Жизнь на обочине

Его нет. Он никто, и подтвердить его наличие в этом мире на сегодняшний день не может даже сам Господь Бог. Только потому, что у него нет ни единого документа, который бы позволил хоть как-то установить его личность, а значит, и подтвердить его существование. А, как говорил главный герой известной булгаковской повести, «человеку без документов строго воспрещается существовать». Хотя,… похоже, что герой нашей публикации не очень-то и стремится получить заветное право на обычную жизнь.

 

Ему никто не хочет помочь!
— Уважаемые представители медицинских учреждений Рыбинска! Обращаюсь к вам, так как нашими силами этого не сделать. Мы писали раньше и освещали через СМИ, в частности через ОРТ, о жизни Виктора Сергеевича Филиппова, участника войны в Афганистане. Ему 65 лет, никто не хочет ему помочь: ни представители фонда афганцев, ни одна госструктура. Мы не можем за ним ухаживать, просим определить его в дом престарелых, в социальную палату, в сестринский уход. Ему нужны лечение и уход. Я не в силах ему помочь, только еда не поможет ему. Молитвенно прошу вас помочь Филиппову Виктору Сергеевичу с определением его в медучреждение. Спаси Господи, — этот крик души на днях разместил на своей странице в соцсети ВКонтакте руководитель рыбинского благотворительного фонда социальной помощи малоимущим и бездомным людям «Дари добро» Иосиф Шубладзе.
Читать равнодушно эти строки нормальный человек не сможет. Не смогла остаться равнодушной и я. Но чем дальше я погружалась в эту историю, чем больше получала информации из различных источников, тем сильнее становилось разочарование.
Кандагар, ранения и «темные пятна»

В далеком 1984 году швейных дел мастер Виктор Филиппов (так он себя называет – прим.авт.) ушел добровольцем на афганскую войну. Четыре года, со слов теперь уже пожилого мужчины, он воевал в Кандагаре, получил три ранения, контузию, но выжил! Выжил для того, чтобы вернуться в родной Душанбе, где его на тот момент ждала семья. Дальше его жизнь — довольно темная история, о которой сам «бывший афганец» говорить не хочет. Известно одно, что по каким-то неведомым причинам его семья в итоге просто выбросила его на обочину своей жизни. Но это произошло уже в нашем с вами городе на Волге – Рыбинске.
— Семья у меня есть, дети, внучка есть даже. Но я приехал… Мы с ней (с женой – прим.авт.) разругались. Она получила хорошую трехкомнатную квартиру, а меня «побоку», — обрывками фраз, которые ему явно тяжело даются, попытался рассказать свою историю журналисту ОРТ Виктор.
Когда семья от него отказалась, Виктор несколько лет жил у друзей. Много пил. Пенсии у него нет и, с его слов, никогда не было. Как он объяснил журналисту телеканала, «документов надо было собирать слишком много. Не стал…»
Помочь готовы, пока никто не обращался
О печальной судьбе рыбинского бездомного «афганца» в социальных службах города не слышали. Только потому, что никто к ним за помощью не обращался.
Вот что нам рассказали в департаменте соцзащиты населения администрации Рыбинска:
— Мужчине необходимо прийти в наш департамент. Если бы он обратился, то получил бы продуктовый паек и адресную помощь на оформление документов. Конечно, если он не обращался и не заявлял, что ему нужно помочь восстановить паспорт, то никто вместо него этого делать не будет.
Рыбинские медики тоже помочь не отказываются. Вот только жить в больнице нельзя.
— Если человек действительно в тяжелом состоянии и ему нужна помощь медиков, то непонятно, почему господин Шубладзе не вызывает скорую помощь. Во-первых, медики скорой оценят состояние больного, диагностируют и, если будет необходима госпитализация, отвезут в больницу и госпитализируют в палату сестринского ухода. Человеку окажут помощь, пролечат и, через 10 дней выпишут. В больнице же жить нельзя! – прокомментировала эксперт комитета по организации первичной медико-санитарной и скорой медицинской помощи департамента здравоохранения и фармации Ярославской области Ирина Барышева.
Отметим, что все вышесказанное возможно, если человеку нужна экстренная медицинская помощь.
— Конечно, если ему нужно пройти просто плановое лечение, то без паспорта его не примет ни одна больница. Мужчине нужно сначала обратиться в соцслужбы и получить помощь в восстановлении паспорта, — говорит Ирина Леонидовна.
Хотя, как оказалось, наш герой уже жил в больнице. Долго и без паспорта.
Жил не тужил, никуда не ходил
Ведь попал он в приют Иосифа Шубладзе именно из больницы. Почти полгода Виктор Филиппов провел в отделении сестринского ухода горбольницы №3.
— Он поступил к нам на скорой помощи. Жил всю зиму, весну. Мы его одели в вещи, которые жертвуют люди церкви. Он был ходячий и в здравом уме, — рассказали медики отделения.
Никто человека в никуда по холоду не выгонял. Но жить вечно в палате сестринского ухода все же нельзя. А потому попробовали сначала сердобольные сестрички устроить своего подопечного в монастырский приход:
— Мы пытались его устроить жить при монастыре за Пошехоньем. Взяли благословение Владыки, отправили Виктора туда. Но… не прижился он там. Сказал, что не хочет жить по уставу монастыря. Мы его забрали оттуда и отправили в приют к Шубладзе… Восстановить документы он даже не пытался. Для него главное, чтобы был сыт и одет. Больше ему ничего не надо. Скорее всего, у него и российского гражданства нет. Он из Душанбе приехал, — рассказали нам в отделении.
За все время, пока Виктор жил в больнице, к нему ни разу никто не пришел. Хотя все знают, что у него в Рыбинске живет семья – жена, дети и даже внуки.
— Жена у него здесь. То ли на Судоверфи, то ли на Мехзаводе где-то. Но никто ни разу не поинтересовался его судьбой. Держать его дольше мы не могли. Он говорил нам, что может работать, что шил рукавицы на швейной машине. Но где тут ему в больнице швейное производство открыть? Да и рукавицы нам ни к чему, — говорят в больнице.
Афганцы «к бою» готовы

Почему же афганцы, которые всегда славились своим единством и законом прикрывать спину друга, отказались помогать Виктору Филиппову? С этим вопросом мы обратились к председателю правления Ярославской региональной общественной организации ветеранов боевых действий «Доблесть, Отвага и Честь» Валерию Кузнецову. Оказалось, афганцы «к бою» готовы и вовсе не отказывались помочь человеку.

— Любой человек имеет первоначальный документ – общегражданский паспорт. Исходя из этого, он может себя позиционировать. Мы встречались с этим человеком, который сказал, что якобы служил в 201-й мотострелковой дивизии на территории Кандагара. Так вот эта дивизия никогда не присутствовала на этой территории. Она прикрывала ввод советских войск и обеспечивала их сопровождение на северо-востоке Афганистана. А Кандагар — это самый крутой юг Афганистана. Но это уже другой вопрос. Чтобы нам проверить статус этого человека, установить факт его службы в Афганистане, нужен хотя бы один документ, подтверждающий его личность. Ведь сейчас нечем даже подтвердить личность человека и то, что он является гражданином Российской Федерации. Действительно ли он тот, кем себя называет. Нет документа, на основании которого я мог бы отправить запрос в Минобороны. Мы договорились с Шубладзе, что он займется восстановлением паспорта своего подопечного. И как только будет паспорт или какой-либо документ, подтверждающий его фамилию, имя и отчество, вступает «в бой» афганское сообщество. А пока говорить, что он афганец и мы его бросили, – это неправильно, — закончил свой доклад Валерий Юрьевич.
Вот такая история одного из миллионов тех людей, которые оказались на обочине жизни. И, вроде бы, никто не отказывается помочь. Только нужно сделать первый шаг навстречу себе самому. Ведь не зря же говорится: под лежачий камень вода не течет…

Елена КИРЕЕВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 549
СМОТРЕТЬ ВСЕ


ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • И чего теперь? Пристроили то в больницу мужика или нет???...

КОММЕНТАРИИ К НОВОСТИ:

  • турист 14.07.2016 в

    И чего теперь? Пристроили то в больницу мужика или нет???

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− 4 = один

Описание картинки