НЕВИДИМЫЙ ФРОНТ 1812 ГОДА, или Как рыбинские купцы французких шпионов ловили

Из протокола заседания Рыбинской городской думы от 26(14) сентября 1812 года о создании в городе «ночной стражи»

По мнению советского ученого академика Тарле, накануне Отечественной войны 1812 года страна фактически кишела французскими шпионами и «диверсантами», скрывавшимися под видом коммерсантов и дипломатических работников. Возможно, академик, писавший это накануне войны с немцами, отдал дань модной тогда шпиономании, но французам наверняка было известно о значении важнейших в экономическом отношении районах и городах России, в том числе Рыбинска и Ярославля.

Во время военных операций французы активно занимались и «подрывной работой». Известно, что Наполеон намеревался провозгласить отмену крепостного права. Власти боялись, что эта идея найдет поддержку в российской деревне и задолго до этого приняли «превентивные» меры. Император французов был объявлен Антихристом. Церковь вела против него активную пропаганду.
После нападения французов на Россию слухи об «освободительной» миссии Бонапарта стали циркулировать и в Ярославской губернии, что не могло не вызвать тревогу местных властей. В руки чиновников действительно попадали французские листовки. Усиливались меры контроля за лицами, не лояльными правительству, такими как, например, раскольники.

Бойцы «внутреннего фронта»

Борьба с «внутренними беспорядками» и неприятельскими шпионами в то время была сосредоточена в МВД. Это ведомство в России традиционно обладало весьма обширной компетенцией. Ему подчинялись полиция, местные органы управления, в том числе сословные, вопросы местного хозяйства и благоустройства. Отдельной инстанцией были предводители дворянства, на которых в военное время возлагалась работа по мобилизации, организации тыла и снабжения действующей армии. Полиция во время событий 1812 года занималась и вопросами эвакуации. Главным представителем МВД в губернии являлся гражданский губернатор. Одновременно вместе с подчиненными ему предводителями дворянства он занимался формированием народного ополчения. В 1812 году в Ярославской губернии этой деятельностью руководил ярославский гражданский губернатор князь Михаил Николаевич Голицын. А все военные вопросы находились в ведении генерал-губернатора Ярославской и Тверской губерний принца Георгия Ольденбургского.
С предотвращением возможных крестьянских волнений связано форсированное создание в 1811 году Отдельного корпуса Внутренней стражи под командованием генерал-лейтенанта Комаровского. В каждой губернии находилось от полубатальона до батальона внутренней стражи, которые вместе с полицией и должны были оберегать «внутреннее спокойствие и безопасность» Империи как в мирное время, так и на случай войны.

Купеческие дозоры

Некоторое время полиция подчинялась специально созданному министерству полиции. Но эта структура просуществовала недолго. А в административном отношении стражи порядка взаимодействовали с гражданскими губернаторами на местах.
В Рыбинске полиция была учреждена на основании указа Ярославского губернского правления от 23 июня 1799 года и первоначально представляла из себя вариант местной народной дружины под председательством городничего, в помощь которому по решению городской думы от 26 августа 1799 назначались по выбору один частный пристав из числа купцов и квартальные надзиратели из посадских. Но уже в 1805 году в Рыбинске была учреждена должность полицмейстера. В подчинении полицмейстера находились канцелярия, частный пристав с двумя квартальными надзирателями по числу кварталов города, полицейская и пожарная команда. Кроме того, в Рыбинске существовало представительство ведомства путей сообщения, подчиненное непосредственно Главному директору путей сообщения ярославскому генерал-губернатору принцу Ольденбургскому, в составе четырех смотрителей с воинской командой, которые, помимо регулирования вопросов судоходства на Волге и Шексне, исполняли полицейские функции.
Между тем Отечественная война 1812 года внесла в эту систему свои коррективы…
26 (14-го по старому стилю) сентября 1812 года, через 12 дней после вступления французов в Москву, на основании предписания ярославского и тверского генерал-губернатора принца Георгия Ольденбургского «для благоустройства и безопасности» в Рыбинске была учреждена ночная стража с пешими и конными караулами. «Ночная стража» создавалась и в других городах губернии. Власти не полагались или не надеялись на полицию. Наполеон был в Москве, и дальнейшие планы его были неизвестны. В губернии царили брожение и неопределенность. А в городах было полно складов и казенного имущества, которое в любой момент могло стать не только предметом хищений, но и достоянием красного петуха. Организация «стражи» была возложена на купечество. Под протоколом заседания Рыбинской городской думы об организации «ночной стражи»  подписались городской глава Андрей Ильинский, рыбинские купцы – гласные городской думы Дмитрий Сыроежин, Александр Казаков, Карп Бородулин, Иван Селецкий. Город делился на 15 участков, в каждый назначались по 1 караульному и 2 сторожа. Назначался ночной караул и вокруг города. Четыре человека в ночное время должны были объезжать город на конях. За караулом назначались смотрители из купцов: Федор Ильич Тюменев и Дмитрий Иванович Меньшаков, а в помощники им из мещан —  Асаф Иванович Сыроежин и Петр Васильевич Клоков. Общая численность «охранителей» Рыбинска на этот момент, без учета нижних чинов полиции, составляла более 50 человек при численности населения города около полутора тысяч человек, не считая  переменного населения, связанного с судоходством и торговлей. В общем-то, не слишком много для уездного города такого масштаба.
В качестве задачи этого новообразования указывалось:
«И иметь правило в обязанности охранять город от пожара и от всякого рода беспорядков, буде же встретятся какие неизвестные и шатающиеся люди, то брав их, представлять к господину дворянскому предводителю…» Под «шатающимися и неизвестными людьми», помимо стихийных крестьянских бунтарей и обычных уголовников, которых хватало и в мирное время, понимались, разумеется, французские лазутчики, по тогдашним понятиям, главным образом шпионы, поджигатели и распространители слухов.
В отличие от народного ополчения  ночная стража в городах представляла собой аналог территориальной милиции. При этом уездный предводитель дворянства выступал в роли своего рода «военного комиссара» при местных органах власти, подведомственного МВД, который был высшей уездной инстанцией не только в обеспечении нужд армии, но и в вопросах безопасности города и уезда.

Член-корреспондент

{image0} Одним из «смотрителей» рыбинской ночной стражи был, как сказано выше, рыбинский купец, а в будущем городской голова и почетный гражданин Рыбинска Федор Ильич Тюменев. В 1812 году ему был 41 год. Возраст солидный. Но еще не почтенный. И достаточный для того, чтобы играть важную роль в делах города. Интересно в биографии Федора Тюменева то, что по совместительству он был членом-корреспондентом Статистического отделения при Совете МВД. В 1837 году его «попечением» и «иждивением» выходит в свет «Описание города Рыбинска» за авторством протоиерея Матвея Гомилевского. Многие материалы этой книги, по признанию самого автора, были предоставлены ему Тюменевым, который принимал «деятельное участие в статистических занятиях Министерства» и, очевидно, почерпнул их из доступных ему архивов. Однако связи Федора Тюменева с «органами», если не считать его службы на посту городского головы,  не ограничивались Статистическим отделением при Совете МВД. Книга была напечатана в типографии Отдельного корпуса внутренней стражи, с руководством которого Тюменев, видимо, имел какие-то частные контакты. Во всяком случае, Федор Ильич был не чужд учености, как она тогда понималась. «Купец-аристократ» — так писал о нем Иван Аксаков.

Материал подготовлен с использованием документов Рыбинского филиала ГАЯО

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 613



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


два × = 10

Описание картинки