Домой Культура Танец кисти Анны Бадалян

Танец кисти Анны Бадалян

0

Поводом для нашей встречи с Анной стало открытие ее персональной выставки «Танец кисти» в Рыбинском музее-заповеднике. Увидеть чуть больше, чем другие, и узнать, как творит художник, мы смогли в ее мастерской.

Десятки картин и пока еще пустых холстов стоят в мастерской Анны Бадалян. Какие-то неудачные картины скоро вновь обретут новую жизнь. В мастерской тебя встречает запах краски. Немного резкий, но пробуждающий чувство скорейшего открытия. На 14-м этаже светло. Дверь на балкон приоткрыта, чтобы немного проветрить помещение перед приходом гостя.

А ведь с балкона когда-то и начался творческий путь Анны Бадалян. Кто в детстве не рисует? У каждого, наверное, были обычные краски. Те самые, медовые и сладкие на вкус. Пятилетняя девочка Аня тоже много рисовала. И решила устроить свою первую выставку. Прямо на балконе. Она старательно развешивала свои картины на бельевой веревке, цепляя их прищепками.

— Конечно, на ту выставку никто так и не пришел, но начало было положено, — смеется Анна Бадалян, попивая чай с апельсиновой добавкой. На столе с сотнями, если не тысячами, капель краски пахнет печеньем и шоколадом.

Кому благодарна? Безусловно, родителям. В то время, когда взрослые заставляли получать своих детей определенные профессии — доктора, инженера, юриста, — родители Анны с трепетом относились к любимому делу дочери. Сначала — детская художественная школа, затем молодежный центр у Валентины Ершовой, после — Рыбинский педагогический колледж и специальность учителя ИЗО и черчения.

Откуда такой талант и любовь к искусству? Не знает.

— Ну, у меня есть дядя. Он ювелир. Может, от него досталось, — все также беззаботно отвечает Анна, улыбаясь, похоже не только мне, но и своему дяде.

Свои работы автор публикует на странице «Вконтакте». Они собирают много комментариев, чаще положительных. Но бывает и критика. Сначала Анна переживала, много думала. А потом поняла, что нет смысла обращать внимание на негатив. Наш разговор продолжился. Мы говорили про разное видение картин, что каждому не угодишь, что другие художники добавили бы что-то свое. Но потом она добавила:

— Если я буду следовать всем рекомендациям и советам, как нужно делать, в моих картинах не будет меня. В них появятся другие люди.

Так она относится к своему творчеству в целом. Не пишет, чтобы кому-то понравилось. Пишет для себя. Если картина не нравится ей самой, зачем показывать ее другим?

— Был случай с картиной «Кои. Танец». Я решила добавить на листья кракелюр, чтобы получились фактурные трещинки. А они не получились так, как хотела я. Написала другу, он сказал, что все в порядке. А мне все равно не нравится. Оставила на пару дней, не подходила. А потом посмотрела: а все же получилось. И красиво, и хорошо. Наверное, глаз замылился, — с небольшим удивлением, видимо, самой себе рассказывает Анна.

А то, что понравилось себе, не стыдно показать и другим. Так и рождаются выставки. Она спрашивает: «А вас что-то зацепило в этой картине?»

Говорю, что сама картина выделяется. Она спокойная, дарит умиротворение. Хочется поехать на этот пруд, где плавают рыбы, опустить ноги в воду и просто подумать в одиночестве. Отдохнуть. Анна словно с облегчением выдыхает.

— Для художника очень важно, чтобы картина получала отклик. Чтобы зритель что-то чувствовал. Это высшая похвала, — она улыбается и продолжает пить уже немного остывший чай.

А что по выставкам?

— Только персональных, наверно, штук пять было, — пытается вспомнить Анна.

Зачем выставка? Чтобы другие увидели фактуру, цвет, структуру. Социальные сети, конечно, охватывают большее количество человек, но не передают самого важного.

Выставка как бы разделена на две части: в одной — цветы, рыбы, город, во второй — абстракция. К последней Анна пришла в 2020 году во времена локдауна. Необходимо закрыться от мира, чтобы не сойти с ума, нужно чем-то заняться. Просидеть месяц запертым в четырех стенах не каждому дано. И тут желание попробовать что-то новое, отойти от привычных пейзажей, натюрмортов.

— Закрываюсь в мастерской, включаю музыку. А голова отключается. Остается только музыка, краски, кисти и тело. Я себя не контролирую в этот момент, все происходит само. Щелчок. Я возвращаюсь и смотрю на готовую работу. И ищу в ней то, что я вижу, — Анна воодушевленно размахивает руками, словно танцует.

Каждый видит в абстракции что-то свое. Спросила про картину «Поцелуй». Темные и зеленые краски, хаотично «разбросанные» по холсту. А где поцелуй?

— Вот светлые очертания — профиль девушки, темные — профиль мужчины, — спокойно объясняет автор. Видимо уже не первый раз.

И действительно. Вот их черты лица, вот их слившиеся губы. Потом уже не разобрать.

— А кто-то здесь увидел космонавта.

Разговаривая про абстракцию, начинаем экскурсию по мастерской. Десятки картин ждут своего часа. Показывает и другие работы. Начинаем внимательно их рассматривать, обсуждать.

— А собаку здесь никто раньше не видел. Действительно, похожа ведь, — смеется Анна.

В этом и есть смысл. Каждый видит что-то свое в абстракции. Кто-то находит свой смысл, отличный от других. Но для этого нужно время, чтобы рассмотреть под разным углом, разным освещением. Поэтому абстракцию Анна не загоняет в рамки. Во всех смыслах.

Говорит, абстракция не для всех. Поэтому и разделила выставку на две части. Одним это может быть просто неинтересно, они больше любят привычные стили и техники. А других вполне заинтересует.

Кажется, проговорили бы еще долго и очень интересно. Но чай уже остыл, а дела звали вернуться на рабочее место. Попрощались и пообещали друг другу еще раз обсудить искусство. Потому что интересно.

Выставка Анны Бадалян сейчас работает в Рыбинском музее-заповеднике. Посетить ее можно в рабочие часы учреждения с соблюдением антиковидных мер. Справки по телефону: 8 (4855) 28-40-04.

Валентина Гундерина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.