ЧТО НАМ СТОИТ ДОМ?

Четыре сгоревших дома за две недели. Такую статистику приводят пожарные. Все четыре дома — не жилые. Тушение каждого из них потребовало уйму времени и сил.

{image0} Например, ликвидация очередного возгорания здания бывшей первой школы заняла около десяти часов и обошлась федеральному бюджету в полмиллиона рублей. Для сравнения, тушение пожара в стандартной квартире редко занимает больше часа.
Александр Сергеев, заместитель начальника ГУ «2 ОФПС по ЯО»: «Что представляет из себя такой дом? Чаще всего в нем деревянные перекрытия, с пустотами, по которым огонь продвигается с огромной скоростью. Осложняет тушение и отсутствие дверей, которые, пусть и не надолго, но останавливают огонь».
Ускоряют пожар и кучи мусора, которыми наводнены заброшенные дома. Как только из них выезжают жильцы, на их место приходят бомжи, они греются у костра, там же готовят еду. Как результат — вспыхнувший огонь и уничтоженное здание.
Александр Сергеев: «Практически все здания находятся в очень ветхом состоянии. Вот недавний пожар в третьем доме по улице Герцена, там пришли в негодность и стены, и перекрытия. В здании бывшей первой школы было обрушение перекрытий, тушить такие пожары очень сложно. Сотрудники расчетов вынуждены работать с лестниц, потому что проходить вовнутрь просто опасно для жизни».
Причиной пожара во многих случаях является поджог. Намеренный или нет, уже другой вопрос. Но это значит, что огонь заметят не скоро, а значит, есть риск для соседних зданий.
Если пройтись по старому центру Рыбинска, свернув с главных его улиц, то можно воочию наблюдать за тем, как меняется наш город. Вот на улице Радищева сгорел расселенный дом, а уже почти вплотную к нему приблизилась целая улица современных особнячков и коттеджей. Скорее всего, такая же судьба ждет и «освободившееся» место на улице Ломоносова, где в 20-х числах мая сгорел деревянный дом. {image1}
Снести большую часть расселенных домов просто так нельзя из-за статуса исторического памятника. Восстановление требует огромного вложения средств. Единственный выход в данном случае — консервация, но производить ее почему-то не торопятся.
Александр Сергеев: «Консервация объекта — это полное закрытие доступа для посторонних лиц. Необходимо ставить на все окна решетки или закладывать их кирпичом, заколачивать все двери. Но некоторые объекты можно же снести, но они почему-то стоят, как будто ждут пожара. Вот дом, который сгорел на проспекте Батова, он же не памятник, так почему же после расселения его не снесли? Такая же ситуация была в прошлом году на Слипе, там пока пожары не стали вспыхивать один за другим, бараки разбирать не стали».
Ответственность за состояние зданий несет собственник — муниципалитет. Поэтому пожарные были вынуждены написать письма как в администрацию, так и в прокуратуру, которая обязана следить за исполнением законов. Первые уже отписались, что вопрос с ветхими домами, в частности, со зданием бывшей первой школы, поставлен на контроль. Как этот контроль воплотится в жизнь, можно будет судить по сводке пожаров и по отсутствию в ней старых рыбинских домов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 455



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× 1 = восемь

Описание картинки