Энергия «ПЫЛИ»

Все они по жизни занимаются абсолютно разными вещами. И, кроме музыки, между ними нет ничего общего. Но разве это так уж мало, если музыка — главное дело жизни для каждого? И я сознательно решила не рассказывать здесь историю группы — ибо это скучно, а также не говорить о песнях — их надо слушать. Моя задача познакомить вас с ребятами, нашедшими себя и друг друга в жизни и в рок-н-ролле. Виталий Малыгин, Николай Митин и Владимир Барков — музыканты из культовой ярославской группы «Пыль» — рассказали о тех, кто вдохновляет, о том, как расцветают песни и какие клады можно обнаружить на пыльных антресолях.

«Пыльные» эксперименты Виталия Малыгина

Фронтмен группы, вокалист, гитарист и автор песен — спокойный интеллигентный очкарик: глядя на него, и не поверишь, что его песни нужно прятать от детей и старушек. Да, он же еще и битломан!

— Джон Леннон с юности был моим кумиром, да и сейчас остается, — признается Виталий. — Его песни — это идеал. Очень люблю также группу Radiohead. А из соотечественников назову «Звуки Му», «АукцЫон», «Гражданскую оборону». Сейчас много слушаю классику, авангард и экспериментальную музыку.

С 2007 года Виталий экспериментирует и сочиняет песни для своей группы — о мире и героях из снов, о людях с улицы и, пожалуй, о каждом из нас. Свои творения «Пыль» выкладывает для скачивания в интернете, при этом конкретную цену ребята не назначают.

— Те, кто хочет, поддерживают нас, но мы не настаиваем, — говорит Виталий.

В основном он занимается музыкой, честно называя ее делом своей жизни.

— Это то, без чего жить невозможно. А для заработка, но и для души тоже работаю в театре, занимаюсь освещением, и там же, на студии Театра юного зрителя, мы записываем свои альбомы.

Но мечта Виталия — снять настоящее большое кино. В одной из своих песен он утверждает, что снимал бы только черно-белое, но, скорее всего, лукавит.

— Очень люблю кино, особенно отечественных режиссеров — Тарковского, Киру Муратову, Сакурова. Для меня это отдельный мир, очень отличающийся от музыки. И пока мне неведомо, как это — собрать команду и воплотить свою идею в кино. Но мечта есть. И попробовать себя в качестве киноактера тоже хотелось бы.

А пока ребята периодически становятся актерами в своих клипах. Этот процесс им очень нравится, и в идеале Виталий хотел бы создать видео для каждой песни.

Еще одно «Кино» — группа Виктора Цоя — одна из любимых. Эти песни каким-то образом перекликаются с творчеством Виталия, прорываются цитатами.

— Хотя в детстве я больше любил «Аквариум», — признается Виталий. — Но сейчас вернулся к песням «Кино», а к «Аквариуму» охладел. Цой с его прямыми образами, простым языком мне ближе.

Виталий — человек очень цельный, а может, просто повезло: все его занятия связаны с музыкой. В свободное время любит сотворить что-то своими руками — полепить, порисовать, и его визуальные работы становятся оформлением релизов «Пыли».

Ковид нарушил гастрольный график группы, но в Питер и Москву, Кострому, Рыбинск и Вологду ребята выезжают регулярно.

— Я не люблю очень часто давать концерты — на них происходит огромная эмоциональная отдача, после чего хочется недельку отдохнуть, — признается Виталий. — На концертах мы полностью выкладываемся, в зале образуется некое энергетическое поле, и, находясь в нем, забываешь обо всем, сливаешься с этой музыкой. Вот ради этого и выступаешь, ради этого и играешь.

Концертный репертуар группы в основном динамичный, драйвовый, перед сценой всегда собирается танцующая публика, и тексты песен люди знают на удивление хорошо. Помимо хитовых вещей, которые обязательно включаются в плей-лист, ребятам приходится иногда по просьбам слушателей играть какие-то редкие, сложные песни.

— А мы их даже и не исполняли никогда на концертах, — смеется Виталий.

8 августа «Пыль» побывала на Острове, приняла участие в фестивале, собравшем любителей хорошей музыки под открытым небом.

— Мы играем на подобных мероприятиях не ради денег, это в первую очередь новое интересное место. Едем туда ради нового опыта, пообщаться с публикой, поиграть на природе.

Sirotek и DOR — личные музыкальные проекты Виталия, более экспериментальные, нежели «Пыль», но и здесь в центре внимания — тексты.

— Эти проекты связаны с моим увлечением экспериментальной музыкой, но быстро становятся известными среди тех, кто слушает «Пыль». Я играю здесь на старых советских аналоговых синтезаторах, звук которых очень люблю.

Неподалеку от остановки «Университетский городок» в Ярославле есть граффити ярославского художника Ивана Человекова — двоящийся профиль Виталия на фоне звездного неба.

А сами музыканты не считают свою группу культовой, несмотря на то, что их песни расходятся на цитаты, их играют ребята на улицах — да и другие группы тоже. Для Виталия и его соратников «Пыль» — это и хобби, и работа, и жизнь.

— Я ассоциирую себя со своими песнями, — говорит Виталий. — Моя жизнь всецело посвящена музыке. Не могу сказать, как это происходит, я не сажусь и не говорю себе: вот сейчас я что-то напишу. Песни сами приходят, и я всегда удивляюсь, когда что-то сочиняется. Думаю: вот как же так, только что ничего не было, и вдруг появились текст, музыка — из ничего! Это для меня какое-то волшебство. И процесс сочинения для меня — это процесс жизни.

И хитовую песенку «Пакет», и эфемерную композицию «Из трав и цветов» объединяет та самая неуловимая черточка, которая делает группу узнаваемой.

— Мы не пытаемся определять свой стиль. Да, мы играем рок. Хотя есть какие-то модные

словечки, жанровые определения — пост-панк или инди-рок. Все это есть и в наших песнях. Но мне не интересно играть, обслуживая какой-то стиль. Всегда мы шли к тому, чтобы нащупать что-то свое, выковать свой стиль в музыке, и мне кажется, что с годами это начинает получаться.

Николай Митин: «У нас в России мало честной музыки»

Барабанщик группы Николай Митин хорошо известен завсегдатаям «Перекрестка»: он довольно часто приезжает в Рыбинск с раритетными виниловыми пластинками в рюкзаке, и… «Вход свободный, танцуют все!»

— Ставлю то, что удалось собрать, — рассказывает Николай. — 90% моего винила — это рок, начиная с 60-х и заканчивая 2000-ми. Моя коллекция в основном состоит из того, что люди собирались выкинуть на помойку.

В то время, когда у меломанов появились флешки, диски, винил оказался хламом, забытым на антресолях. И я просто начал расспрашивать о таких пластинках всех своих знакомых. Часть коллекции — самые популярные альбомы тех лет, но попадаются и очень раритетные вещи. Кое-что сам покупаю, и коллекция потихоньку пополняется.

Поэтому меня совсем не удивило, что любимым барабанщиком Николая оказался Джон Бонэм из Led Zeppelin.

— Да, есть классные ребята-барабанщики, но он один такой, — утверждает Николай.

А все-таки на музыку времени не хватает.

— Давно ничего не слушал, ничего нового не смотрел, и не в курсе, что происходит. Как-то больше варишься в своих вещах, — признается Николай.

Кстати, о своем — как же это все происходит — концерты, записи?

— Виталик приходит и говорит: «Давайте попробуем сыграть новую песню». И начинает играть на гитаре, а дальше включается ритм-секция, и мы вместе ищем оптимальные партии для достижения грува, пока нас самих не «попрет» как следует. А вот на концертах у нас очень много импровизационных кусков, которые мы не репетируем, играем каждый раз по-другому, такие вещи вообще не повторяются. И для каждого из нас оказывается сюрпризом то, что получается в итоге: никто не знает, что будет играть.

Нельзя не спросить коллекционера о любимой музыке.

— Да, ее много, выбор зависит от настроения, от времени. Первой в голову приходит Morphine, очень недооцененная команда. Слушаю ее уже лет 10, по-моему, мне ни за одну песню этих ребят не стыдно. Из наших половину жизни слушаю «Гражданскую оборону». То одну, то другую вещь открываю у них. Мне кажется, Егор посмотрел далеко вперед, или назад, или даже во все стороны. Я их выделил бы особняком из всей нашей отечественной рок-музыки. У нас в России вообще мало честной музыки, мне так кажется.

Еще одно «пыльное» хобби Николая — старинные открытки.

— Один мой друг навел меня на книгу «Тихий Дон», — вспоминает музыкант. — Я всегда ее считал старой пропагандистской литературой, думал, что ничего актуального в ней для меня быть не может. Но прочитал, внес ее в топ своих любимых книг, и меня заинтересовала тема безумий 1918 года: что было до, что стало после и почему так вышло. И Ярославль, и Рыбинск — у каждого из них есть история, и пока она еще сохранена. Но ее стремительно убивают на наших глазах. И я решил для себя сделать выводы — когда же было круче? Начал сравнивать фотографии современные и старинные: вот так выглядела Красная площадь в Рыбинске до революции, а вот так выглядит теперь.

Пока Николай собирает репринты старинных открыток, но хотел бы заняться и оригиналами.

— Начинал я один, но затем нашел ребят в Ярославле — они не профессиональные историки, но увлечены этой темой, как и я. Копаемся, обобщаем факты, ищем единомышленников. Никогда не думал, что меня это так захватит.

Все свои фотоизыскания Николай выкладывает на суд зрителей в своей группе «Ярославль и область: окно в прошлое». В ходе исследований открываются глаза на незамеченные ранее детали, считает Николай.

— Бродишь по родному городу, где живешь безвылазно 40 лет, и начинаешь вдруг замечать: вот здесь клеймо на кирпичике, а там балкон диковинный — раньше ты его не видел никогда. Кто-то считает, что всю эту рухлядь снести — и было бы замечательно. Но многие, увидев наши фото, восхищаются тем, как это все выглядело когда-то.

Николай — заядлый путешественник, готов сорваться куда угодно в любой момент.

— Больше люблю турбоотдых: вечер пятницы плюс выходные. И поездки на фестивали, гастроли и на концерты в другие города — это для меня тоже путешествия и приключения. И если есть возможность, я всегда за поездки. Походы обожаю, сплавы, байдарочки.

О том, что «Пыль» называют культовой группой, Николай тоже не подозревал.

— Но мне приятно. На самом деле это дороже денег, дороже музыкального бизнеса. Не надо ни под кого прогибаться, делаешь то, что чувствуешь. Пока у нас так, а дальше посмотрим. Возможно, выйдем на какой-то новый виток.

Владимир Барков: «Та молодая шпана?»

Разговор с басистом группы случайно начался с цитаты из песни БГ.

— Мы — та молодая шпана? Ну, это не нам судить, — считает Владимир.

В группе он участник новый, прошел путь от слушателя до музыканта. И когда пришел в группу, знал репертуар и неоднократно бывал на концертах. Вместе с «Пылью» Владимир начал играть прошлым летом, а первый совместный концерт был в декабре.

— Почему именно бас-гитара? Во-первых, потому что я периодически что-то пытаюсь сочинять и записывать, и понял, что мне одной гитары не хватает, нужен бас. Примерно лет 10 назад я и начал на нем играть. Со временем этот инструмент стал мне интересен, хотя музыкантом я себя не считаю, тем более басистом, ориентируюсь на слух и чувство ритма.

Тех, кто считает, что играть на бас-гитаре несложно, Владимир готов разочаровать.

— Это одновременно и ритмический, и мелодический инструмент. И ошибки здесь более заметны, на гитаре проще все сгладить. Да, если играть на бас-гитаре непрофессионально — как я, например (смеется), кажется, что этот инструмент проще. И лично мне легче на нем играть — я на сцене ощущаю кайф от процесса, это для меня отдых.

Своими учителями и вдохновителями Владимир считает Клауса Флаурайда из Dead Kennedys, Жан Жака Бернела из The Stranglers, Игоря Тихомирова и Александра Титова из «Кино».

Владимир говорит, что сейчас много техничных музыкантов, но нет идей.

— Любая песня Цоя на 4 аккорда какую-нибудь, условно говоря, группу «Эпидемия» убирает далеко-далеко. Сыграть примитивно, но так, чтобы это попало в десятку, очень сложно — и Цою это удавалось. Музыка должна формировать свое пространство, свой мир, это всего касается — выступлений, звука и даже публики.

А еще важно место, в котором все это происходит. И Владимир считает, что в «Перекрестке» удалось создать ту атмосферу, в которой и должна исполняться честная рок-музыка.

— «Перекресток» напоминает легендарный нью-йоркский клуб CBGB, с маленькой сценой, залом на несколько сотен зрителей, — размышляет музыкант. — Это клуб, в котором музыканты могут создавать некоммерческое звучание, не опираясь на стандарты. Скажем, концерты «Гражданской обороны» ассоциируются у меня именно с такими клубами. Это была первая группа, заставившая меня задуматься об эстетике, о звучании, о смысле песен и о той музыке, которая, с другой стороны, может, и не музыка вовсе — в традиционном понимании.

Музыкальные пристрастия участников «Пыли» во многом не схожи, вот разве что Joy Division нравится всем.

— И еще, пожалуй, Игги Поп. Из зарубежных я могу назвать, может быть, пять групп, которые мне нравятся так же сильно, как мои любимые отечественные музыканты. Больше к панку тяготею — Dead Kennedys, Ramones. Экспериментальная музыка — тоже наша точка соприкосновения. Виталик в этом профессор, мне же пока только отдельные группы начинают нравиться.

Любимые увлечения басиста — спорт, футбол, хоккей.

— Да и музыка тоже, наверное, хобби. Люблю собирать диски, книги, старые журналы музыкальные. Уже места не хватает, а выкидывать жалко. Я, кстати, всегда мечтал стать журналистом.

Владимир утверждает, что «Пыль» для него — это и хобби, и профессия, и времяпрепровождение, и дружба.

— Когда все это есть — это залог плодотворного сотрудничества и хорошей атмосферы в группе. Это сказывается и на репетициях, и на процессе записи.Если ты играешь в группе, это и должно быть хобби. Ощущения, что ты ходишь на работу, точно не должно быть.

Наталья СИДЕЛЬНИКОВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.