ПО РИСУНКУ ИМПЕРАТРИЦЫ

Рыбинский музей-заповедник продол-жает проводить серию выставок одного предмета «Музейные редкости». Очередным экспонатом стал небольшой барельеф. На темном фоне доски абсидного камня ясно читаются шесть профилей. Традиция таких изображений уходит корнями еще в искусство античности, хотя была востребована и в ХХ веке – вспомним профили Маркса-Энгельса-Ленина, а иногда еще и Сталина на советских плакатах. Но этот барельеф – из другой эпохи.

{image0} Жена императора Павла I Мария Федоровна (1759-1828), урожденная немецкая принцесса София-Доротея Вюртембергская, осталась в истории как прекрасная супруга и мать. Действительно, характерец Павла Петровича выдержать было непросто, а наличие десяти детей говорит само за себя. Можно вспомнить и ее вклад в российское женское образование, и построенную на деньги из фонда императрицы Мариинскую водную систему – от Рыбинска по Шексне, озерам и в Питер. 
А еще она была неплохим художником. Не то чтобы великим мастером, но её работы всё же выходили за рамки обычного «дамского рукоделия». Среди них были изящные живописные миниатюры и тонкие камеи, вырезанные из многослойного камня. Она занималась резьбой по кости, лепила из воска, писала маслом. Особенно удачными считаются несколько выполненных ею памятных медалей с изображением августейшего супруга Павла I, а затем и сына Александра I: и со сходством всё в порядке, и величие образа хорошо получилось.
И, разумеется, не могла она пройти мимо собственных, горячо любимых детушек. Когда Мария Федоровна нарисовала профили шести своих ребятишек, её венценосная свекровь Екатерина Великая была в полном восторге. Произведение, вызвавшее Высочайшее восхищение, было воспроизведено в другом, более монументальном материале — мраморе. Известно, по крайней мере, два мраморных рельефа, один из которых наш, а второй хранится в петербургском Русском музее. Автором петербургского экземпляра является скульптор Жак-Доминик Рашетт (1744-1809). Он же, по мнению сотрудника Рыбинского музея-заповедника Натальи Коноваловой, скорее всего, сделал и наш экземпляр.
Как же оказался портрет царских детей в Рыбинском музее? Как и многое другое, он попал сюда из усадьбы графов Мусиных-Пушкиных Борисоглеб, впоследствии затопленной волнами Рыбинского моря. Алексей Иванович Мусин-Пушкин был не только видным учёным (про открытое им «Слово о полку Игореве» помнят, наверное, все читатели), но и «особой, приближенной к Императору». Кроме того, он интересовался не только древней литературой и историей, но и искусством вообще и вполне мог приобрести рельеф не только из уважения и благодарности к венценосным особам, но и как художественное произведение.
Любопытно, что крайний слева профиль был еще очень в давние времена поврежден и отреставрирован – утраты мастерски восполнены чем-то вроде гипса. Может быть, мастер «запорол» уже почти готовый рельеф? Для Высочайших заказчиков он сделал всё заново, а первый вариант, отреставрировав, продал или подарил президенту Академии художеств Мусину-Пушкину.
Так или иначе, перед нами череда царских детей: будущий император Александр I, великий князь Константин, великие княжны Александра, Елена, Мария, Екатерина… Будущий император Николай I к этому времени еще не появился на свет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 460



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


2 × = восемь

Описание картинки