Домой Общество Нам есть кем гордиться!

Нам есть кем гордиться!

0

Великая Отечественная война, безусловно, оставила большой след в истории каждой семьи. Практически у каждого дед или прадед, бабушка или прабабушка либо воевали, либо ковали победу в тылу на трудовых фронтах. Сегодня военные истории передаются от старших, прошедших это страшное испытание поколений к младшим, живущим в мирное время.

В семьях корреспондентов «Рыбинской недели» есть свои герои, и сегодня мы говорим о них.

Марина Мельникова: «Четыре страшных года…»

Каждый год наша семья принимает участие в шествии «Бессмертного полка». И сегодня я рада возможности рассказать историю моих героев, собрав скупые сведения по крупицам.

Мой прадед Павел Никанорович Рощин родился в 1913 году в селе Сосняги Рыбинского района (село ныне отсутствует, является частью Рыбинского водохранилища — прим. автора). В революцию Павел Рощин с матерью переехали в деревню Корниловское Рыбинского района. Этой деревни сегодня уже нет, ее снесли в середине 80-х годов XX века в связи со строительством фабрики. В 1939 году он женился, а в 1941-м родилась моя бабушка Фаина Павловна.

24 июня 1941 года Павел Рощин был призван на фронт. С тех пор больше семья его не видела. Бабушке на тот момент было всего три месяца. В феврале 1942 года пришла страшная весть «пропал без вести». Как трагически оборвалась жизнь 29-летнего мужчины, остается загадкой для нас до сих пор. Так моя 21-летняя прабабушка осталась вдовой и прожила свою жизнь одна.

Сегодня моей бабушке по-прежнему тяжело вспоминать свое детство и мамины рассказы про отца. Но она всегда отмечает, что ее отцом гордилась не только семья, но и вся деревня.

Ко второму моему прадеду Василию Александровичу Соболеву судьба оказалась более благосклонна. Он родился в 1894 году в селе Терюханово Ярославской области (сейчас на месте деревни лишь глухие леса — прим. автора). Василий Александрович ушел на фронт в 1942 году и прошел боевой путь в составе 287 стрелковой дивизии 868 стрелкового полка. Дошел до города Люббен, это 80 километров от Берлина. Был награжден медалью «За боевые заслуги», о чем сохранились архивные документы на сайте «Память народа».

Помимо успешного боевого пути, личная жизнь Василия Александровича тоже сложилась удачно. У него было пятеро детей, четыре мальчика и одна девочка. Работал заведующим сельским магазином, что по меркам деревни являлось достойной должностью. Умер Василий Александрович в 1970 году, прожив яркую, долгую и интересную жизнь.

Глеб Гузенко: «Два брата-фронтовика»

Когда я расспрашивал бабушку о наших родственниках-защитниках Отечества и о том, какие истории они ей поведали, она отмахивалась. «Что тут скажешь, я совсем девчонкой была, когда с ними общалась, про фронт они со мной не говорили», — заявляла она. Но… все же память есть память, и, как оказалось, даже маленькая девочка с жадностью впитывала те крохи и обрывки слов, которыми обменивались между собой взрослые.

В 1924-1925 годах в Курганской области, что находится в Зауралье, родились два двоюродных брата — Анатолий Николаевич и Николай Дмитриевич Кандаловы, дяди моей бабушки. Когда началась война, парни были совсем молоды. Но на фронт попали они не сразу — призванных братьев отправили проходить подготовку в военных училищах.

Анатолий стал артиллеристом, притом, как отмечает бабушка, непростым, а командиром зенитной батареи. Николая же забрали в танковое училище, и всю войну он провел в боевой машине. На радость всей семьи, оба вернулись домой живыми. Николаю повезло больше — война не оставила ему в памяти о страшном времени никаких ран. Анатолий же в боях лишился глаза. И судьба раскидала семью по всему Советскому Союзу.

Родители Анатолия Николаевича, как и многие близкие родственники, во время войны переехали в Таджикистан. Туда же с войны вернулся и фронтовой артиллерист. Несмотря на свои недуги, совсем еще молодой Анатолий, не имеющий никаких профессий, кроме военного дела, в мирное время неожиданно проявил недюжинные способности к искусству — он стал писать картины. Постигнув азы художественного дела самостоятельно, Анатолий принялся за оформление открыток, афиш кинопроката и многого другого.

Война оставила ему страшные раны, но не сломила его дух. Бабушка вспоминает, что Анатолий был ее любимым дядей — мягкий и добрый человек, он всегда защищал свою маленькую племянницу и много времени проводил с ней вместе. О войне говорил мало, стараясь жить настоящим. Умер он, к сожалению, совсем молодым — в 1961 году, когда ему не было и сорока лет. Трагической причиной послужил внезапный инсульт, который, возможно, являлся следствием его травм, полученных в боях.

Николай после войны вернулся к родителям в Курганскую область. Как и его брат, о боях он не рассказывал, держал воспоминания при себе. Единственное, о чем он говорил моей бабушке, так это о Параде Победы 1945 года. Монументальное и грандиозное мероприятие тогда сильно впечатлило молодого танкиста.

После Великой Отечественной войны Николай Дмитриевич успел покататься по стране — из Зауралья он переехал в Казань, где встретил свою жену Марию и прожил там с ней длительное время. Повзрослевшие дочери семьи Кандаловых уехали из Казани в Рыбинск ради учебы, и вскоре за ними переехали в наш город и Николай с Марией, здесь они и остались. Вместе с городами менялись и профессии фронтовика — работал он с частными артелями и кооперативами, был рабочим на производстве, преподавал в школах военное дело.

Братья разъехались, но всегда оставались дружны — Николай то и дело навещал Анатолия в Таджикистане, вплоть до его кончины. Сам Николай Дмитриевич дожил до глубокой старости и был похоронен в Рыбинске на Покровском кладбище.

Наталья Сидельникова: «Герои, не попавшие в архивы»

Когда началась война, моему деду, Николаю Николаевичу Сидельникову, было 15 лет. В начале войны он закончил обучение в ФЗУ (школе фабрично-заводского ученичества — прим. автора). Получив специальность, юный столяр-краснодеревщик начал свой трудовой путь на иркутском заводе тяжелого машиностроения им. В.В. Куйбышева. В военное время на заводе выпускали танки, снаряды. Николай делал деревянные модели танков, которые потом использовались для отливки форм.

От армии у Николая, как и у многих работавших на оборонном предприятии, была бронь, и парень решил вступить в комсомол, чтобы попасть на фронт. Но начальник порвал новенький комсомольский билет, и Николай остался работать на заводе.

В городе с продуктами было очень плохо, об этом мне рассказывала впоследствии бабушка, Вера Алексеевна. Когда началась война, она была школьницей, и только весной 1945-го ей удалось закончить курсы медсестер. Она мечтала поехать на фронт, но уже не успела — война закончилась.

А на заводе в военные годы давали хлебную «пайку». И Николай взял к себе младшего брата, чтобы подкармливать его. Они вдвоем буквально жили на заводе, так как в город не выпускали по несколько дней. За соседним станком работал отец семейства, который весь свой хлебный паек посылал семье в город. Сам он жил на одной воде и через некоторое время умер от водянки.

Мой дед умер в 1986-м году, не успев даже ни разу получить пенсию. У него нет наград и званий, и пока мне не удалось найти его имя ни в одном архиве. Рассказов о войне услышать от деда мне уже не довелось, эти страшные факты я узнала от своего отца.

Мы должны помнить и передать своим детям и внукам истории наших героев, чтобы благодарная память о них, подаривших нам мирную жизнь, не умерла никогда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.