Деревенская простота Русского Севера

16 мая в фотогалерее «Криста» встречали гостя из столицы. Им стал московский фотограф, член фотоклуба «Новатор», участник и призер различных выставок и конкурсов художественной фотографии в России и за рубежом Александр Фурсов. В Рыбинске он показал уникальные снимки, сделанные в отдаленных уголках Русского Севера. На это стоит посмотреть.

На выставке, которую организовал в Рыбинске московский фотограф Александр Фурсов, — пейзажи, архитектура, нестандартные натюрморты и портреты пожилых сельчан. Рассматривая работы мастера, взгляд остановился на одной из них. Веселая бабушка, которая сидит на лавочке и вяжет веники, сразу чем-то меня зацепила. То ли мастерством фотографа, которому удалось поймать отличный кадр, то ли душевностью самой героини. В веселом пожилом лице захотелось разглядеть каждую морщинку.

— Александр, у любой ведь фотографии есть своя история? — спрашиваю фотографа.

— У каждой! — твердо соглашается Александр Фурсов.

— А у этой? — подвожу фотографа к понравившейся мне фотографии под названием «Фирменный веник бабки Ульяны» и понимаю, что он доволен моим выбором.

— Да, это замечательная бабушка. Я просто шел мимо, снимать не собирался. Смотрю, сидит на лавочке такая бабулька, вяжет веники. А по улице катается внук на трехколесном велосипеде. Я остановился, наблюдаю. Она постоянно отвлекается от дела и кричит ему: «Куда поехал, вернись быстро…»  Так эмоционально она это делала. Я постоял, постоял и спросил, можно ли ее пофотографировать. Она дала добро, — улыбается Александр Фурсов. — Вот есть просто гримасы, а есть вот такие непроизвольные выражения лица. Она не позировала, а просто занималась своим делом и приглядывала за внуком. И когда она обращалась к нему, я ловил эти моменты. Потом вышла соседка, обеспокоенная тем, что чужой человек пристал к бабушке. Но она познакомилась со мной, и опасения исчезли.

Так  бабка Ульяна, именно так зовут героиню снимка, покорила сначала фотографа, а теперь и меня. Жаль, что на этой выставке был представлен лишь один снимок из той фотосессии.

— Мои самые любимые модели — смешливые бабульки. Эта как раз такая, — говорит Александр Фурсов. — Я стараюсь, чтобы на фото было все и никаких дополнительных слов не требовалось. Пишу лишь про то, что в рамки портрета не входит.

Несмотря на то, что автор сам себя портретистом не считает, большая часть привезенной в Рыбинск выставки — изображения людей.

В Рыбинск Александр Фурсов привез лишь малую часть фотографий — 61 снимок из альбома «Северная сторона». Выбрать работы для выставки для мастера фотографии было непросто. По словам Александра, в этом деле важна каждая мелочь, поэтому и размещением фотографий в рыбинском зале он занимался лично.

— Выставку каждый раз подбираешь по залу. Смотришь, выстраиваешь логические блоки. Это должна быть какая-то история, со знаковыми вещами, а не просто повешенные на стену фотографии, — считает Александр Фурсов.

Альбом «Северная сторона» хранит в себе более 150 фотографий. Его созданию фотограф посвятил четверть века, проехав Карелию, Вологодскую, Архангельскую, Мурманскую области. Одна из первых работ сделана в 1984 году, последняя — в 2013-м.

— Это не полярный Север, где другая культура, это наш русский человек, который осваивал эти территории. Чтобы понять, что такое Русский Север, в него надо вжиться. С налету ничего не получится. Во-первых, если выскакиваешь с огромным объективом из кустов, народ бросается врассыпную. Не надо людей пугать, их надо приучить к себе. Надо с ними пожить, пообщаться, спросить, какой урожай картошки они собрали. И когда они к тебе привыкают, начинают по-другому относиться, — рассказывает Александр Фурсов. — Северяне — открытый народ. Приезжаешь в какую-нибудь глухую деревню, где всего семь-восемь жилых домов. Там живут старики, как правило, одинокие. Они никогда не отказывают в приюте. Как только заселился, автоматически становишься своим. Подход к людям я находил просто, так же как и моделей. В деревнях место сбора жителей у колодца. Поэтому когда я останавливаюсь у какой-нибудь бабушки, говорю сразу, что за водой хожу я. Сидишь на крылечке, видишь, как какая-нибудь старушка идет с ведром к колодцу, хватаешь свое пустое и за ней. Пока идем, завязывается разговор, который заканчивается фотосъемкой.

Уникальность фотографий Александра Фурсова заключается не только в том, что они сделаны в малоизвестных деревнях и селах, но и в технологии их создания. Все фотографии выполнены в технике серебряной печати.

— Фотографии сняты на черно-белую пленку. И я бы сказал, что это не просто классическая, а скорее академическая фотография. Практически все фотографии сделаны в технике бром-серебряной печати. Ванночки, проявитель, фиксаж, промывки, работа над каждым снимком — это непросто. Напечатать тираж, чтобы он был почти одинаковый, нереально. Здесь каждая фотография индивидуальна. То, что здесь сегодня видят присутствующие, практически музейные вещи, — рассказывает Александр Фурсов.

Этому фотограф научился в фотоклубе «Новатор», в который пришел в восьмидесятые годы. Технарь по специальности и увлеченный геолог тогда решился попробовать себя в новом амплуа.

— Мои родители геологи, и я всю жизнь путешествовал с экспедициями. Брал с собой фотоаппарат и снимал. Сначала просто снимал, что видел, потом понял, что через это можно себя как-то проявлять, и стал фотографировать осмысленно. Был у отца друг-фотолюбитель, и когда он приходил в гости, то они показывали фотографии друг другу. Как-то раз он попросил меня показать свои слайды. Он удивился и сказал, что мне надо заниматься фотографией, — вспоминает фотограф.

Всерьез эти слова 20-летний молодой человек тогда не воспринял. Но спустя какое-то время задумался.

—Когда человек готов подняться на новый уровень, открыть для себя новую дверь, появляется человек, который эту дверь открывает. У меня именно так и получилось. Мы поехали в 1980 году в экспедицию на Камчатку, и оказалось, что к нашей геологической присоединилась группа, которая занимается фотодокументацией геологических выработок. Их было двое, в том числе фотограф, с которым мы сразу сдружились. Он уже являлся членом клуба «Новатор». Когда я туда попал, понял, что это мое, — рассказывает Александр. — В основном там были те, кто называл себя фотолюбителем, но на самом деле это были люди такой квалификации, которые могли дать фору многим профессионалам. В основном это техническая интеллигенция, ученые, немного гуманитариев и совсем мало журналистов.

Несмотря на огромный багаж опыта за плечами, фотография для Александра Фурсова по-прежнему остается загадкой.

— Секретов удачного снимка нет. Ты работаешь, работаешь и наконец получается. Редко бывает так, что едешь со съемки и знаешь, что сегодня везешь домой шедевр. Это случается всего лишь один или два раза в год. Когда человек снимает камерой с пленкой, в  момент съемки он не видит, что попало в объектив. Только потом, когда проявляешь, видишь, что вроде бы это не снимал, а оно есть. Это некий момент неожиданности. Фотография — это вообще чудо. Это очень интересно, — говорит фотограф Александр Фурсов.

Алена Языкова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.