«Реформы – это всегда больно»

16 декабря ушел из жизни экономист, политик, писатель Егор Гайдар.

Его карьера была слишком стремительной. В 1991 году пришел в политику, в 1992 году стал премьер-министром, затем советником президента и лидером демократов. Вместе с именем Егора Гайдара в повседневный обиход вошли такие слова, как «инфляция», «приватизация», «девальвация». Его называли архитектором российского рынка, отцом приватизации, шоковой терапии и либерализации цен. Он искренне старался, но не все вышло так, как хотелось бы – говорили о нем.

Он работал с Горбачевым, Ельциным, с Путиным. В Ярославской области он бывал не раз. В 1998 его встречали свистом и криками «долой», а в декабре 2005 года его визит в Ярославль прошел почти незамеченным.

Считается, что он стоял у истоков создания программы развития Ярославской области. Анатолий Лисицын, будучи губернатором области, пригласил его для разработки экономической стратегии региона. Егор Гайдар после ухода из российского правительства стал на год экономическим советником губернатора. Лисицын поставил перед ним задачу поиска возможности обучения персонала за границей, введения в западные экономические и финансовые круги для знакомства с функционированием нормальной рыночной экономики. В результате этих действий, считает бывший глава региона, удалось сформировать хорошие стартовые позиции, которые впоследствии позволили создать инвестиционно привлекательную модель экономики области.

Об итогах гайдаровских реформ спорят до сих пор.

— Реформы – это всегда больно, — говорил сам Егор Гайдар.

— Политика рыночных реформ в Ярославской области имела негативные результаты, — говорит бывший преподаватель финансово-экономического института Татьяна Новожилова. – В результате реформ закрылись многие крупные заводы, промышленные предприятия. Многие до сих пор дышат на ладан.

— Если бы Гайдара не существовало в природе, его надо было бы придумать, — говорит депутат Государственной Думы РФ Анатолий Лисицын. — В этой фразе нет комплиментарной оценки заслуг Гайдара, скорее, в ней содержится констатация того факта, что на определенном этапе революции кто-то должен повести людей за собой. Этим кем-то и стал Егор Гайдар. Не споря с многочисленными критиками Гайдара, замечу одно: зимой 1991 года правительство возглавил именно он, и ему пришлось противостоять угрозе голода в стране, проводить экономическую реформу, аналогов которой не было в мировой истории, и одновременно бороться с оппозиционным парламентом под многомиллионный гул возмущенного народа: «Нас обокрали!».

— Не думаю, что в 1991 году действиям Гайдара вовсе не было альтернативы. Выбор есть всегда, — считает председатель рыбинского Муниципального Совета Эдуард Литовский. — Но в то время реально он был невелик: дикий рынок или военный коммунизм с последующей войной всех со всеми за кусок хлеба и литр бензина. А варианта плавного вхождения в рынок уже не было. В народной памяти осталось плохое. Но почему тогда подскочили цены? Потому что каждый дореформенный рубль был обеспечен товарами на 14 копеек. Почему упало производство? Потому что это было производство неконкурентоспособной продукции. Почему зарплату не выдавали? Потому что создавалась иллюзия занятости, и нерентабельные рабочие места не сокращались.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 460



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


6 − = пять

Описание картинки