это сейчас норма. Так что соцсети очень сильно помогают в нашем бизнесе.

Леонид считает, что поддержка, которую обещают малому бизнесу, невнятна по срокам и механизму исполнения.

— Вот если бы помощь перечислялась автоматически каждому — но это, конечно, сказка. Хотелось бы вполне конкретных решений, например, введения моратория на начисление арендной платы за субаренду в тех случаях, когда договор заключается между двумя ИП. Конечно, государство должно будет выплачивать арендодателям компенсацию — но эта мера поможет сохранить малый бизнес, а, значит, рабочие места, налоги и прочее. Хотелось бы, чтобы банки предоставляли для малых предпринимателей, работающих в социальной и культурной сферах, льготные кредиты и беспроцентные ссуды. Ведь сейчас нам предлагают кредиты по ставкам от 11 до 20%.

Если в город придет крупная сеть, которая станет развивать продажу музыкального оборудования и инструментов, выжить магазину Леонида будет очень тяжело.

— Мне бы не хотелось, чтобы в Рыбинске сложилась ситуация, когда выживает сильнейший. А такие примеры уже были. Я лично знаком с предпринимателями, которые разорились после открытия в городе крупных фирменных магазинов. Хотелось бы, чтобы государство повернулось лицом к малому бизнесу, тем более, в текущей ситуации. Потери у нас уже идут и еще будут.

В тисках непрямой конкуренции

Рыбинская предпринимательница Ирина открыла свой небольшой магазин промтоваров четыре года назад.

— Два года ушло на раскрутку, но затем дела пошли даже лучше, чем я прогнозировала, — вспоминает Ира. — По образованию я экономист, поэтому просчитывала ожидаемый результат. А в прошлом году начался спад. Подняли НДС, и это сразу повлекло за собой рост цен. Последняя новогодняя выручка была меньше обычной, заводы подняли закупочную цену, вырос ГСМ, «вмененка», подорожало банковское обслуживание. Как следствие — растут цены и у меня. А вирус нас просто добивает.

Покупатели Ирины, в основном люди с доходом ниже среднего, многодетные, пенсионеры.

— Людей зажали в тиски, — с горечью констатирует Ирина. — Товар подорожал: и продукты, и промтовары. И вот здесь вступает в силу непрямая конкуренция. Что это значит? Прямая конкуренция — это когда кукла конкурирует с похожей куклой в другом магазине. А непрямая — это когда кукла конкурирует с гречкой. И что, как вы думаете, люди будут покупать? Особенно многодетные, одинокие мамы. Они первыми начнут экономить на игрушках и одежде.

Каких-то особых планов, как пережить кризис, связанный с коронавирусом, у Ирины нет.

— Только один вариант: сворачивать торговлю и развивать дачу. Хотя у меня два высших образования, работу найти будет трудно. Я закрываю магазин. Все равно покупателей будет очень мало, если вообще будут. А труднее всего сейчас самозанятым. Например, моя подруга — парикмахер, мать-одиночка. Как ей выживать в такой ситуации?

Мы все живем в одном городе, все взаимосвязано. Закрыли школы — и канцтовары в магазине Ирины стали никому не нужны. Нет доходов у одних предпринимателей — значит, не будет покупателей у других.

— Но главное — никому не заболеть, — считает Ирина. — Остальное — решим!

То ли еще будет!

Все очень печально — так или почти так начинали отвечать на мои расспросы большинство предпринимателей, с которыми мне удалось побеседовать. У одних фирмы уже закрылись, у других клиенты пока еще есть, но малый бизнес живет как на вулкане. Кто-то доделывает дела, отложенные в долгий ящик. И все напряженно ждут.

Оксана Мамедова занимается полиграфической продукцией уже много лет.

— Клиенты? Их нет с нового года, — вторит Оксана остальным собеседникам. — В конце прошлого года уже был спад, к новогодним праздникам народ оживился, но затем… Денег у людей нет, да и предприятия экономят, заказывают только то, без чего нельзя работать, скажем, бланки и прочее. Сувенирка, подарочные товары и презентации у нас теперь почти не заказывают. Раньше были московские заказы на товары для промо-акций, но теперь они остаются в Москве или уходят в Китай.

Оксана считает, что все только начинается.

— Все идет к тому, что от малого бизнеса ничего не останется. Если раньше многие выживали за счет грантов, то теперь их, скорее всего, прикроют. Кинут деньги на борьбу с вирусом. А мы — будем выживать.

Мой знакомый Дмитрий, владелец небольшого бизнеса, краток и красноречив:

— Все замерли. Все в шоке… Что-то еще идет по инерции, но в перспективе — тишина абсолютная.

По поводу перенесения сроков уплаты налогов, что, якобы, должно помочь малому бизнесу, Дима не столь оптимистичен:

— Дело в том, что это же просто отсрочка, заплатить-то все равно придется, при полном отсутствии работы в этот период.

Сергей занимается перевозками, и его бизнес попал под удар коронавируса одним из первых в городе.

— Вот уже третья неделя, как я никуда не езжу, — признается Сергей. — Те, кто планировал куда-то лететь, отказались от поездок. Пока живу на сбережения и на зарплату сторожа — сторожей пока не выгоняют, — смеется мой оптимистичный респондент. — Да, как-то придется выплачивать проценты по кредиту. Но вот унывать точно не стоит. Рано или поздно все это закончится. Будем надеяться на лучшее!

Наталья Сидельникова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 296
СМОТРЕТЬ ВСЕ


ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • К маю нас ждут интересные времена......

КОММЕНТАРИИ К НОВОСТИ:

  • Василий 01.04.2020 в

    К маю нас ждут интересные времена…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

другие новости недели