УНИКАЛЬНАЯ РАБОТА

При реконструкции Никольской часовни пришлось исследовать старинные фотографии. Чтобы восстановить первоначальный цвет стен, образцы красочных слоев с фрагментами штукатурки отправили на анализ в Ярославль. Об этом рассказала архитектор-реставратор Наталья Гончарова — именно по ее проекту велись восстановительные работы.

— Что вы почувствовали, когда вам поручили разработать проект восстановления Никольской часовни?
 {image0} Отвечая на этот вопрос, архитектор-реставратор Наталья Гончарова (автор реставрационного проекта Лоцманской биржи, амбара библиотеки им. Энгельса, Казанской церкви, Сретенской церкви, главного дома и восточного флигеля в музее-усадьбе Некрасова «Карабиха», церкви царевича Димитрия «на крови» и дома Евреиновых в Угличе и пр.) говорит, что чувства испытала противоречивые. С одной стороны, ей было радостно осознать, что город вернет уникальный памятник – этот сказочный «теремок-игрушечку», некогда яркой жемчужиной украшавший волжский берег. С другой — она понимала, что работа будет архисложная. 
Дело в том, что сохранилось всего несколько исторических фотографий Никольской часовни. На одной — сделанной со стороны Волги — видно, что ниши северной стены украшала роспись. Другая (вид на часовню со Стоялой улицы) снята без каких-либо объектов, загораживающих фасад, и дает представление о том, что стены здания украшала богатая лепнина. При полном отсутствии каких-либо проектных (исторических) материалов именно она могла стать основанием для разработки проекта воссоздания утраченных элементов здания. Но фотография – это не чертеж, ее нельзя просто пометить и все вычертить. В таких случаях на выручку приходит начертательная геометрия, позволяющая методом реконструкции перспективы (а фотография и есть не что иное, как изображение в перспективе) определить все необходимые размеры.
Сложность была еще в том, что этот метод хорош для «правильных» объектов, а не тех, в которых все элементы кривые, включая вертикали углов и горизонтали карнизов, поэтому все элементы фасада приходилось выстраивать отдельно, а затем еще перепроверять пропорциональные соотношения, основываясь на знаниях стилевых особенностей, а иногда просто на логике. Сложные расчеты, точно выверенные чертежи — все это нужно было сделать срочно, поэтому архитектору зачастую приходилось работать по ночам, ведь утром рабочие чертежи ждали реставраторы.
Большого внимания потребовало и восстановление лепных узоров. Кое-где на стенах под штукатуркой советских времен сохранились немногочисленные фрагменты — по этим обломкам лепщики собрали узор лепнины над карнизами. Остальные — в пилястрах, в нишах под окнами и в кокошниках — пришлось восстанавливать по фотографии. Украшающие фасады пилястры представляют собой очень сложный декор, при высоте в 2,97 м рапорт узора — с крестами, звездами, трубами, сложными переплетениями лозы и листьев — повторяется лишь дважды. Отдельные его узлы, которые невозможно было разглядеть на фотографии, пришлось воссоздавать интуитивно.
Восстанавливая лепку, специалисты ярославского ООО «Ярград» использовали те же материалы, что и мастера 19 в. Правда, для каркасов фрагментов использовали металл, а не дерево.
При реконструкции цветового решения образцы красочных слоев с фрагментами штукатурки отправили на исследование в Ярославские художественно-реставрационные мастерские. Анализ показал, что первоначально, по окончании строительства, часовня была розовато-желтого цвета с белым декором. Позже — голубовато-зеленого с деталями цвета красной охры с примесью сиреневого. Но тогда крыша была из белого железа. При восстановлении часовню решили покрыть медью. Этот благородный материал устойчив к атмосферным явлениям и более мягкий по сравнению с оцинкованным железом — это позволило максимально качественно выполнить соединение стыков покрытия кокошников с восьмигранным шатром. В то же время медь удачно сочетается с первоначальным колористическим решением – на нем и решено было остановиться.
Водная милиция из двухэтажного здания на набережной выехала в первых числах июня, а к 11 сентября были готовы не только все конструктивные элементы здания, но и восстановлены все отливки и все главы, а также оконные блоки и парадные двери. На восстановлении часовни работало несколько предприятий из Ярославля и Костромы. Генеральный подрядчик, руководитель ООО «Ярреставратор» Андрей Ржевский организовал работу так, что, когда часовню спешили достроить к приезду патриарха, ежедневно на объект выходило четыре бригады по шесть человек каждая — каменщики, штукатуры, лепщики, кровельщики.
Сейчас работы в основном закончены. Воссоздан шатер. Оштукатурен и зашпаклеван фасад. Установлены двери и окна — их специалисты из Костромы выполнили из массива дуба. Осталось установить еще шесть главок по периметру кровли (шесть уже установлены), и под каждой главкой — ажурные медные с позолотой подзоры — такие же, как и под большой главой. По контуру кокошников тоже должен быть установлен золоченый подзор – работы по его изготовлению сейчас ведутся. Для центральных дверей и дверей восточного фасада заказаны кованые решетки — их тоже делают. Ниши кокошников, три ниши северного фасада и средняя ниша западного фасада будут расписаны.
Весной будущего года планируется выполнить благоустройство территории — ее выложат плиткой, которую думают заказать в Костроме. Фасад часовни будут освещать четыре фонаря — те, что сейчас находятся неподалеку, на набережной. Чугунные фонари, изготовленные в начале прошлого века, будут докомпанованы (пока есть еще только несколько вариантов проектного решения) и декоративно, и технически. Стилистически они очень хорошо сочетаются с решеткой ограды.
О том, как часовня была устроена внутри, можно судить лишь по запискам Вениамина Солонцева, дьякона Никольского храма, который до 40-х годов прошлого столетия располагался около Спасо-Преображенского собора, а потом был разобран. Из записок дьякона следует, что в часовне был большой иконостас, что помещение разделяла стена, в ее правой стороне был вход в комнатку свечника, слева — в помещение истопника. В ходе реставрационных работ удалось под полом обнаружить основание этой стены. Судя по нему, толщина перегородки составляла 73-75 см, но при восстановлении для экономии площади стену сделали тоньше — 25 см.
В интерьере уже проработаны карнизы, окна и двери, раскладка пола. Окончательный вид интерьера будет зависеть от того, в какой манере будет работать художник, который распишет купол. За эту работу взялся народный художник России Николай Мухин, но начнется она, только когда будут выполнены работы по оштукатуриванию деревянного свода.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 501



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


+ семь = 11

Описание картинки