Подозрение на коронавирус: не пытайтесь повторить

В период пандемии каждое проявление недомогания, даже самое малейшее, уже подталкивает нас к тревожным мыслям – статистика заболевших коронавирусом ежедневно растет, и вдруг в этот раз в нее попаду я? Беспокойство за себя и близких заставляет прислушиваться к себе и по возможности соблюдать все меры предотвращения заболевания. Но вот приходит момент, когда голова раскалывается от жара, а градусник показывает запредельные цифры. Я проверил на себе, что происходит с человеком, у которого подозревают коронавирусную инфекцию.

Старт и отрицание

Особо тяжело нам всем воспринимать внезапно возникшую болезнь. Как раз это и произошло со мной – вечер пятницы, работа закончена, погода замечательная, настроение отличное. Единственное, что расстраивает – немного душно, как перед грозой. Окна дома открыты настежь, а желаемой прохлады как не было, так и нет. Более того, вдруг становится тяжело о чем-либо думать, и голову вместо мыслей наполняет резкая боль.

Приходят на ум самые различные объяснения – жара или плохой сон накануне, тяжелая рабочая неделя, усталость, что угодно, но не болезни. Сейчас приму анальгин, и головную боль махом снимет. Но анальгин не помогает ни через час, ни через два, и рука сама тянется за термометром. Исключительно ради научного интереса, ведь я здоров, разумеется! Десять минут с градусником и вот наконец-то вижу результат. И не верю своим глазам. Термометр показывает 39,5.

И тут я совершаю главную ошибку, на которую призываю обратить внимание, – я моментально ухожу в отрицание. Надеюсь на русский «авось» — ведь это ерунда, случайность, «пронесет», и вообще, заболеть может любой, но не я. Врачи? Нет, мне они не нужны. Сейчас мне нужен только крепкий сон, и завтра утром выходного дня открою глаза бодр и свеж, будто ничего этого и не было.

Принимаю жаропонижающее и с этими позитивными мыслями ложусь спать, стараясь не придавать значения непрекращающемуся ознобу и вспышкам боли в висках.

Принятие и последствия

Вторая ошибка, которую я совершил и от которой хотел бы вас предостеречь, – нельзя оставаться одному, когда у тебя сильный жар, потому что можно и не проснуться больше. На следующее утро начался настоящий горячечный бред – я словно был в нескольких местах одновременно. Здравого смысла хватило, чтобы вновь измерить температуру. Цифры результата удивили еще больше, чем вчера – 40,7 на градуснике. И это мой личный рекорд. Пришлось осознать факт того, что я серьезно заболел и самое время вызывать помощь.

И тут я вновь столкнулся с проблемой, причиной которой являлись симптомы моей болезни. Как выяснилось, для вызова скорой помощи факт опасно высокой температуры был недостаточен – пациент должен иметь другие симптомы коронавирусной инфекции, в частности одышку и боль в груди, чтобы к нему немедленно была направлена инфекционная бригада. Этих симптомов я у себя не наблюдал, поэтому люди на другом конце телефонного провода более часа решали, что же со мной делать и кому именно выехать на осмотр и оказание помощи.

В конце концов, врачи решили, что сил дежурных терапевтов поликлиники будет достаточно. Я принялся ждать.

Врачи появились на пороге примерно через час. На тот момент я успел уже выпить суточную дозу жаропонижающих средств и стал чувствовать себя чуть лучше. Терапевты в полной защите вошли в квартиру и первым делом приказали мне надеть маску и отвернуться от них. Меня отчитали за мою нерасторопность – вызывать помощь следовало еще при первых признаках болезни.

Пошел полный диагностический осмотр – измерение количества кислорода в крови, выслушивание легких, замер давления. Врачи удивились результатам – абсолютно все в норме, кроме запредельного жара. Взяв мазок на коронавирусную инфекцию, мне объяснили положение дел – необходимо ехать в инфекционную больницу и проверять легкие на предмет пневмонии с помощью компьютерной томографии, поскольку скрытого течения болезни наблюдается гораздо больше, чем явного. Если воспаление легких подтвердится, результат мазка будет через несколько дней, а меня госпитализируют. В том случае, если пневмонии не обнаружится, мне придется лечиться дома и ждать анализа долго, вплоть до нескольких недель. Разумеется, в этом случае рекомендуется не выходить из дома и строго ограничить все контакты. Вызвав «перевозку до инфекционки» у бригады скорой помощи, врачи выписали мне длинный рецепт из нескольких видов антивирусных препаратов, антибиотика и противовоспалительных средств и вновь сказали ждать.

Следующие несколько часов я боролся с жаром и нарастающей тревогой. С тем, что несколько недель придется провести в одиночестве без родных и друзей, я уже смирился, но попадать в переполненное инфекционное отделение очень не хотелось. Бригада скорой помощи явилась под самый вечер – на тот момент я уже решил, что мою перевозку решили отложить до утра, и лежал в полудреме, в очередной раз нагрузившись таблетками. Наскоро собравшись, я поехал в инфекционное отделение.

Облегчение и неопределенность

Кульминация непрекращающегося стресса застала меня в «капсуле» томографа. Субботним вечером в тихой больнице словно никого и не было, кроме сопровождающих меня врачей скорой помощи и дежурного у диагностического аппарата. Я невольно порадовался, что заболел в выходной день, поскольку слышал о многочасовых очередях у томографа в будни. Десять минут томительного ожидания, и вот у меня на руках ответ.

Легкие абсолютно чисты, признаков пневмонии и других заболеваний не наблюдается.

Глядя на результат, я чувствовал что-то сродни того, что ощущает невинно осужденный, которому отменили приговор – когда уже не было надежды на что-то хорошее, внезапно все начинает налаживаться. Схема лечения на дому, консультации и рекомендации при любом ухудшении состояния вызывать помощь – с этим багажом я вернулся домой, стал лечиться и ждать.

Жар продержался еще несколько дней и начал спадать, проигрывая борьбу ударной дозе назначенных лекарств. Слабость и головная боль практически отступили, о критическом состоянии, которое я перенес несколько дней назад, напоминали только разбросанные повсюду упаковки от жаропонижающих и армия пустых кружек на всех поверхностях.

И вот уже неделю я нахожусь один в полной неопределенности – результаты еще не готовы, самочувствие уже нормальное, а тяжелые мысли не отступают. Правда, теперь несколько иного плана – было тревожно за себя, а теперь тревожно за своих близких. Я помучился несколько дней с жаром, а кто-то из них после общения со мной может оказаться в реанимации. Поэтому приходится ждать результата и надеяться на столь желанное слово «отрицательно».

Чтобы не оказаться на моем месте, настоятельно прошу вас обращаться за врачебной помощью при любых симптомах коронавирусной инфекции. Ведь в период пандемии мы отвечаем не только за свое здоровье, но и за здоровье других людей.

Глеб ГУЗЕНКО

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 0



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.