Ольга Моль: Да-да, она сумасшедшая!

Сегодня в Рыбинск приехал Чарли Чаплин. А на прошлой неделе бродила по улицам японка в черно-розовом кимоно. Месяц назад в парке видели таинственную незнакомку в шляпке с вуалью. А прошлой зимой на ступеньках замка прохожие заметили — вы не поверите — Золушку! Так кто же она, Ольга Моль — актриса, модель, художник, коллекционер, создатель творческой мастерской «40 чемоданов»? Мы верим каждому ее образу и порой недоумеваем: полно, да она ли это?

А кот Бегемот все еще ждет

Когда-то проект Ольги Моль назывался «Творческая лаборатория Мольер». Но однажды, пересчитав свои чемоданы, а их оказалось 40, Ольга решила, что «40 чемоданов» — отличное название для ее клуба «переодевашек».

— Сейчас чемоданов уже больше сорока — но не переименовывать же каждый месяц… Вот недавно два новых медицинских чемодана подарили, я туда теперь сапоги складываю, — на полном серьезе рассказывает Оля.

Хотя большинство ее съемок организуются спонтанно, порой Ольга точно знает, какой фотограф должен снять тот или иной образ. Но это не всегда получается. Съемки студии «40 чемоданов» — это беспредельное хулиганство, веселье и импровизация. Конечно, кое-что Ольга планирует, а остальное оставляет на волю фотографа и моделей.

— В результате — вот так я хотела, вот так хотели они, а вот среднее арифметическое. Прекрасно получилось!

Да девчат и не нужно ничему учить — сами вживаются в образ, стоит только наряд надеть.

— Платье диктует, даже страшно становится. Ты как будто переносишься в другую эпоху и начинаешь вести себя соответственно. Вообще, фотосессии — это такое отдохновение! Несмотря на то, что приходится потом голову от лака отмачивать, грим смывать, — рассказывает актриса.

Как собрались вокруг Ольги эти легкие на подъем красавицы-девчата?

— Да сами друг друга привели. А мы в наш клуб принимаем только сумасшедших! Скажем, рекомендуют мне кого-то и уверяют: «Да-да, она сумасшедшая!» Она приходит, я смотрю — да, и правда, сумасшедшая. Я утрирую, конечно, но творческие люди действительно вот так сами и подтягиваются туда, где есть движуха, — считает Ольга.

Иногда Ольга годами копит одежду и реквизит для нового образа. Например, так она собирала наряд японки: кто-то подарил одно, кто-то другое. «Ведь вы снимаетесь, пригодится, а мне все равно не нужно». Последней деталью стали деревянные башмаки, которые были сделаны на заказ, Ольга их собственноручно покрасила. А японский макияж сделал ее совершенно неузнаваемой. Грим Ольга наносит сама, и это всегда нечто неожиданное. Хотя сама она утверждает, что никакими особенными секретами в этой области не владеет.

Есть задумки, которые пока невозможно воплотить по прозаической причине: нет денег. Например, давно откладывается фото-сессия по роману «Мастер и Маргарита».

— Мне нужны две черные шубы или искусственный мех, чтобы сшить костюм кота Бегемота. Потому что сам костюм безумных денег стоит. Вот я и надеюсь, что кто-нибудь однажды шубы подарит, из них и сошью, — говорит Ольга.

Ольга Моль и бизнес? Случается и такое. Но зомби, закованные в цепи красотки и японки тут не прокатят, клиенты хотят нечто более приземленное. А вот если будет невыгодный, но интересный проект — Ольга найдет для него и время, и самые безумные наряды.

— По сути, мы все время этим занимаемся. Постоянно так: «Давайте вы придете, в чем-то интересном поучаствуете, и ничего за это не получите. По рукам?» Я говорю: «Конечно, всегда об этом мечтала!» Скажем, День города — это чай, пироги, хорошее настроение, можно своих увидеть, пообщаться, — рассуждает женщина.

В ожидании дальних дорог и чудес она всегда налегке

— Увы, никуда не уехать. Я бы с удовольствием, столько есть интересных мест на примете. Есть у меня такой спортивный интерес: загрузить бы барахло в машину и мчаться на съемки. Но машины нет… Хотя, если говорить о столицах, там куда сложнее работать. В Питере, например. У них глаз замыленный на все эти архитектурные излишества. Почему к нам в Рыбинск приезжают фильмы снимать? У нас много людей неиспорченных, мы не обезображены салонами красоты, у нас на это нет денег. Зато у нас много натуры-фактуры. Ты просто приходишь куда-то и говоришь: «Мы тут поснимать хотим». А в ответ: «Да-да, конечно, давайте-давайте, а может, вам еще что-нибудь показать?» В столице гораздо сложнее. «Ах, они хотят снять кино? Так, Слава, включай счетчик, счас мы им впаяем!» Бездушно получается, — говорит Ольга. — А для фотосессий у меня в планах столько интересных мест! Я знаю, где можно найти, например, кусочек викторианской Англии — место, похожее по архитектурным особенностям. Съездить бы туда с определенными нарядами… Но сейчас непонятно, когда все это закончится и чего ждать. Так что все мои фотосессии проходят на велосипеде, в его корзину можно что-то положить, а если еще Лариса приезжает — это просто праздник какой-то!

 

Лариса Попова — постоянный фотограф студии «40 чемоданов». Одна из их новых совместных работ — фотографии, сделанные в разрушающейся Больнице водников.

— В такой больнице я, правда, с удовольствием бы работала — в фартуке, в нарукавниках. Я хожу по коридорам этого здания и вижу, как наяву, медсестер, больных в полосатых пижамах. Вот здесь, возможно перекур был, вот здесь цветы высаживали. Потому и поехали мы в эту больницу, чтобы сделать фотки и показать, что там когда-то была жизнь. Ведь фотографий из тех времен уже не найти. Обидно видеть, что такая красота пропадает. Тем более, там хорошая доступность, отличные подъездные пути. Конечно, хочется, чтобы там был какой-нибудь музей, да я б сама там работала сторожем. Больница сейчас в гораздо худшем состоянии, чем в прошлом году: крыльцо отвалилось, крыши вскрыты. Есть у нас чудесные уголки в Рыбинске, просто замечательные, я в них влюблена. И грустно наблюдать, что даже у тех, кто купил эти исторические дома, нет возможности восстановить былую красоту, — рассказывает Ольга.

Вирус нервно курит в сторонке

Вы удивитесь, но Ольга откровенно признает себя социофобом. Это она-то, готовая распивать чай на Красной площади на виду у людей?

— Так с ними же общаться не надо. Они мимо идут, — объясняет она.

Еще в детском саду Оля постоянно была самой лучшей Снежинкой, королевой, участвовала во всяческих спектаклях. И так это ее достало, что в школе она избегала любой «массовки».

А в ноябре 2019 года Ольга вдруг оказалась членом жюри конкурса «Юная Мисс и Мистер Рыбинск — 2019». — Это было интересно и так волнительно, я так боялась кого-то необъективно оценить! — вспоминает Ольга. — Это для любого человека болезненно — получить отказ, а детей, мне кажется, это может просто убить. По итогу наградили всех, и это был правильный подход. 1 место, 25 место — каждому букет и подарок. Все довольные, все в коронах. Ребенку неважно, какое место — главное, что он получил признание, подарок и грамоту. Это очень заряжает.

В тусовках студии «40 чемоданов» тоже есть юные таланты. Это дети участниц коллектива: вместе с мамами они приходят на различные мероприятия, а в Ольгиных чемоданах находятся наряды и для них. И не нужно учить этих детей позировать — прирожденные актеры!

Как бы то ни было, жизнь продолжается. Самоизоляция — точно не для Ольги, она не из тех, кто поджидает вирус, закутавшись в плед.

— Я решила так: заболею я все равно, но мне нужно встретить болезнь в хорошей форме. Поэтому я больше дышу свежим воздухом, езжу исключительно на велосипеде и даже курить меньше стала. И всем советую: если не курите — лучше не начинайте! — убеждена Ольга.

Вот так, на велосипеде, в красном пальто и с улыбкой готова Ольга встретить коварный вирус. Не волнует он ее, ей просто некогда волноваться.

— Так что поднимайте иммунитет, улыбайтесь, и никакая зараза вас не проймет! — советует на прощание нашим читателям эта неподражаемая, стильная, изменчивая и безумная Ольга Моль.

Наталья Сидельникова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.