Разделенные границей

Пятый год Анна Дроздова с сыном и дочерью живут в Рыбинске, а ее муж на Украине. Супруг в силу обстоятельств не может приехать к семье. Для жены возвращение в родной город Кременная на Луганщине может обернуться арестом. Служба безопасности Украины сочла школьную учительницу опасной для общества.

От Волги веет покоем

Анна Витальевна любит прогуливаться по Волжской набережной. Ей здесь понравилось с первых же дней пребывания в Рыбинске, куда она с сыном Володей и дочерью Юлей приехала летом 2014 года. Красиво. Спокойно. Замершие на постаментах возле «Огня Славы» самоходка и зенитка не стреляют.

Город Кременная, что в сотне километров от областного центра Луганска, миновала горькая чаша боев за Донбасс. Солдаты ВСУ и бойцы нацгвардии прошли его походным маршем. Ополченцы ушли за Северский Донец, использовав водную преграду для обороны. Река стала линией фронта.

Но мирной жизнь в Кременной можно было назвать с натяжкой. Весной 2014 года в городе появились блокпосты. Силовики ограничили движение автотранспорта и даже запретили ездить школьному автобусу. Люди рассказывали, что проходивших через блокпост заставляли поднимать руки вверх, тыкали в спины автоматами.

На семейном совете в июне 2014-го под отзвуки канонады, доносившиеся из-под городов Красный Лиман и Рубежное (они в получасе езды от Кременной), решили, что Анна с детьми уедет в Россию, остановятся у родственницы в подмосковном Королеве.
Анна работала учителем в средней школе. Долгий учительский отпуск позволил сделать так, что сборы и отъезд прошли незаметно для окружающих.

Муж Юрий остался дома. Ему нужно было ухаживать за тяжелобольной матерью. К тому же кто-то должен был присматривать за хозяйством — ведь не бросишь просто так.
Они надеялись, что разлука не затянется надолго. Надежду на скорое возвращение давали Минские соглашения. Минули четыре года. Нет сейчас войны на Донбассе. Но мира тоже нет. После убийства главы ДНР Александра Захарченко остается только надеяться, чтобы затянувшееся перемирие не сменилось боевыми действиями.

Рыбинцы покорили сердечностью

В Рыбинске Анна с детьми оказалась по воле случая. В Королеве они нашли приют, гостей не гнали. Но жить впятером в однокомнатной квартире было непросто.
Анна читала объявления в газетах и в интернете, подыскивала варианты, куда отправиться с детьми дальше.

— В Москве я оказалась у Ярославского вокзала. Еще подумала, почему бы нам не поехать в Ярославль. Нашла в интернете координаты миграционной службы в Ярославле, созвонилась с сотрудниками, — вспоминает женщина.

Организованно группы вынужденных переселенцев с Донбасса стали прибывать в Ярославскую область в июле — августе 2014 года. Анна оказалась у нас «самоходом» еще до того, как была принята государственная программа по размещению вынужденных переселенцев с Украины в российских регионах.

Она по-доброму вспоминает сотрудника администрации города Рыбинска Константина Ветрова, ответственного за работу с переселенцами, прибывшими из Донецкой и Луганской областей. В подавляющем большинстве это были люди с территорий, где шли боевые действия. Формально Анна не подходила под категорию вынужденных переселенцев, однако Константин, выслушав ее историю, не стал рассуждать о том, подходит или не подходит она под критерии. Первым делом он помог ей и детям с комнатой в общежитии в микрорайоне Волжский.

В городском департаменте образования ей предложили список вакансий, Анна Витальевна выбрала среднюю школу № 5. Она стала там работать учителем английского языка, как и в школе в Кременной. В этой же рыбинской школе ее дочь Юля пошла в четвертый класс. Сын Владимир устроился на завод.

Чужая среди своих

Анне хотелось бы назвать поименно всех рыбинцев, которые помогли ее семье в трудное время. Особенно она благодарна жителю Рыбинска Леониду, который предоставил ей квартиру для проживания. Он же помог ей и ее детям решить вопросы с медицинскими обследованиями в Ярославле для получения документов о временном проживании на территории России.

Анна эффектно смотрится на фото в своем новом паспорте. Постаралась, чтобы снимок получился как на праздник. Вот только на украинских пограничников, а тем более сотрудников СБУ, российский паспорт бывшей украинской гражданки, скорее всего, произведет эффект красной тряпки на быка. На родине ее зачислили в стан врагов государства.

Анна узнала об этом при страшных обстоятельствах. Ее сын Володя поехал проведать отца и был задержан в Кременной сотрудниками СБУ. Они допытывались у молодого человека, где находится его мать. Об этом же люди из органов безопасности несколько раз допытывались у ее мужа.

В конце концов Владимира отпустили. Он благополучно вернулся домой.
А дом теперь у него, у его мамы и сестры в Рыбинске. В Кременной некогда свои люди стали для них чужими.

Анна рассказывает, как горько было узнать, что в средней школе в Кременной, где она много лет отработала, ее имя поливали грязью, в том числе на школьных линейках в присутствии учащихся. Педагог считает, что травлю организовал руководитель городского отдела образования, выслуживаясь таким образом перед новой властью.
Но почему вдруг ею, простой учительницей, заинтересовались в СБУ?

Она и до майдана 2014 года старалась не обсуждать политические темы, а после того, как на Украине установилась новая власть, следила за каждым словом. Анна весьма аккуратно общается с оставшимися в Кременной мужем и друзьями через интернет. Мучительно перебирает в голове и не может взять в толк, что в ее электронной переписке не понравилось сотрудникам СБУ? Но факт остается фактом — в случае ее приезда в гости на родину встречи с ними ей не избежать.

По обе стороны стены

В сентябре 2014 года тогдашний украинский премьер-министр Арсений Яценюк озвучил проект «Стена», который предусматривал создание к концу 2018 года системы оборонительных сооружений на всем протяжении украинско-российской границы, а это 2400 километров. Спустя четыре года «Европейский вал» — так пафосно окрестил свой проект сам Яценюк — представляет ров протяженностью несколько десятков километров с зеленой металлической сеткой. Даже для зайцев это не преграда.

А вот между людьми удалось создать невидимую стену. Анна Витальевна упирается в нее, пытаясь решать насущные проблемы.

— Знали бы вы, каких мучений мне стоило получить пенсию по выслуге лет, — говорит она.

Чтобы оформить выплаты, ей понадобились справки с места работы на Украине. После многочисленных запросов ей прислали из Кременной документы. В управлении ПФР в Рыбинске только руками развели, получив эти «филькины грамоты». Пришлось мужу Юрию ходить по инстанциям, просить соответствующие справки. Добился — необходимые документы отправили в Рыбинск.

Анне хотелось, чтобы муж приехал к семье в Рыбинск в свою квартиру, а не на съемную. Она пыталась оформить ипотеку на жилье, но в банках, куда она обращалась, настаивали, чтобы при оформлении договора муж лично расписался в документах.

Юрий не может приехать в Рыбинск — смерть матери, нервотрепка, допросы СБУ подорвали здоровье главы семейства. Анна с детьми не может приехать к нему.

— Хоть в Европейский суд по правам человека обращайся, — рассуждает она.
Анна решила обратиться в общественную приемную губернатора Ярославской области в Рыбинске. Там ведут прием депутаты Государственной Думы и Совета Федерации России. Быть может, они скорее ей помогут в решении накопившихся проблем.

Александр Сысоев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 984



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.