Домой Общество Нестандартный взгляд на Рыбинск: интервью с Дмитрием Рудаковым

Нестандартный взгляд на Рыбинск: интервью с Дмитрием Рудаковым

0

«Главная ценность Рыбинска — его жители» — такой статус на личной странице в социальной сети Дмитрия Рудакова, занимавшего с 2016 по 2019-й год пост первого заместителя главы Рыбинска, сразу бросается в глаза. И в данном случае это не просто фраза. Личность Дмитрия Рудакова запомнилась многим рыбинцам благодаря проделанной работе, которая за короткий срок изменила не только визуальный образ Рыбинска, но и его место в общей картине региона. Зарекомендовал Рудаков себя и как отличный управленец, и как человек, умеющий считать деньги.

Сегодня вспомним с Дмитрием Станиславовичем главные моменты его жизни в Рыбинске в разговоре про семью, работу и хобби.

— В 2016 году вы приехали в Рыбинск и заняли должность первого зама главы Дениса Добрякова. Что вы знали о Рыбинске и был ли у вас конкретный план действий?

— Рыбинск я знаю очень хорошо. Здесь я познакомился со своей женой, с которой состоим в браке уже 20 лет и воспитываем шестерых детей. Придя в администрацию, первостепенной задачей было навести порядок в бюджете города. На тот момент Рыбинск утопал в долгах. Как нам жить, решали суды. Кредиторская задолженность составляла 600 миллионов рублей, проценты по кредитам — более двухсот миллионов. Долги «съедали» все свободные средства.

Пришлось подключать стратегическое мышление. Тогда я расставил приоритеты и понял, что для Рыбинска и его жителей главной должна оставаться социальная сфера — спорт, культура и образование. Последнее я бы отметил отдельно. Одна из сильных сторон Рыбинска — это общее образование. Но если мы посмотрим на статистику, то увидим, что практически все наши медалисты уезжают из города. Причина — мы не можем предоставить выпускникам право выбора, а стать технарями хотят не все. Поэтому в приоритете должно быть не только общее образование, но и высшее. Конечно, мы понимаем, что это федеральные полномочия, и там не все так просто, но данная инициатива должна исходить от руководства города.

— Уже в силу вашего опыта и непосредственно работы в администрации Рыбинска, что можете сказать о его руководителях. Есть среди них те, кого бы вы выделили?

— В силу работы в энергетике я общался с чиновниками на уровне семи субъектов РФ, был во многих городах и видел, как они развиваются. И могу отметить, что в Рыбинске был ряд ярких глав. Конечно, здесь стоит сказать и о Юрии Ласточкине, и о Денисе Добрякове. Сложные и, возможно, даже противоречивые личности со своими плюсами и минусами, но они дали городу целый ряд серьезных толчков для развития. И если мы сравним с другими городами, это действительно видимый результат.

— Есть те, кто связывает переход «Теплоэнерго» в концессию с вашим именем. Сегодня ситуация в этой сфере критическая. Как прокомментируете?

— Да, действительно, я слышу такие версии. Но давайте вернемся в то время и вспомним, что концессионное соглашение было подписано через полгода после моего ухода из администрации Рыбинска. И отмечу, что я был противником этого решения, потому что я понимал, что концессия, заключенная с ТГК-2, эксплуатационная, ведь единственной ее задачей было обеспечить расчеты за газ. Мы настаивали на инвестпрограмме, чтобы долги были переданы полностью. Но надо понимать, что мой голос не мог быть решающим, поскольку решение принималось на областном уровне. Я в этой истории участвовал лишь как человек, отвечающий за экономику.

— На тот момент «Теплоэнерго» погрязло в долгах. Какой вариант был у города, кроме концессии, и был ли он вообще?

— Выход был один — вернуть субсидию на межтарифную разницу. Было понятно, что экономически обоснованный тариф был выше того, который мы могли собирать с населения. Взваливать на рыбинцев новые платежи мы не имели права. Соответственно, выход один — помощь областного бюджета. Но здесь надо понимать, чтобы получить деньги, нужно было доказать необходимость финансирования. А сделать это достаточно тяжело.

— Почему вы уволились из администрации Рыбинска в 2019 году?

— У меня был ряд противоречий с главой, и мы договорились, что правильнее будет дать возможность каждому реализовываться отдельно и принимать решения самостоятельно. При этом я считаю, что у нас был слаженный и работоспособный тандем, но иногда нужно выбрать свой путь. Знаете, есть два типа чиновников — одни честно жмут руки и расходятся, другие — по-тихому будут сидеть на своем месте и обманывать своего руководителя. Я выбрал первый, потому что второй для меня, в принципе, не приемлем. С Денисом Валерьевичем у нас остались хорошие отношения.

— Помимо основной вашей работы, вы запомнились рыбинцам своими идеями. Почему захотелось в какой-то момент вытащить город не только из долговой ямы, но и из-под серого «одеяла»?

— Восстановление центра Рыбинска стало моим хобби, которому я посвящал все свое нерабочее время. Закрыв дверь кабинета, я отправлялся по вечерам на место работ и присоединялся к процессу. Я делал это с душой и, наверно, заражал подрядчиков и рабочих. Многие работали просто в ноль, за идею. И давайте посмотрим на цифры. Красная площадь была сделана за 10 млн рублей, Стоялая, Преображенский и Вознесенский — около 25 млн. Согласитесь, это копеечные затраты для таких масштабных проектов.

— Преобразились не только улицы и фасады домов, но и вывески. Благодаря им мы на протяжении последних двух лет находимся на слуху не только в области, но уже и за ее пределами. Ожидали, что этот проект «выстрелит»?

— Идея изначально принадлежала Мите Кузнецову, я ее поддержал и не жалею. Вывески — это завершающий эстетический элемент, без которых не было бы единой картины. Благодаря им Рыбинск знают сегодня на федеральном уровне. В нынешней централизации бюджета — это единственный козырь, который дает Рыбинску приоритет перед другими городами и возможность входить в федеральные программы и получать дополнительные деньги.

— Как ваш взор упал на Карякинский сад, который в то время многие просто старались обойти стороной?

— Когда я приехал в Рыбинск, то снимал квартиру рядом с этим местом. Здесь я бывал часто, делал зарядку. На тот момент это была настоящая помойка. Ситуацию хотелось поменять коренным образом, но проблема состояла в том, что Карякинский сад был «прижат» двумя статусами. Он имел статус особо охраняемой природной территории и статус местного исторического памятника. Поэтому браться за работу ни у кого не было желания. А мы взялись. Занимались сбором документов, проектированием, проводили экспертизы — все это помогло нам в дальнейшем уложиться в шестимесячный срок и попасть в программу «Решаем вместе».

— Вы не состоите ни в какой партии. Почему?

— Это моя позиция, которая была сформирована, очевидно, еще в семье. Мой отец всегда говорил про себя: «я беспартийный большевик». Он работал машинистом тепловоза, был талантлив и «болел» своим делом. И я помню, как ему тогда предложили стать начальником станции, но отец отказался, сославшись на то, что «перед мужиками неудобно будет». И тогда на эту должность взяли другого человека, который в итоге выжил моего отца с работы. Я рассказываю это к тому, что мы должны ответственно подходить к выбору того, кто будет руководить в нашем доме, районе, городе. Вот это важно, а не партийная принадлежность.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.