Казнить нельзя помиловать

До настоящего времени не разгадана главная тайна рода Михалковых. Не тайна родства Михалковых с царской династией Романовых. И не тайна агента-нелегала Михаила Михалкова. И даже не тайна откровенной нелюбви рода Михалковых к рыбинцам и Рыбинску, где, по сути, устоялся, укоренился их род после столетий неопределенности и миграции…

Эта тайна связана с маленьким скособоченным штрихом, черточкой, скакнувшей со второго слога на другой, отчего эта фамилия, известная всей России на протяжении трех с небольших веков, зазвучала вдруг по-другому.

Никакой современный Пизани или Фасмер не могут нам объяснить, почему вдруг перебежало ударение с буквы А на букву О в фамилии Михалковы. Вроде бы такой же орфографический случай с фамилией знаменитого художника Пикассо. В одном случае он ПикАссо, в другом — ПикассО. Но почему-то никого в мире не волнует непостоянство надстрочного знака в этом случае. Потому что здесь все просто и понятно: для французов он ПикассО, для испанцев ПикАссо, как диктуют законы грамматики разных народов.

Но у нас во всем есть подоплека. Время от времени к истории этой крошечной косой линии обращаются и члены высокородной семьи. Однажды Андрей Кончаловский якобы объяснил эту лингвистическую метаморфозу желанием во имя личной безопасности скрыть свою связь с помещиками и дворянами МихАлковыми.

«В те довольно суровые годы по отношению к дворянству и вообще к родовитым фамилиям было проявлено довольно пристальное и не всегда доброжелательное внимание, поэтому в целях хоть какой-то безопасности в школу мой отец пошел под фамилией МихалкОв, — добавляет Никита Михалков. — Хотя настоящее ударение в нашей фамилии падает на второй слог- МихАлковы».

Больше всех о приключениях маленького родового «штрих-кода» знал покойный Сергей Владимирович. Но он просто рассмеялся над версией, предлагаемой сыновьями, назвав это «ерундой» и пояснил, что перенос ударения произошел сам собой.

Как бы там ни было, но это «перебегающее ударение» стало своего рода водоразделом, разделив историю рода Михалковых на два периода: михАлковский и михалкОвский. Сами Михалковы не допускают и мысли о 2-х историях своего рода, говоря о преемственности и наследственности. А подавляющее число исследователей, генеалогов, журналистов, наоборот, пренебрегают законом непрерывности рода Михалковых, акцентируя свое внимание на новейшей истории семьи, ставшей постоянным героем глянцевых журналов. При этом они путают не только фамилии, имена, но и иконографию рода Михалковых.

Переместить ударение со второго слога на третий в те годы неразвитых коммуникаций было несложно. Допустим, семья поменяла место жительства и согласованно начала жить под другой фамилией. А вот теперь, когда род МихалкОвых приобрел поистине всемирную известность, заставить все человечество произносить не МихалкОв, а МихАлков можно разве что под страхом смерти. Но Никита Сергеевич Михалков с начала 80-х годов со свойственной ему одержимостью пытается вернуть черкотину на ее историческое место, призывая «свиту» играть не только короля, но и его корону — ударение.

В 1989 году в одной из книг, посвященных теме социальной жизни русских фамилий, была помещена эпиграмма на Михалковых, приобретшая широкую популярность:

Возьмешь журнал, и станет жалко,

Что ради премий и венков

То, что не мог писать МихАлков,

Не дрогнув, пишет МихалкОв.

Где истоки этой недружелюбности, этой нелюбви к знаменитому роду? Почему МихалкОвы противопоставляются столь часто и столь охотно МихАлковым ?

Продолжение следует.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 525



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


шесть × = 36

Описание картинки