Праздник как вид протеста (руководство к действию профессиональным клакерам)

Есть дела, в которых, сколько нас ни мучай прогрессом, а мы все равно впереди планеты всей. Эти умения не выбить из нас ни демократией, ни интернетом. Их совсем немного, но уж зато – все наши! Синхронное плавание, ремонт как метафизическое состояние, питье водки на время, измерение величия Родины в квадратных километрах. И, наконец, способность превратить почти любое движение души в общественное мероприятие. В мае традиционно ярче всего проявилось именно это последнее умение. Ну, обо всем по порядку.

«1 мая в рамках Всероссийской акции профсоюзов «Работа. Зарплата. Достойная жизнь» в Рыбинске прошли шествие и митинг, в которых приняли участие представители профсоюзных организаций, политических партий и движений, простые горожане». За скупой строкой этой официальной информации кроется настоящая драма. Был такой праздник, был. И нагрузку он имел разную: идеологическую и развлекательную. Но самое главное его значение, как и значение выборов при социализме, было в поддержании видимости того, что люди участвуют в большом деле. И многим это нравилось, потому что другого участия в важных делах у человека не было.

КЛАКА — (франц. claque) — группа людей — клакеров, нанимаемых для создания искусственного успеха либо провала актера, спектакля, ораторских выступлений… (Большой Энциклопедический словарь)

Но время гегемонии пролетариата кануло в лету вместе с понятием демонстрации как «праздничной колонны трудящихся».1 мая не превратился в бразильский карнавал, и демонстрации стали уделом небольшого круга воинствующих активистов. Демонстрируют они не единение и успехи, а желание протестовать. Ностальгия по советским демонстрациям гонит народ уже не к митингам и шествиям, а к дачным участкам. Пора браться за лопату и делом, а не праздным шатанием, вливаться в стройные ряды трудящихся масс. И тогда нас захлестывает радостное ощущение важности и нужности.

Но чу! – идейные псевдопатриоты вновь сливаются в нестройные ряды числом человек по сто. Берут в руки новомодные воздушные шарики, сворачивают их в игрушечных козликов и – на передовую. Скучно, господа! Праздник ушел, а страсть к единению осталась. Нереализованная, она готова рвать лозунги и метать флаги, превращая праздник в митинг, а демонстрацию в протест. И отделить правду от вымысла становится так же трудно, как болтуна от патриота. В итоге скромность коммунистов размывается клакерами от «общественности», и мы имеем то, что имеем: праздничную демонстрацию протеста.

И вот ведь незадача. Как раз накануне праздника труда случился в Рыбинске субботник. Такой же традиционный, как и 1 Мая. Казалось простым и ясным: потрудился на благо города – празднуй с легкой душой на демонстрации. Правда, коммунистическая колонна из участников субботника могла бы поставить рекорд массовости: ровно три человека. Именно столько коммунистов добровольно вышли на уборку родного города. Имена героев неизвестны, так же как их судьба 1 Мая.

Но праздника большинству населения все-таки хочется. Еще многим хочется быть в колонне первыми. А некоторым по большому счету все равно, куда эта колонна направляется. Была бы публика — все лучше, чем лопата.

Профессиональными демонстраторами протеста в Рыбинске стала группа общественных дам бальзаковского возраста, сопровождающих Евгения Сдвижкова во всех его тяжких перемещениях. Правда, ряды носителей идеи подсудимого главы существенно поредели. Но каково качество каждого отдельно взятого индивида! Вот, например, боевая подруга Сдвижкова Нина Авдеева. Коня на скаку остановит! В жерло коммунистического вулкана зайдет! Кстати, о коммунистах. Однажды случился у них митинг. Как всегда, против действующей ныне в России власти, против ЖКХ, цен… В общем, о чем – значения не имеет. Главное, что собрались. Каким ветром задуло на этот митинг бывшего члена СПС, а ныне приверженца «Справедливой России», в общем, «убежденного демократа» Нину Авдееву – сказать трудно. Но женщины, говорят, ветрены, и привязанности их, говорят, непостоянны. Главное, что была в тот день трибуна, были люди и была идея. Правда, сугубо коммунистическая, к которой ни Сдвижков, ни Нина Кирилловна абсолютно никакого отношения не имеют. Но былая слава манит, воспоминания о ней томят душу. Короче, пока шеф писал 724-ю страницу своей душещипательной и зубодробительной речи в суде по своему уголовному делу, Авдеева задвинула выступление в защиту своего кумира перед рыбинскими коммунистами.

Коммунисты – народ дисциплинированный. Раз оратор на их политической трибуне – значит, надо голосовать. Проголосовали единогласно против: правительства, цен, реформы. И, так сказать, до кучи – за судимого Сдвижкова.

Уболтав коммунистический народ и прижав к сердцу протокол митинга с результатами голосования, Нина Кирилловна помчалась на рандеву с шефом. Место встречи изменить нельзя: областной суд по уголовным делам. Отчиталась-расписалась и… в тот же день по Рыбинску поползли слухи, что Сдвижкова оправдали. Вот уж он, дескать, достанет шашку и разберется со шпионами-предателями во всю свою мощь.

Имеет или нет Нина Авдеева отношение к упорным и не имеющим ничего общего с действительностью слухам, сказать трудно. Можно только предполагать. Но обнаружить ее и ей подобных «профессиональных общественников» в любой колонне, в каждой демонстрации, на митингах и пикетах – дело нехитрое. Где громче кричат, обличая, там Авдеева. Впрочем, пришла пора писать эту фамилию с маленькой буквы, потому как стала она именем нарицательным. Авдеевых без труда обнаружишь на каждом митинге. Специалистам широкого профиля все одно – собрались демократы или националисты. Главное – аудитория от ста человек. А уж демонстрация на 1 Мая для них – праздник души. Вот где можно порезвиться до хрипа в горле! С надеждой быть услышанными десятком из сотни и понятыми единицами. Главное не результат, главное – процесс соучастия.

Итак, подведем праздничный итог. Для того чтобы влиться в ряды авдеевых, необходимо:

1. пренебречь политическими убеждениями (лучше их вообще не иметь),

2. отложить в сторону орудия труда (могут вызвать закономерные вопросы),

3. холить и беречь голосовые связки (пригодятся для перекрикивания оппонентов),

4. знать, где и когда пройдет очередное массовое мероприятие (какое — не имеет значения: митинг протеста, публичные слушания, праздничная демонстрация и т.д.).

И самое главное – иметь материальный стимул в виде заказчика. Без финансовых вливаний активность «профессиональных общественников» начинает стремительно сходить на нет, голосовые связки подводят в самый неподходящий момент, а руки непроизвольно тянутся к огородным лопатам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 454



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


три + = 6

Описание картинки