Домой Политика Две версии одного разговора

Две версии одного разговора

0

Обвиняемый Сдвижков озвучил суду свою интерпретацию роковой встречи со свидетелем Безъязычным

6 марта закончилось судебное следствие по делу Евгения Сдвижкова, обвиняемого в вымогательстве взятки и превышении должностных полномочий. Обвинение и защита закончили представлять свои доказательства. На 17 марта назначены прения сторон. Стороны должны суммировать доказательства и сделать выводы, гособвинение — дать юридическую оценку поступку обвиняемого и предложить меру наказания. Время, отведенное на прения сторон, законом не регламентируется. Далее, по существующему порядку, обвиняемому предоставляется последнее слово, после чего суд удалится для подготовки приговора.

ОБВИНЕНИЕ УТВЕРЖДАЕТ

Давая показания в суде, директор ЗАО «ИНТЕРТЭМ» Андрей Безъязычный, рассказал, что торговый комплекс «Эльдорадо» собирались сдавать в эксплуатацию в 2005 году, накануне 60-летия Победы. Но Сдвижков тогда ему заявил, что, во-первых, никаких документов он подписывать не будет, во-вторых, уменьшил размер земельного участка, отведенного под эксплуатацию здания. При этом 23-метровые фуры, которые привозят продукцию в «Эльдорадо», теряли бы возможность маневрировать при разгрузке товара, из-за чего федеральная сетевая компания могла разорвать контракт и уйти из Рыбинска.

«ИНТЕРТЭМ» вынужден был бы заплатить 15-18 млн. рублей неустойки, расплачиваться за банковские кредиты было бы нечем – перед предприятием замаячило банкротство. Далее последовало предупреждение коммунальных служб города об отключении воды, тепла и электроэнергии.

По словам Безъязычного, 24 мая ему на сотовый позвонил Сдвижков и назначил встречу у администрации. За решение вопросов аренды земли и ввод объекта в эксплуатацию он предложил отдать трансфоматорную подстанцию и заплатить 30 млн. рублей. «Для начала разговора» нужно было принести 1 млн. рублей.

6 июня 2007 года, предварительно созвонившись, он пришел в кабинет Сдвижкова. Тот спросил:

— Картинки принес?

Безъязычный подумал, что он говорит о деньгах, и положил на стол сверток со словами «вот миллиончик». Потом был нормальный разговор. Сдвижков предложил ему участвовать в строительстве новых объектов и сказал, что даст команду подчиненным урегулировать вопросы. По словам свидетеля, он уходил из кабинета с впечатлением, что все вопросы будут урегулированы.

Безъязычный пояснил, что договор аренды земельного участка, переданного ЗАО «ИНТЕРТЭМ» под проектирование и строительство, закончился 1 августа 2004 года. Обычно после этого заключают договор аренды участка, переданного для эксплуатации здания. Но поскольку объект не был введен в экс-плуатацию, договор не подписывали. А в эксплуатацию здание не вводили, потому что не было правоустанавливающих документов на землю.

19 августа прошлого года обвинение представило суду аудиозапись разговора Сдвижкова и Безъязычного, который состоялся между ними 6 июня 2007 года. Директор ЗАО говорит, что торговый центр необходим городу, в том числе для создания рабочих мест, но в существующей ситуации его невозможно экс-плуатировать. Просит хоть небольшую парковочку (улица Кирова заставлена машинами) и площадку для сбора мусора. Сдвижков предлагает для этого убрать забор, но оговаривается: дело ваше. Безъязычный предлагает не валить все в кучу, решать вопросы постепенно, а начать с главного. Потом они обсуждают варианты участия «ИНТЕРТЭМа» в строительстве нового объекта, Сдвижков обещает дать поручение Кузнецову «посмотреть, подвигать» бассейн.

ОБВИНЯЕМЫЙ ЗАЩИЩАЕТСЯ

6 марта обвиняемый дал свою интерпретацию беседы с Безъязычным. По его мнению, предпринимателю не надо было говорить о парковках, он должен был принести пакет документов, необходимых для ввода здания в эксплуатацию, и сказать:

— Сдвижков, не подписывают твои, заколебали меня.

Безъязычный такого не говорил, «парковочки» и «стояночки» отношения к делу не имеют, значит, взятка – это провокация. Во время всего разговора Безъязычный, по мнению обвиняемого, постоянно уходит от темы сдачи объекта в эксплуатацию, он говорит о проблемах, которые существуют у любого предпринимателя: фуры не могут разворачиваться, мне бы парковочку для служебного транспорта.

— Скажите, какой руководитель административного здания, не говоря уже о предпринимателях, не хотел бы иметь парковочку для служебного транспорта?

Коли он обозначил проблемы, я стал объяснять, как их можно решить, например, убрать забор. Он не мог с этим согласиться.

Откуда произошло «порисовать – подвигать»? Когда я стал ему объяснять, что все равно в два ряда машины не поставить – надо порисовать на бумаге.

Между мной и Безъязычным никакой договоренности не было – он сам об этом говорит, обозначая проблему со стоянкой транспорта. В итоге он говорит: я обозначил проблему, все валить в одну кучу не надо, надо идти поступательными шагами, начав с главного вопроса – с территории.

В конечном итоге я его убедил, что платных парковок у общественных зданий мало, а машины стоят везде – в том числе и на проезжей части, и во дворах. Особенно, где «Эльдорадо» — все дворы машинами заставлены, жители жалуются, что во двор не выйти.

Но он опять не соглашается: у бассейна тоже нужна стоянка.

Фактически у нас идет спор. Я говорю о своей позиции как главы: торговля в центре – неправильно, у бассейна машин будет немного. Если в этом направлении вы готовы работать, то давайте встречаться. Как можно эту фразу связать с тем, что на столе миллион лежит?

После показаний Сдвижкова прокурор задал ему вопрос:

— Можно ввести объект в эксплуатацию без наличия правоустанавливающих документов на землю?

Суд снял вопрос, который задавался уже много раз.

Тогда прокурор его перефразировал:

— У Безъязычного в момент разговора были правоустанавливающие документы на землю?

Вопрос сняли по той же причине.

— Ваш разговор об увеличении площадей земельного участка под ТЦ никак не связан с вводом объекта в эксплуатацию?

— Конечно, нет. Чтобы ввести объект в эксплуатацию, нужно собрать бумаги и подписать их. А вопросы эксплуатации у каждого предпринимателя существуют.

На этом судебное следствие закончилось. Стороны просили две недели на подготовку к прениям, суд ограничился шестью рабочими днями. Прения назначили на 17 марта.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.