Домой Общество 100 воплощений рыбинского дудочника

100 воплощений рыбинского дудочника

0

Считаете, что корзинки и лапти уже не актуальны? Ошибаетесь. Плетеные игрушечки рыбинского мастера Владимира Драчева сегодня становятся и домашними украшениями, и спутницами грибников, а то и на сцену попадают!

А дудочки… дудочки звучат!

Морозный воздух ответил эхом

С чего началось увлечение дудочками?

— В детстве кто-то рассказал мне, как из ивовой палочки можно сделать свисток, – вспоминает Владимир. — Много лет прошло, прежде чем я решил это дело вспомнить — и не получилось. Полез в интернет и загорелся идеей создания дудочки. Просверлил сквозную дырку в палке — это, кстати, не так просто, нужно длинное сверло, чтобы из одного конца палки точно через центр попасть в другой. Сделал отверстия для пальцев как попало, без науки. И зазвучала дудочка. Играю на ней до сих пор.

Со временем Владимир освоил программы для настройки инструментов и начал заниматься изготовлением дудок, затем перешел на окарины. Но не актуальны теперь такие изделия.

Встретить Владимира можно на Красной площади в День города – среди целого вороха корзин, лаптей, картузов, шляп и прочих «плетенок». И дудочек, конечно. Причем ни одной похожей вещицы там не было – можно подумать, что их не один мастер делал, а сразу несколько.

— А может это я не один человек? — задается вопросом мой собеседник. — Может, все это создавали разные мои воплощения?

Владимир ничего не сочиняет, все его музыкальные записи, как он считает, даже импровизацией не назовешь. Играет сам себе, пока кашеварит.

— Мелодии рождаются спонтанно, я их записываю на компьютер, потом обрабатываю — вот и все. Иногда пытаюсь что-то определенное сделать, допустим, чтобы было побольше эха и получался какой-то Pink Floyd.

Свои дудочки Владимир дарит друзьям, и профессиональные музыканты тоже любят его изделия.

— У меня есть сделанные Владимиром Драчевым две свирели, две деревянные окарины и двойная продольная флейта из трубок ПВХ. Использование этих инструментов всегда вызывает большой интерес аудитории — и взрослой, и детской, — рассказал нам музыкант Владимир Хробыстов.

Корзинки, полные секретов

— Плести меня научил Юрий Владимирович Романов, известный рыбинский мастер, — вспоминает Владимир. — Уже после первого занятия я побежал за лозой, и сразу что-то получилось.

Плетет Владимир не только из лозы, но и из коры.

— Кора – материал очень интересный, — считает мастер. — Она похожа на бересту, не ломается при плетении, и запах у коры приятный. А изделия получаются очень красивые… нет, даже не так — они отличаются от всего другого, что можно плести. Но есть особенность: после высыхания кора изменяется в размерах, и в изделии появляются дырочки. По той же причине, когда плетешь корзину из неочищенной лозы, нужно дать изделию высохнуть, а потом уплотнить изделие. Так что по сравнению с белой лозой технология в одном месте упрощается, в другом усложняется. Вот наплел! — смеется мастер.

А палки, остающиеся после снятия коры, тоже идут в дело — из них Владимир мастерит самобытную мебель.

Вы спросите: а как же ивушки, не приносит ли им вреда заготовка лозы? Отвечаем: нисколько.

— Самая лучшая лоза растет на речках, где ее бобры грызут, и под линиями электропередач, где кусты обрезают электрики, — объясняет Владимир. — То есть это в любом случае обреченная лоза. Природе никакого вреда нет, наоборот — после обрезки кусты начинают давать новые побеги.

Однажды мастер попробовал плести из тетрапаков.

— Это то же самое, что кора или береста, только ненатуральный материал. Бересту заготавливать не очень-то охота — деревья портить придется. Коры ивовой зимой нет. Поэтому взялся за тетрапаки. Кому-то такие изделия даже интересней кажутся.

Владимир стал участником акций РСО от группы РыбинскЭкоЛайфхак и провел несколько мастер-классов по плетению из тетрапаков.

— Но долговечности у таких изделий нет, в итоге все равно попадут на помойку. Поэтому занимаюсь ими все меньше и меньше.

Приезжайте к нам в Козицино!

Здесь воздух чистый, на свалку никто ничего не выбрасывает — и она зарастает потихоньку. А звери и птицы готовы дать интервью в ближайших зарослях. Здесь находит Владимир материал для своих изделий и темы для ночных размышлений.

— Однажды не спалось мне ночью, взял карандаш, бумагу и начал записывать. Сначала про детство — как собирались бабушки на лавочке в проулке, как общались соседи в ожидании машины-«мусорки». Сейчас этого нет. Или вот про грибы, например. Бабушка водила нас в лес за грибами. Мы собирали их, дома чистили, все очистки собирали в корзинку, и в следующий раз, когда шли по грибы, мы эту корзинку брали с собой и высыпали в лесу, чтобы однажды на этом месте опять грибы выросли. Я иногда шучу, что грибов в лесу не стало оттого, что мы очистки выбрасываем где попало. Кстати, в интернете я про такой обычай ничего не нашел. Надо самим писать, — в шутку говорит Владимир.

Но все серьезно — и он пишет. Изучает свою родословную, ищет сведения, связанные с местами обитания предков. И ведет группу «Мастерская Козицино», в которой рассказывает обо всем этом, делится секретами мастерства и выкладывает фотографии — как у них там, вдали от города живется, в деревне Козицино, где можно невзначай столкнуться с лисичкой или кроншнепом. И хотя писательство свое Владимир пока считает дилетантством, главное — сохранить эти бесценные памятки для людей.

А однажды Владимир взял и организовал «квартирник».

— Есть такой ижевский музыкант, Сергей Ищенко, мой двоюродный брат, мы его давно приглашали в Рыбинск. А в тот раз ему было по пути в рамках тура — и вот 16 апреля прошлого года мы решили сделать «квартирник». По счастливому стечению обстоятельств к Сергею присоединилась Умка (Анна Герасимова, известный российский автор-исполнитель), и получился совместный квартирный концерт. Местом проведения выбрали мою квартиру, и хотя опыта подобного у меня не было, все получилось замечательно. Увидеть музыкантов с очень близко- го расстояния — это многого стоит.

Но на все идеи времени не хватает.

— Я вот думаю: что такое нужда? Нужда – это когда нет времени, когда нужно что-то делать постоянно, находиться в движении, а на самое важное времени не хватает.

Как же быстро пролетела наша беседа — а столько еще хотелось обсудить! Поговорить о Рыбинске, о старинных названиях и новой музыке, о прошлом, которое Владимир вплетает в свои рассказы, о настоящем, которое заплетает в тугие косы из лозы. Значит, однажды мы все снова встретимся — там, у «врат зари», где поет звонкая дудочка.

Наталья СИДЕЛЬНИКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.