Мама Ивана Леонова: «Живи, упрямый мой мальчишка!»

Когда-то он был добрым, озорным мальчуганом. Со временем превратился в целеустремленного юношу, привыкшего добиваться поставленных целей. Ваня мечтал работать спасателем, любил технику и строил планы. Теперь его мир — крошечная палата. А за ее стенами — мама, сестра и все мы. И разве не в наших силах вернуть Ивану жизнь, здоровье и мечты?

Мама, можно, я куплю себе собаку?

В детстве Ваня, как и все мальчишки, был очень подвижным, спортивным и озорным.

— Всегда он попадал в какие-то приключения: только новую куртку купишь, побежит куда-нибудь с приятелями и сожжет обнову кислотой, — вспоминает мама Вани Елена Геннадьевна. — Велосипеды любил. А убедить его в чем-то в те годы было очень сложно — упрямый был парень. В 12 лет Ваня впервые пошел работать, сажал цветы. Заработал 3000 рублей и сказал: «Я куплю себе собаку!» Но тут уже я проявила упрямство. После долгих переговоров Ваня заявил: «Тогда куплю пистолет».

Переходный возраст переживали трудно.

— Не скажу, что Ваня хулиганом был, нет, он всегда был добрый, не жестокий, но спорщик ужасный, — говорит мама. — С сестрой они, конечно, ругались в детстве, но и друг без друга не могли жить.

Наташа была совсем другим ребенком, у меня с ней вообще проблем не было. Она и сейчас умничка. Вот уже третий раз она брата буквально вытаскивает из пропасти. Ваня переживает третий рецидив, и каждый раз она его спасает.

Елена Геннадьевна и сама занималась мотоспортом, и Ваня тоже с детства очень любил технику, с нетерпением ждал, когда ему купят мопед.

— И хотя мы с Наташей Ваню отговаривали — ну куда его поставишь, мопед, в нашей квартире? Но не смогли мы его переубедить — и мопед все-таки пришлось купить, — вспоминает Елена Геннадьевна. — И Ванюша катался на нем во дворе и был самым счастливым мальчишкой на свете! Став взрослее, Ваня купил свою первую машину — старый «Москвич», сидел над ним с утра до вечера — и к моему ужасу, он завелся… Ваня полностью отреставрировал его и продал. И с тех пор так у нас и пошло. Ваня покупает старые машины, полностью разбирает — и реставрирует.

Несколько лет назад тяжело заболел брат Елены Геннадьевны. Тогда Ваня продал очередную свою машину и отдал семье все вырученные деньги.

— Я утешала: «Ничего, Ванечка, не переживай, накопим как-нибудь еще». Мы, и правда, накопили со временем 150 000 рублей. Но Ваня заболел, и все эти деньги мы стали тратить на лечение, — вспоминает мама сегодня.

После армии Ваня хотел устроиться в МЧС. А возможно, стать военным. Мама мечтала, чтобы сын нашел свое призвание в жизни. Но судьба распорядилась иначе.

Я живу надеждой и вашей поддержкой!

Болезнь очень изменила Ваню.

— Началось это еще после армии, он вернулся домой и стал как-то по-другому относиться ко мне: жалел, берег, — продолжает вспоминать Елена Геннадьевна. — А болезнь еще сильнее его изменила: раньше спорщиком был, а теперь во всем со мной соглашается. И то, что ради него сейчас все делают, Ваня очень ценит.

Елена каждый день заходит в группу помощи Ване ВКонтакте, следит за всеми новостями.

— Ребята, конечно, молодцы. Я им так благодарна, они не врачи, не МЧС, но когда у меня опускаются руки, и кажется, что ничего уже нельзя сделать, ребята всякий раз находят какой-то выход, — с благодарностью говорит мама Ивана.

Всем тем, кто не дай Бог, столкнется с подобными проблемами, женщина советует побольше читать о своей болезни, о клиниках и о врачах, которые готовы помочь.

— Да, надо слушаться своих врачей, но и самим узнавать как можно больше, — считает Елена. — Если бы мы сразу прочитали про этот коварный лейкоз, про то, что он возвращается, мы бы начали уже давно собирать деньги, консультироваться с другими докторами, другими больницами. Теперь с опозданием понимаю: когда случился у Вани второй рецидив — нам надо было сразу собирать деньги и ехать в Китай. А мы дождались, когда наши врачи сказали, что больше ничего не могут сделать, и теперь приходится собирать деньги очень срочно — а это сложно.

Родные Вани опасались, что после смены клиники у людей возникнут сомнения.

— Но дело в том, что даже если бы мы поехали в Китай, после этого нам все равно потребовалась бы ТКМ. И нам пришлось бы опять собирать деньги. Потому что CAR-T-терапия — это полумера. А в Израиле сделают все — и CAR-T, и ТМК, — рассказывает женщина.

Что помогает пережить напряжение последних месяцев? Во-первых, надежда на то, что скоро все получится и Ваня отправится на лечение. Во-вторых, поддержка дочери и всех ребят в группе.

— То, как они воодушевлены, меня очень радует и поддерживает, — говорит Елена Геннадьевна. — Важно, что мы с Наташей не одни, что кругом столько людей, которые хотят помочь! Я могу только сказать спасибо всем, кто поддерживает Ваню.

Главное сейчас — успеть!

Мама Ивана планирует поехать в Израиль вместе с ним. Трудности с общением, чужая страна и все связанные с этим проблемы ее не пугают.

— Разве люди, когда спасают кого-то на пожаре или в реках, думают о том, хорошо им или плохо, холодно или жарко? Главное — успеть спасти человека, — утверждает Елена. — Вот и для меня сейчас главное — спасти сына. Я не знаю, как мы там устроимся, где будем жить, главное, чтобы Ваню положили в клинику. Наш профессор, Полина Степенски разговаривает с нами по-русски, и я думаю, таких врачей в Израиле много. Так или иначе, мы справимся.

Ваня и раньше никогда не рассказывал маме о своих проблемах. Не говорит и сейчас. Плохие новости Елена Геннадьевна узнает от врачей.

— А в больницу сейчас не пускают, карантин. Зимой мы с ним даже погулять выходили. А сейчас он только в окошко нос высунет — вот и вся прогулка, — рассказывает мама.

Елена считает, что система информирования родственников у нас очень странная. Еще в те дни, когда Ваня лежал в Москве, по телефону узнать что-то было нереально, не имеют права врачи и медсестры сообщать новости о самочувствии пациентов по телефону.

— Ваня иногда отключал телефон — и я с ума сходила от тревоги, — рассказывает мама. — А может, просто у него батарейка села или он на процедуре. Хорошо еще, что Наташа тогда жила и работала в Москве и навещала Ваню, общалась с врачами.

Мама и сестра будут рады любой помощи.

— Мы не просим каких-то огромных сумм, — говорит Елена Геннадьевна. — Любая помощь бесценна: 5-10 рублей, информационная поддержка. У многих сейчас нет денег. А связаться с предприятиями очень трудно. Но люди даже в такое тяжелое время уже собрали огромные суммы — сначала для Сережи Куликовского, теперь для Вани. И мы всем очень благодарны!

Да, это огромная сумма, на первый взгляд — 28 000 000 рублей. Но ведь и страна у нас большая! Нас ведь миллионы, тех, кому не все равно. Ну что, скинемся по рублю?

Наталья Сидельникова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 0



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.