Домой АРХИВ Горячее сердце, холодный ум: честная история рыбинской медсестры

Горячее сердце, холодный ум: честная история рыбинской медсестры

0

Их не встречают фанфарами, их труд незаметен, а зарплаты скромны. 12 мая — Международный день медицинской сестры. Имена этих замечательных женщин не мелькают в заголовках СМИ. И мы решили в честь праздника нарушить традицию, взяв интервью у самой обычной рыбинской медсестры, Киры Вадимовны Смирновой. 

Чтобы помогать людям

Кира с детства мечтала стать врачом.

— Хотела работать хирургом, но так получилось, что стала медсестрой, — вспоминает девушка. — Нервы у меня крепкие, крови не боюсь, и ко всем прочим вещам, с которыми приходится сталкиваться медикам, отношусь спокойно. В какой области медицины буду работать, я для себя не определяла, просто хотела получить медицинское образование, чтобы помогать людям.

Училась Кира в Рыбинском медицинском колледже. Затем была практика.

— Большой объем работы был у меня в больнице имени Пирогова, особенно в терапии, поскольку в нее включены разные системы органов и заболеваний. Поэтому практика там очень мне понравилась. По физическим и неврологическим заболеваниям мы проходили практику в Рыбинском психоневрологическом интернате на Гагарина. Там я работала и с детишками, и со взрослыми, проводила для них занятия по физкультуре. Мы с ними прыгали и бегали — конечно, кто как может, ведь там есть пациенты и с ДЦП, и со многими другими проблемами.

Медсестре тяжело работать и с обычными людьми, а там… К каждому нужен свой подход. Но со временем Кира привыкла.

— Например, там я познакомилась с одним парнем, ему было на тот момент 23 года. У него умственная отсталость, но я общалась с ним, как с обычным человеком, точно так же, как общалась бы с любым прохожим на улице.

3 года практики и тысячи пациентов

Закончив колледж, Кира отправилась в рыбинскую поликлинику имени Семашко. Она просто пришла к главной медсестре и сказала: «Мне нужна работа!» И поскольку медсестры нужны везде, Киру сразу же приняли в штат. Был у молодой медсестры поначалу легкий «мандраж» — сумеет ли влиться в новый коллектив? А перспектива работать у онколога Киру ничуть не обескуражила.

— Меня отдали под начало Александра Петровича Соколова, — вспоминает Кира. — И вот уже почти три года я тружусь с ним, совмещая работу с урологом. Медсестер не хватает, поэтому мы работаем одна за всех, все за одну, — смеется Кира.

Она порой ловит себя на мысли: как быстро летит время! Три года промчались незаметно.

— Все познавала на практике. Сейчас даже пациенты говорят, что я изменилась, — признается Кира. — Повысился профессионализм. Раньше не могла что-то распечатать, неуверенно отвечала на вопросы, а сейчас все получается само собой. Пациентов уже многих по фамилиям знаю, даже созваниваюсь с некоторыми.

Сложно ли работать с онкологом в психологическом плане?

— Знаете, как говорится: «Горячее сердце, холодный ум». Я стараюсь, внимательно слушая пациента, не проникаться этим сама. Нельзя слишком пропускать через себя горе и проблемы других людей, иначе как профессионал ты быстро «выгоришь». На каком-то тонком энергетическом уровне это все фильтруется. Иначе впитаешь много ненужных эмоций, как губка, и все это отразится на твоем же здоровье. А медикам болеть нельзя!

Делаю все, что могу

В целом работа медсестры в поликлинике вовсе не так трудна, считает Кира.

— Больше всего «напрягает» меня работа с документацией и многочисленные отчеты. В самой работе медсестры, как об этом думают люди, ничего сложного нет, во всяком случае, для меня. Главное поговорить с пациентом, объяснить, как пройти то или иное обследование, это не сложно. А вот оформление документов влияет на стрессоустойчивость, происходит профессиональное выгорание. Со временем я заметила, что после планерок, когда тебя отчитывают за то, что не успела вовремя сдать какой-то отчет, трудно общаться с пациентами спокойно. Но я стараюсь. За три года у меня не было случая, чтобы я конфликтовала с людьми.

Сложности начинаются при выдаче пациентам талонов на анализы, обследования. И здесь Кира старается максимально удобно составить график, чтобы можно было все пройти в один день.

— У нас на учете состоят пациенты, у которых серьезные проблемы, поэтому я стараюсь максимально облегчить им хотя бы прохождение этапов обследований, сбор документов для установления инвалидности и прочего.

В поликлинике Семашко постоянно совершенствуется система работы с пациентами, и таких очередей, как три года назад, к онкологу сейчас нет.

— Не зря же у нас проводят модернизацию, оптимизацию, это все не просто так, — объясняет Кира. — Особенно фельдшеры, они у нас вообще молодцы. А еще у нас много медиков советской закалки: они не привыкли работать с документами, они привыкли работать с человеком. Они соблюдают понятия медицинской этиологии и деонтологии. Умеют аккуратно общаться с родственниками пациентов.

Кроме работы с больными, на плечах медиков лежит множество бумажной работы.

— Документация очень жестко проверяется, вплоть до каждой циферки и запятой, — говорит Кира. — Когда составляешь эти многочисленные отчеты, возникает ощущение, что ты диссертацию пишешь по пациенту. А еще сложно бывает справиться с потоком людей. Объяснить человеку, что, помимо него, еще есть и другие. И их очень много, а нас совсем мало. Конкретно на меня и моего врача на этот год приходится 1374 пациента, состоящих на учете. Я уже молчу про эндокринологию, урологию, неврологию… По кардиологии еще хуже, а терапия? Но в целом справляемся. Мы ковидную волну выдержали, а на обычном потоке, думаю, тем более справимся. С людьми приятно работать.

А еще она танцует!

— Как я отдыхаю? Да поспать бы… — признается Кира.

Первое время, возвращаясь с работы, она просто спала. Сейчас уже вписалась в новый ритм, а усталость снимает танцами!

— Хожу на бачату и реггетон — это расслабляет. Особенно после тяжелого рабочего дня. Во время занятий думаешь о том плохом, что было на работе, и выпускаешь все это вместе с физической энергией. Люблю просто погулять по городу — после такого количества народу, какое бывает у нас в больнице, хочется побыть одной. А еще несколько лет занимаюсь йогой.

Кроме того, Кира — визажист. Хотя это, скорее, хобби, а не работа.

— Делаю макияж, брови. Женщина должна следить за внешностью, — считает Кира. — Плохо, когда об этом забываешь. Вот весна пришла, девчонки наряжаются. А я просто расчешусь да пойду на работу. Это плохо. Это даже хуже, чем наоборот, когда слишком много внимания уделяешь своей внешности.

Вот так она и живет, обычная, но незаменимая, уверенная в себе медсестра. И вдохновившись танцем, на следующий день Кира отправляется на работу, чтобы сказать пациентам добрые слова.

— А иногда выгляну из кабинета, спрошу: «Есть кто к онкологу?» А мне отвечают: «Нет никого». И я радуюсь: слава Богу, что никого.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.