Евгений Сдвижков: «Я распоряжаюсь своим имуществом»

«Все мои действия, названные преступлением, являются законными, а законные действия преступлениями быть не могут», — сказал Сдвижков во время своей итоговой речи по делу о превышении полномочий. В ней он рассказал суду, что такое дефицитный и бездефицитный бюджет, и объяснил, что отечественная «Волга» не отвечает его требованиям безопасности. Заявив ряд ходатайств, 3 декабря защита закончила представлять доказательства по делу о превышении служебных полномочий.

1 декабря заседание по делу Евгения Сдвижкова, обвиняемого в превышении должностных полномочий и вымогательстве взятки, продолжалось до обеда. За это время успели допросить трех свидетелей. Среди них директор и главный экономист МУП «Водоканал» Владимир Родионов и Александра Шевердяева, которые утверждали, что в результате приобретения автомобиля почти за миллион рублей предприятие не пострадало.

Эксперт из Москвы, кандидат юридических наук Марина Виноградова подвергла критике исследование экономической ситуации на «Водоканале», проведенное предварительным следствием. По ее мнению, эксперты применили устаревшие и уже недействующие методики. Одна из них была разработана в 1994 году, другая – в 1896-ом. Однако действующей и утвержденной методики в настоящее время не существует.

2 декабря защита просила суд исключить из доказательной базы дела экспертизу экономического положения Водоканала в период приобретения автомобиля. Суд это ходатайство отверг, поскольку исследование было назначено на законных основаниях, проводилось законно, а давать оценку его результатам должен суд, а не адвокаты.

3 декабря показания по первому эпизоду (превышение служебных полномочий) давал сам обвиняемый. Сдвижков начал с воспоминаний о вступлении в должность 12 апреля 2004 года. В пользовании администрации на тот момент было 11 машин, в том числе «Волга», на которой ездил глава Степанов. Из них три новых автомобиля были приобретены в условиях дефицитного бюджета. Обвиняемый пояснил суду, что значит дефицитный и бездефицитный бюджет, и сказал, что все бюджеты, кроме федерального, являются дефицитными.

По аналогии с губернатором, который якобы является полновластным хозяином имущества области, он объявил себя хозяином имущества округа:

— Я распоряжаюсь своим имуществом, мог взять любой автомобиль в администрации, у любого муниципального предприятия, у любого департамента. Степанов использовал это право и передал имущественный комплекс школы олимпийского резерва ККК «Сенная площадь».

На что еще его сподвиг Степанов осталось неизвестным, потому что суд остановил оратора:

— Вы отвлеклись, не надо касаться Степанова.

— Я мог избрать любой автомобиль, находящийся в муниципальной собственности, — не сдавался Сдвижков, — мог приобрести новый автомобиль.

Он не мог использовать «Волгу», которая по комфортности уступала иномаркам — нет подушки безопасности, задний привод, при езде бросает из стороны в сторону.

— На основании каких инструкций я должен был использовать старый автомобиль, никто из лжесвидетелей не объяснил, — сказал обвиняемый.

Решив приобрести новую машину, он остановил выбор на «Фольквагене», потому что на таком же автомобиле ездил в департаменте дорожного строительства. «Волгу» передали заместителю главы администрации Павлову, а поскольку бюджет 2004 года на тот момент был уже принят, Сдвижков дал задание Рощину проработать вопрос о приобретении автомобиля через муниципальное предприятие. Выбор пал на Водоканал, хотя он тогда был в реструктуризации и выплачивал долги прошлых лет.

Пригласив для беседы тогдашнего директора Сухова, Сдвижков убедился в том, что Водоканал – самое крупное муниципальное предприятие в городе, на котором работает тысяча человек, годовая выручка достигает 200 млн. рублей в год, по итогам 2003 года прибыль составила 5 млн. рублей. За счет прибыли на предприятии работают свой медицинский кабинет и баня. (Зачем в таком случае сразу же после приобретения машины для населения увеличили нормы потребления воды, а потом и тарифы, – Сдвижков не пояснил).

В результате приобретения автомобиля Водоканал не стал банкротом, там по-прежнему выплачивали зарплату и налоги. Наличие задолженности по перечислениям части прибыли в местный бюджет, по словам Сдвижкова, не соответствует действительности и не имеет отношения к покупке автомобиля.

— Мы финансировали МУПы в большей степени, чем они перечисляли в бюджет. Нет смысла гонять деньги туда-сюда, — сказал он. — Приобретение имущества не может быть убытками и ухудшать экономическое состояние предприятия. Передача имущества не является ущербом.

Впоследствии сделку проверяли дважды. В первый раз по инициативе губернатора ревизионная группа областного департамента финансового контроля. Второй раз — контрольно-счетная палата Рыбинского Совета депутатов. По словам Сдвижкова, проверяющие должны были написать, какие нормативные акты нарушены и какой ущерб нанесен, но ничего подобного не выявили.

По его мнению, Сухов давал показания следствию под страхом, что будет осужден. На него и прежде заводились уголовные дела: по поводу строительства дачи и из-за ротавирусной инфекции. В 2007 году бывший директор Водоканала часто говорил, что его «затаскали», что он устал, и просил разрешения уволиться. Сдвижков несколько раз выбрасывал заявления в корзину, но потом пошел навстречу и уволил Сухова на максимально выгодных условиях, выплатив три средних зарплаты по 60 тысяч рублей и вручив грамоту.

Экспертиза экономического положения Водоканала, проведенная следствием, применила методику, которая насчитывает 5 классов финансовой устойчивости предприятий. Экспертиза отнесла Водоканал к третьему классу, то есть к числу организаций с высоким уровнем риска банкротства. Поскольку по итогам 2003 года предприятие получило 5 млн. рублей прибыли, то, по мнению Сдвижкова, эксперт должен был написать другой вывод.

В качестве примера обвиняемый рассказал суду, что в свою бытность директором областного департамента дорожного строительства он применял другую методику. На балансовых комиссиях предприятиям выставлялись две оценки – «уд.» или «неуд.» Прибыль есть – «уд.» Нет прибыли – «неуд.»

— Все мои действия, названные преступлением, являются законными, а законные действия преступлениями быть не могут, — такой вывод сделал обвиняемый.

По окончании его речи в зале раздался одинокий хлопок в ладоши, после чего Сдвижков ответил на вопросы прокурора:

— Откуда поступают деньги на финансирование нужд администрации?

— На какие нужды?

— На маркеры, столы, стулья…

— Все предусмотрено в бюджете.

— Кем было принято решение о приобретении автомобиля – вами или Рощиным?

— В данном случае это решение принял я.

— Вы утверждаете, что имеете право изымать любое имущество у предприятий?

— Это не я утверждаю, а закон.

— Какой?

— Устав муниципального образования.

Сдвижков заявил также, что использовал автомобиль только в служебных целях. В подтверждение этой версии он представил суду 16 путевых листов на поездки в Воронеж-

скую область, где он встречался с главами местного самоуправления.

— Мог бы выписывать командировки, но я воспитан по-другому, — сказал Сдвижков и просил приобщить к делу путевые листы и свои заявления о предоставлении машины для поездок в Воронеж в связи с семейными обстоятельствами.

Эти заявления почему-то заинтересовали судей, особенно вопрос, где он их взял. Обвиняемый заверил, что документы были написаны в 2006 году и предоставлены ему по запросам. Суд велел предоставить запросы, а заявления (без путевых листов) решил приобщить к делу.

Обвиняемый ходатайствовал также о приобщении:

— путевых листов на «Волгу», которые должны доказать, что на этой машине он не ездил;

— постановление Степанова о сложении полномочий;

— распоряжение об увольнении Сухова, его грамоты и приказ о наказании за то, что не принял на баланс от ООО «Балтокс» Южный коллектор;

— документы о приобретении Службой заказчика автомобиля «ВАЗ» и о передаче его администрации;

— решение Рыбинского Совета депутатов о бюджете 2003 года и другие документы.

Все перечисленные выше документы суд не приобщил к делу, так как они не имеют к нему никакого отношения. Пояснения, которые дали защите начальник контрольно-ревизионного отдела администрации и директор департамента недвижимости, отклонили, потому что свидетели должны давать показания в суде, а не отвечать письменно на вопросы адвокатов. Выводы о финансовом состоянии предприятия не приняли во внимание, потому что их происхождение неизвестно. По той же причине отклонили методики проведения экспертизы – они никем не заверены, и неясно, кто их дал.

Суд приобщил к делу только ведомость остатков основных средств.

3 декабря защита закончила представлять доказательства по эпизоду превышения должностных полномочий. 4 декабря судебное заседание продолжалось очень недолго и было перенесено на 9 декабря.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 458



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


5 × восемь =

Описание картинки