ДОМ БЕНДТА

В 1852 году на месте современного дома номер 63 на улице Крестовой стоял деревянный одноэтажный дом, принадлежавший наследникам купца А.Т. Зубова.

{image1} В 1860 году дом купил купец С.А. Жеребцов, снес его и на этом месте построил двухэтажный кирпичный дом, сохранившийся до настоящего времени.
В 1899 году дом стал собственностью личного дворянина Юлия Владимировича Бендта (1860 – 1921). Личное дворянство присваивалось гражданским лицам и не передавалось по наследству. Но дети личных дворян становились почетными гражданами.
Ю.В. Бендт родился в Новгороде. Окончил Императорский Московский университет (ныне МГУ имени Ломоносова), получил звание провизора (аптечного работника высшей квалификации). Провизор имел право на самостоятельную фармацевтическую деятельность и управление аптекой.
В 1888 году Ю.В. Бендт приехал на жительство в Рыбинск и перевел сюда завод минеральных и фруктовых вод, основанный его отцом в 1866 году в Мологском уезде Ярославской губернии.
Когда Ю.В. Бендт купил дом номер 63 на Крестовой, то разместил завод в двухэтажном флигеле во дворе. Это здание из красного кирпича также сохранилось и ныне.
Продукция завода была высочайшего качества, славилась по всему Поволжью.
Рекламируя продукцию, владелец завода писал:
«Воды минеральныя, фруктовыя и ягодныя завода Ю.В. Бендтъ в Рыбинске. Приготовляются на дистиллированной воде, на лучшем рафинадном сахаре, безъ всякихъ красокъ, искусственныхъ эссенций и тому подобныхъ вредныхъ примесей».
В 1895-1917 годах Ю.В. Бендт являлся гласным (депутатом) Рыбинской городской думы. В Думе он работал в комиссии по народному здравию. Ю.В. Бендт был также членом Рыбинского научного общества и неоднократно оказывал Обществу финансовую помощь. {image0}
Палатки, торговавшие водами, стояли на многих улицах и площадях Рыбинска. Когда началась первая Мировая война, некоторые рыбинцы, предположив, что Ю.В. Бендт по национальности немец, потребовали, чтобы с палаток сняли вывески. Тогда Юлий Владимирович направил в газету «Вестник Рыбинской биржи» письмо-опровержение:
«Покорнейше прошу редакцию «Вестник Рыбинской Биржи» поместить в ближайшем номере издаваемой ею газеты следующее: в субботу вечером несколько лиц на Ярморочной площади потребовали снять вывески с палаток, торгующих водами фирмы, принадлежащей Ю.В. Бендт, почему я нахожусь теперь вынужденным довести до всеобщего сведения, что я, владелец этой фирмы, Юлий Владимирович Бендт, есть Российский дворянин, родился в Старом Новгороде, от отца русского верноподданного, родившегося в Юрьеве, как и дед мой. Жена и дети мои православные, и весь род наш ничего с германскими немцами не имел и не имеет и ни в каком родстве с ними никогда не состоял, так как род наш происходит от шведов, живших на присоединенных землях еще Петром Великим 200 лет назад. В настоящее время два родных брата и много других ближайших родственников – все православные, и все проливают кровь свою против общего нашего врага. Вследствие изложенного я считаю крайне неосновательным приравнивание меня к германским немцам.
Примите уверение в совершеннейшем почтении. Ю. Бендт».
В 1996 году потомок Юлия Владимировича – Николай Николаевич Бендт, живший в Астрахани, послал запрос в Шведский национальный архив с просьбой разъяснить происхождение его фамилии. Ему ответили, что есть такая шведская фамилия, но редкая.
В 1917 году, в связи отсутствием сырья Ю.В. Бендт вынужденно закрыл завод. А далее наступило еще более тяжелое время.
Ю.В. Бендт был женат на женщине из мещанского сословия – Ольге Евгеньевне, урожденной Ягненковой. Супруги родили пятерых сыновей и дочь. В августе 1918 года, словно предчувствуя предстоящую акцию Красного террора, когда многих рыбинских купцов расстреляли без суда и следствия, Бендты, захватив младшего сына Виктора, бежали из Рыбинска в Полтаву.
{image2} Через некоторое время Ольга Евгеньевна вернулась в Рыбинск. В доме номер 63 уже не на улице Крестовой, а на проспекте Ленина размещалась редакция газеты «Известия Рыбинского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» (будущие «Рыбинские известия»). Ольга Евгеньевна со старшим сыном Борисом поселились в небольшой комнатке на улице Луначарского.
В 1923 году Бориса Юльевича Бендта судили за участие в Рыбинском восстании против советской власти в июле 1918 года.  Б.Ю. Бендта приговорили к пяти годам лишения свободы. Не оставили его в покое и после выхода на свободу.
В 1929 году газета «Рабочий и пахарь» (опять же будущие «Рыбинские известия») опубликовала список лиц, лишенных избирательных прав, в том числе:
«Бендт Б.Ю. как сын крупного заводчика и домовладельца, Бендт О.Е. как жена крупного заводчика и домовладельца».
Правильнее было бы назвать Ольгу Евгеньевну вдовой. Ю.В. Бендт скончался в 1921 году. Рыбинское научное общество на одном из заседаний того года почтило его память.
За Волгой, на берегу речки Старый Ерш, Бендты имели до 1918 года двухэтажную дачу. В 1923 году отдел коммунального хозяйства Рыбинского горисполкома, на балансе которого находилась дача, поселил там некоего Высоцкого. Новый квартирант немедленно приступил к расхищению дачного имущества.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 705



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


6 × пять =

Описание картинки