ДОМ ПОД УГЛОМ

Если мысленно убрать пристройку к северной стороне дома номер 25а на улице Крестовой, то станет очевидно, что дом стоит под углом к улице. Когда дом строили, улица проходила в несколько ином направлении…

{image0} Этот дом построил в первой половине 1770-х годов самый богатый житель тогда еще Рыбной слободы, купец Алексей Иванович Попов (1733-1799 гг.). Планов слободы никогда не существовало и Попов поставил дом так, как ему хотелось.
Большинство зданий Рыбинска того времени погибло в большие пожары на рубеже восемнадцатого и девятнадцатого веков. Этот дом уцелел, так как богач Попов установил под крышу стальные стропила, а на окна стальные ставни.
На коньке крыши дома стоял чугунный гребень, а на нем флюгер. Этот вид здания в 1838 году запечатлели столичные художники, братья Чернецовы, когда совершали поездку по Волге. В настоящее время этот рисунок хранится в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге.
В 1767-1768 годах А.И. Попов представлял интересы рыбнослободского купечества в комиссии по составлению нового Уложения Российской империи. От Ярославской провинции, кроме А.И. Попова, депутатами в Комиссию выбрали князя М.М. Щербатова, князя В. Голенищева-Кутузова, некоего Толмачева и других.
Большинство депутатов от Ярославии отстаивали интересы дворянства и крестьянства. Попов же категорически стоял на стороне купечества. Вот как описывал заседания Комиссии известный историк П.П. Мельгунов (1847 – 1894 гг.):
«Начало прений произошло вследствие случайного заявления одного из дворянских депутатов, Толмачева, о том, что необходимо привилегии купечества распространить и на мещан. Против этого заявления от имени купечества взялся возразить депутат от торговцев Рыбной слободы Попов, его речь была встречена единогласным одобрением купечества. Попов начал свою речь с того, что вспомнил заботы о купечестве «обновителя России» (Петра I – А.К.), который «прилагал отеческое попечение для приведения в цветущее состояние коммерции русского купечества». Но, продолжал Попов, к крайнему несчастию для купечества, с кончиною его Величества, оно не могло, согласно его намерениям, достигнуть желаемого им состояния. Затем Попов выразил надежду купечества на то, что государыня (Екатерина II – А.К.) не оставит этого сословия «без милостивого призрения» и даст ему способы к поправлению «бедного своего состояния» и тем избавит «от стыда перед счастливыми европейскими купцами». Купечество отягощено, а ему готовится «большее отягощение, как будто оно вовсе не нужно государству». Далее он заметил, что в особенности нужно препятствовать тому, чтобы дворяне, разночинцы и крестьяне входили в торговые занятия, которые им вовсе не свойственны».
Еще более серьезным противником А.И. Попова на заседаниях Комиссии стал князь, видный историк Михаил Михайлович Щербатов (1733 – 1790 гг.). Возражая нашему земляку, он говорил, что цены на хлеб будут умеренными, если крестьяне получат возможность самим продавать выращенный урожай.
А.И. Попов торговал хлебом в виде зерна, доставляя его водным путем в Санкт-Петербург. Для этого покупал построенные в округе деревянные суда, которые из столицы не возвращались. а разбирались там на дрова.
Весной 1771 года А.И. Попова обвинили в том, что он скупил все построенные к навигации суда и, пользуясь искусственно созданной монополией, продает их другим купцам, завышая цену.
Дело о спекуляции рыбнослободского купца разбирал сам генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга Николай Иванович Чичерин (1724 — 1782 гг.). История хранит молчание, чем закончилось это расследование. Если предположить, что А.И. Попова наказали, то ему сильно не повезло.
Н.И. Чичерин отличался своей принципиальностью. Однажды по его приказу высекли слуг очень высокопоставленных особ, в том числе дворового человека вице-канцлера России, князя А.М. Голицына (1723 – 1807 гг.). Уязвленный Голицын пожаловался на Чичерина императрице Екатерине II. Но государыня ответила, что поступила бы так же, как генерал-полицмейстер.
После кончины А.И. Попова в 1799 году дом номер 25а на улице Крестовой перешел по наследству его сыну. Лаврентий Алексеевич Попов (1761-1828 гг.) был рыбинским городским головой в 1802-1812 и в 1818-1821 годах. Торговал хлебом, имел две бумажные фабрики в Угличском уезде. За высокое качество производимой бумаги Л.А. Попова, по представлению министра внутренних дел России О.П. Козодавлева (1754-1819 гг.), наградили золотой медалью с надписью «За полезное».
Во время Отечественной войны 1812 года Л.А. Попов безвозмездно передал русской армии муки на сумму в 4138 рублей и три тысячи рублей. Это стало самым крупным пожертвованием армии того времени среди рыбинцев. За сие благотворительное деяние Л.А. Попова наградили темно-бронзовой медалью «В память Отечественной войны 1812 года». В 1814 году Лаврентия Алексеевича Попова избрали от рыбинского купечества в Санкт-Петербург для встречи Александра I, возвращавшегося из заграничного похода. В столице Л.А. Попов преподнес императору хлеб-соль на серебряном блюде и в серебряной солонке.
После Л.А. Попова династия пошла на спад. Его единственный сын Алексей скончался ранее отца. Внуки Александр и Николай вели дела уже не по первой гильдии, как предки, а только по третьей. Александр скончался от туберкулеза в 35 лет. Николай дожил до 1890 года. Потомков внуки не оставили. Сейчас лишь дом номер 25а напоминает о некогда славных купцах Поповых.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 654



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


+ пять = 10

Описание картинки