Архив метки: Дети



Без присмотра педагогов

В Муниципальном Совете состоялся круглый стол на котором обсуждали судьбы детей из социально неблагополучных семей, находящихся в детской больнице.

Рыбиснк, больница
Главврач ушел

В очередной раз собрались волонтеры, врачи, представители органов опеки, полиции и комиссии по делам несовершеннолетних, муниципальные и областные депутаты, чтобы говорить о проблемах и нормативно-правовых нестыковках, которые до сих осложняют и без того непростую жизнь детей.

– Система не работает так, как вы себе представляете, нам очень непросто ходить в больницу, возникает много трудностей с оформлением документов. И самое главное, в случае, если волонтеры по каким-то причинам не смогут приходить в больницу, дети, статус неблагополучия которых не подтвержден, опять окажутся без необходимого социального присмотра, – рассказывает о волонтерском опыте руководитель благотворительного фонда помощи детям из социально неблагополучных семей «Хрупкий мир» Алла Шаркова.

По сложившейся в Рыбинске практике изъятых из неблагополучных семей детей привозят в детскую городскую больницу. Там здоровые ребятишки проводят время до тех пор, пока органы опеки не определят их статус – вернут протрезвевшим родственникам или направят в областной специализированный дом ребенка. Причина, по которой дети остаются без внимания взрослых и в государственном учреждении, банальна. У медицинской организации нет денег на выполнение воспитательной функции. Постовой медсестре, обеспечивающей уход за 15 больными детьми, физически не справиться с присмотром за здоровыми брошенными малышами. Проблема безнадзорности в больнице обострилась после того, как городская медицина перешла в подчинение к региональным властям. Отрасль оптимизировали, заодно сократили ставки педагогов в социальной палате, разрушили «островок безопасности», на котором дети с наименьшими потерями могли переждать сложный период своей жизни.

Все присутствующие признали, что наличие социальной палаты послужило бы хорошим выходом из этой ситуации не только для Рыбинска, но и для близлежащих территорий – Пошехонья, Некоуза, Брейтова, где медики, полиция и социальные службы сталкиваются с такой же проблемой.

Надежду на выход из тупиковой ситуации присутствующим дала депутат Ярославской областной Думы Лариса Ушакова. Она предложила представителям «Хрупкого мира» вместе с депутатами Муниципального Совета Рыбинска обратиться в комитет по социальной, демографической политике и здравоохранению Ярославской областной Думы, рассказать о существующей проблеме и необходимости финансирования ставки педагога в детской больнице. Заинтересованные в решении проблемы депутаты и общественники с оптимизмом приняли это предложение. Лариса Ушакова, в свою очередь, заверила, что обращение рыбинских коллег будет рассмотрено на внеочередном заседании профильного комитета областной думы.

просмотров: 1 052



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!


Год без детей

Ровно год назад – 10 февраля – в поселке Песочное пропали Ваня Миров и Даша Жаворонкова. Исчезли бесследно, словно сквозь землю провалились. Ни одна из версий до сих пор не дала результата. Не помогли ни масштабные поиски, ни распространение ориентировок, ни волонтеры, ни экстрасенсы.

По какому-то нелепому стечению обстоятельств в этот день с улиц поселка пропали все свидетели, которые могли бы заметить маленьких детей, ни одной зацепки нет и на видео с камер наблюдения. Где сегодня находятся дети, и что с ними все-таки произошло в тот роковой день? Эти вопросы мучают их родителей и близких каждый день в течение всего этого года. Года нервозных ожиданий.

 

Пропали дети

Едва стало известно о том, что Даши и Вани нет дома, мама мальчика Юлия Филипьева обратилась за помощью к друзьям и соседям. В первый же вечер на поиски вышли местные жители. Утром следующего дня в Песочном уже работал оперативный штаб, а детей искали спасатели, кинологи, полиция и ОМОН. К ним присоединились волонтеры «ЯрСпаса» и московского отряда «Лиза Алерт». В Песочное ехали совершенно незнакомые люди с одним вопросом – чем помочь? Организованные группы метр за метром прочесывали местность, отрабатывая участки от Рыбинска до Тутаева. Искали везде, заглядывали в заброшенные дома и сараи, шаг за шагом обходили пустыри, леса, поля и берега – километр за километром исследовали поселок и все близлежащие деревни. Оперативники прорабатывали каждую версию. Но основной стала одна – беда могла случиться на Волге. Течение там сильное, лед не замерзает из-­за сброса воды Рыбинской ГЭС, поверхность в торосах и заводях. Неоднократно дно обследовали водолазы, но и это не принесло результатов. Ответа не нашли и сотрудники МЧС, которые искали детей сверху на вертолете. Узнав о трагедии, с первых же дней активизировались ясновидящие, маги и колдуны, которые предлагали свои услуги и выдвигали самые разные версии. После того как самая активная часть поисков была завершена, «ЯрСпас» приезжал в Песочное и в апреле, и в июле 2014 года.

poiski

 

– Мероприятия на местности мы проводили весь год – по согласованию с УМВД. В настоящее время поиск находится в стадии информационной поддержки. Ориентировки и информация о детях регулярно обновляется во всех регионах РФ. Версий своих мы не строим – это не входит в наши задачи, но всегда готовы помочь оперативным службам, – рассказывает командир информационной группы «ЯрСпаса» Елена Гусева.

 

Несмотря на все усилия, поиски Даши Жаворонковой и Вани Мирова никаких результатов до сих пор не принесли. На сегодняшний день следственными органами СКР по Ярославской области по факту безвестного исчезновения двух малолетних детей возбуждено уголовное дело по статье 105 (убийство). Как сообщили в следственном отделе Рыбинска, несмотря на то, что с момента пропажи детей прошел год, работа по уголовному делу продолжается. Собраны 24 тома документов, опрошены 1300 человек – это жители Песочного, Октябрьского, Рыбинска – все те, кому может быть что-­либо известно о местонахождении детей.

 

– В качестве версий рассматривается и то, что дети могли утонуть в реке, а также убийство и похищение. Мы отрабатываем каждый сигнал. Например, к нам обратилась женщина, считающая себя ясновидящей, и рассказала, где, по ее мнению, находятся дети. Состоялся выезд в указанное место, тщательный осмотр, но никаких признаков нахождения там детей не было обнаружено. Позднее выяснилось, что у данной женщины проблемы с головой, – рассказал руководитель Следственного отдела по городу Рыбинску СУ СК РФ Алексей Альштадт.

Срок расследования таинственного исчезновения детей в очередной раз продлили.

 

Воспоминания, которые хочется забыть

 

Даша всегда была девочкой энергичной, веселой, умной и целеустремленной. В свои 7 лет уже лепетала на английском, вспоминает мачеха Даши Юля Жаворонкова. Учителя отзывались о первокласснице положительно и отмечали, что девочка ответственная. Несмотря на то, что для Юли Жаворонковой Даша была не родной дочерью, отношения у них всегда были добрые и теплые, старший сын Юлии проводил много времени вместе с девочкой. Поэтому исчезновение Даши он переживает очень тяжело.

 

– О том, что Даша пропала, я узнала от мужа.  10 февраля он остался в городе, а я была дома в Октябрьском. Ночью я слышала, что кто­-то к нам приходил и очень сильно стучал в дверь. Я испугалась, поэтому не открыла. В 6.30 мне позвонил Игорь (родной отец девочки – прим.ред.) и сказал, что Даша пропала. Потом он приехал за мной, и мы поехали в Песочное, – вспоминает тот страшный день Юля.

 

Здесь супруги уже узнали подробности. 10 февраля Юля Филипьева – мама Вани – работала на смене в одном из магазинов Песочного. За своим сыном она попросила приглядеть знакомую Карину. Семилетняя Даша со своей мамой Анастасией Крюковой, которые жили в соседнем поселке, решили составить ей компанию. По какой-­то причине женщины оставили детей одних и ушли. Юля, вернувшись с работы домой, не обнаружила сына и позвонила Карине, предположив, что ребенок может быть у нее. Но и там его не оказалось. Тогда девушка вызвала полицию.

 

– Когда мы приехали в Песочное, на месте уже работали сотрудники полиции и МЧС, – продолжает вспоминать Юля Жаворонкова. – Искали в воде. Они почему-­то придерживались версии, что дети могли утонуть. Там были следы, но когда и кем они оставлены, неизвестно. К тому же там был очень крутой спуск и огромные ледяные бугры, через которые детям просто не пролезть. Было уже темно, какой ребенок полезет туда? Но тогда мы своих версий не выдвигали, первое, что было в голове, это стремление как можно быстрее найти малышей. Да и точно известно, как все произошло, будет только тогда, когда дети найдутся. Сейчас это лишь предположения, – говорит Юля Жаворонкова.

 

По версии следствия, дети ушли из дома в 16.30. Как рассуждают родственники, в это время жители поселка ехали с работы, возвращались со смены работники «Ярославского бройлера», которые должны были видеть детей на улице. Кроме того, выход из дома частично просматривается видеокамерой. Изображение, по словам Юлии Жаворонковой, просматривали десятки человек, чтобы ничего не упустить. Но зацепок не нашли.

 

Год ожидания и надежды

 

Первые три месяца выпали из жизни родственников и близких пропавших детей. С поисков родители возвращались в четыре утра, спали по три часа и опять выезжали в Песочное. Две семьи объединило одно общее горе и одна общая цель – найти своих детей. Методы поиска для родителей значения не имели. Женщины искали ответы у священников храмов и церквей, у гадалок и магов, моментально реагировали на каждую появившуюся информацию. За год мама Вани и мачеха Даши побывали у людей с разными экстрасенсорными способностями, но результата ни один из них не добился.

 

– Однажды нам позвонили и сказали, что видели детей в Ярославле на Московском проспекте. Там жили цыгане. Все грязные, с сигаретами, бутылками, тут же маленькие дети – жутко! Мы караулили их по очереди с мамой Вани и волонтерами. Потом позвонили в ОМОН, и они провели проверку. На самом деле там оказалась девочка, очень похожая на Дашу, но она была их, – вздыхает Юля Жаворонкова.

 

Неравнодушные люди, которые наравне с родителями переживают за детей, обращались за помощью на центральные каналы в программы «Пусть говорят», «Человек и закон», «Битва экстрасенсов», но отклика пока не нашли. Кто-­то не видит в этом сенсации, кто­-то просто игнорирует обращения, а кто-­то все решил наперед и вынес свой вердикт, с которым родители не готовы согласиться. Да и Олимпийские игры, которые как раз проходили в то время, никак не сочетались с информацией о пропавших детях.

 

– Со временем в социальных сетях появилось много ложной информации. Одна из них, что дети утонули, и их тела уже нашли. Был случай, когда люди сдирали ориентировки и говорили: «Зачем вы клеите, если детей нашли?». Но это не так. Необходимо, чтобы ориентировки и информация распространялись и дальше, и не только по нашей области, – говорит Юля.

 

Безвестность мучит и пугает хуже любой, даже самой шокирующей, правды, но в то же время оставляет надежду. Родители убеждены, что дети по-­прежнему в России, хотя они могут находиться очень далеко от Рыбинска.

 

– Конечно, мы думаем о Даше каждый день. Но говорить и вспоминать тяжело, поэтому эту тему стараемся поднимать очень редко, если только появляется какая-­то информация. В квартире у нас много Дашиных фотографий, и первое время, конечно, мужу было тяжело на них смотреть, – говорит Юля. – Сегодня уже легче реагирует и очень­-очень ждет ее.

Юля признается, что в последнее время дети стали все чаще приходить во снах. В крещенскую ночь ей приснилась Даша, которая сказала, что папа за ней скоро приедет. Это именно тот случай, когда сны должны сбываться.

Алена ЯЗЫКОВА

просмотров: 23 318
СМОТРЕТЬ ВСЕ


ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • Очень жалко детей. Они были оставлены без при...

  • Родители расхлёбываются за свою безответствен...

  • Точно! Тоже прочла не поняла кто с кем жил и ...