Домой Общество Осторожно! Здесь могут водиться русалки

Осторожно! Здесь могут водиться русалки

0

Ярко пылают в печке дрова, за окном сгущаются сумерки, гаснут огни в деревне. Самое время для ночного колдовства! А иначе и не назовешь это действо. Здесь, в мастерской Ольги Федоровой, обретают вторую жизнь стеклянные бутылки. Здесь рождаются на свет существа из параллельного мира — древние индейские боги и лукавые русалки.

От Погорелки до Японии

— Заболел муж, — вспоминает Ольга о том, с чего началось ее необычное увлечение. — И когда мы поняли, что он теперь не работник на тракторе, стали подыскивать что-то, чем можно было бы заниматься дома. Остановились на витражах Тиффани — решили, что сможем это освоить. И оборудование по карману. А потом оказалось, что цветное стекло — это так интересно! Теперь я в основном сама этим занимаюсь. Затягивает процесс — могу до ночи просидеть, если идея одолеет.

И откуда же они приходят, идеи, что прогоняют сон?

— Есть такая вещь — насмотренность, — утверждает Ольга. — Чтобы что-то создавать, надо видеть и знать, что другие создают, поэтому я, сидя в своей деревне, общаюсь в интернете со многими мастерами, смотрю работы других. Этакий «зыринг и тыринг» — как выразился Игорь Манн. Этот способ практикуется в среде мастеров очень часто, и если кто-то стырил твою идею, значит, это была хорошая идея!

В мастерской Ольги и ее мужа рождаются вещи уникальные и очень разнообразные. Это и украшения — колье и серьги, это и кружевные тарелочки, и часы, и сувениры, и, конечно, рыбки всех размеров и цветов.

— Прошлой зимой попались мне на глаза изделия чешских мастеров, — продолжает Ольга. — Я попробовала по-своему. Нашла мастер-класс на чешском, напекла кабошончиков. Хотела сделать серьги, а сложилось колье. Виделось нечто морское, но никак не получался декор. Неделю сидела над ним — ничего не выходило. А тут один добрый человек угостил меня чудесным напитком пастисом. И, как по волшебству, вдруг сложилась картинка! Так и назвала ожерелье — «Пастис и море».

А еще вдохновили Ольгу работы японского мастера Таширо. Он создает абажуры очень интересных форм, например «коровий колокольчик».

— Когда у нас впервые заказали лампу, мы поняли: нужна форма. Тогда-то я и связалась с Таширо — он очень легко идет на контакт, у него мы и научились делать формы для абажуров.

Русалочки из печки

Общаться с мастерами помогает основательное знание английского языка, который Ольга изучала еще в первой рыбинской школе, а потом в институте. А так как фьюзинг — технология американская, и вся основная литература по ней тоже на английском, язык забывать не приходится.

Тиффани — не настолько древняя технология, как классический витраж, появилась в 19-м веке. В отличие от старинных витражей, метод, придуманный Луисом Тиффани, позволяет использовать мелкие детали, чего не сделаешь по технологии классического витража. А еще в этой технике можно создавать изогнутые изделия, например, абажуры для ламп. Печеное стекло, а точнее, фьюзинг — еще одна технология из арсенала мастеров-стекольщиков.

— Идея у нас была, но печка для этой технологии стоит немало, — вспоминает Ольга. — Нам повезло — в один прекрасный день появился в нашей жизни человек, который сказал: «Хочу все!», и купил у нас все изделия, которые были в наличии. Мы остались без поездок по фестивалям — не с чем было, но купили печку. И стали осваивать фьюзинг.

Теперь Ольга работает в техниках фьюзинг и Тиффани, а иногда смешивает и то и другое.

— Секретов здесь куча, как и в любом ремесле, — говорит Ольга. — Но когда ты этим увлечен и начинаешь понимать, что к чему, искать информацию, оказывается, что все не так уж сложно, это просто надо усвоить, понять и учитывать в работе.

И здесь, как в лаборатории алхимика, без экспериментов не обходится.

— Вот бутылка зеленая — и все. Намешать к ней что-то еще сложно. У каждого стекла свой КТР — коэффициент термического расширения. Расплавятся два стекла с разными коэффициентами, остынут — и могут треснуть. У меня был печальный опыт — сделала очень красивую тарелку из разных бутылок. А через неделю она рассыпалась прямо у меня в руках. Поэтому, например, каждую мою «плетенку» (плоские тарелки для фруктов и т. п.) я делаю из одной бутылки.

Расписывая красками маленькие плоские бутылочки, Ольга превращает их в счастливые талисманы-незабудки.

— Или рисую русалок, а прошлым летом решила создать индейского духа Кокопелли. И только успевала бутылки раскрашивать, так они всем понравились.

Открытый мир деревни Погорелки

Стекло с недавних пор передают для Ольги те, кто занимается раздельным сбором отходов в Рыбинске.

— А в деревне все очень просто, — уверяет Ольга. — Пришла я в магазин, а там такие бутылочки интересные! Но содержимое мне не нужно. Я говорю: будут покупать — скажите, чтобы мне в огород бутылку кинули. Через два дня у меня в огороде лежало шесть бутылок. А то придешь домой — а у ворот мешок с бутылками.

Казалось бы, изделия Ольги так и просятся на выставку.

— Когда-то давно друзья организовали микровыставку наших работ, — вспоминает Ольга. — Но этим надо заниматься, искать помещение. А я сижу в своей деревне и в город выбираюсь не часто. Внучка моя говорит: деревня — это открытый мир. Ты выходишь из дома, вот тебе и небо, и звезды, и звери, и птицы. Все перед тобой. А в городе все серое и асфальт.

Погорелка — это вообще деревня талантов. Например, скульптуры в Рыбинском драмтеатре на входе — изделия погорельского мастера.

— Печка топится, вечер — мне нравится жить в деревне, — признается Ольга. — Здесь, как в большой семье, все знают друг друга и друг о друге. Не надо никем казаться. Вот ты есть и тебя такой знают. Тебя такой и принимают.

Добрые сказки о добрых людях

Ольга Федорова — соавтор книги «Добрые сказки о добрых людях-пошехонцах».

— Пошехонцы вообще люди интересные, — вспоминает Ольга о работе над книгой. — Идея книжки принадлежала Ирине Гришиной — она с дошколятами занимается анимацией. А я какое-то время писала сценарии для мультфильмов. Однажды появилась совместная идея — написать сказки о жителях Пошехонья. Собрали истории, переработали, Ира их проиллюстрировала. А пошехонцам это дело понравилось. На презентации книги я рассказала о своих витражах, и нас пригласили на мастер-класс.

Но книга о добрых пошехонцах не единственный писательский опыт Ольги.

— Я писала и детские сказки, и рассказы о жизни деревни «для людей с чувством юмора», потому что о жизни в деревне писать без юмора сложно. Публиковала свое творчество в интернете и даже в каких-то СМИ. А с издательствами работать сложно, живя в деревне.

Есть такое предубеждение, что в деревне одни идиоты живут, считает Ольга.

— Я своим детям всегда говорила: чтобы сдать экзамен на «4», вам надо знать минимум на 10, потому что вы из деревенской школы и смотреть на вас будут косо. К деревенским вообще странное отношение: «А, так ты в деревне живешь, у вас там лаптем щи хлебают, корягой пашут… А ты что, и хлеб сама в печи печешь?» Почему-то многие считают, что у нас в деревне до сих пор прошлый, а то и позапрошлый век.

Да нет, вполне себе адекватные люди здесь живут. А чудеса, тем не менее, встречаются. И если однажды занесет вас в Погорелку, будьте осторожны: вдруг повстречаете русалку.

Наталья Сидельникова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.